В меру поющий клоун

Знаменитый Дэвид Ларибле: «Своим смехом мы ломаем границы!»

10 марта 2012 в 15:29, просмотров: 2929

Ради простой истории d'amour он дергает троих прямо из зала. Ты — кронпринцесса в длинном колпаке, он — герой-любовник в средневековом берете «на плечо», третий — ревнивец-рыцарь в латах и с мечом. Но стоит каждому открыть рот — из динамиков рвется хрестоматийная оперная партия, — и весь цирк на Вернадского сползает под кресла: в кой-то веки в Москве цирковая звезда первой величины — итальянский клоун Дэвид Ларибле, золотой лауреат Монте-Карло.

В меру поющий клоун
фото: Михаил Ковалев

...Вспоминаю претензии к столичным циркам трехлетней давности: нудно, тягомотно, несмешные клоуны, нескладуха с номерами. Теперь — всё в прошлом, ныне главный герой — режиссер (в частности, идеолог Леонид Костюк и постановщик Татьяна Коханова), задающие такой дикий темп, что зритель не успевает проглотить свой поп-корн. Казалось бы, зачем за кулисами тряпочками полируют огромный черный джип? Поставить негде?

Но стоило силовому жонглеру Фахритддину Ахназарову лечь посреди манежа, как чрез него (прямо по груди) перекинули полозья, и джип с водителем и пятью длинноногими ассистентками медленно переезжает артиста... тут же — смена манежа, под давлением вмиг заливают всё водой, появляется победительница премии «Золотой Буфф—2012» Ольга Волчан с моржихой «Булочкой», набравшей под 20 000 зрительских голосов... а сверху, с импровизированной пальмы прыгают «черные ангелы» — русские кенийские акробаты под предводительством Онгака Питера Онгамо. А что творит без страховки Настя Макеева под куполом на полотнах?! Таковы сегодня реалии. Что до Ларибле, то раньше клоунами было принято лишь разбавлять «серьезные аттракционы» в качестве рекламной паузы. Дэвид же привез целый дивертисмент — он на манеже постоянно, разыгрывая с публикой сумасшедшие мини-спектакли с итальянским оперо-футбольным колоритом.

— Я так боялся, — говорит худрук цирка Леонид Костюк, — что наш зритель, в отличие от европейского, слишком зажат, боится сцены и не будет живо реагировать на команды Дэвида... по счастью, я ошибся! Ларибле — наш главный козырь, связующее звено между всеми номера программы. Мастер высочайшего класса. Мощнее его я просто не видел.

Дэвид без грима — обаятелен до нельзя, знает шесть языков, учит русский, отлично поет (в чем вы убедитесь в финале), вышел на манеж первый раз — «боже, какой цирк-то громадный!». Жаль, что выступать здесь будет всего два месяца, нарасхват по всему миру.

— Маэстро, в чем ваша клоунская философия? — спрашиваю у Ларибле. — Каким должен быть клоун?

— Клоун — это жонглер эмоций; разумеется, не только смех он должен вызывать. Куда нам без здоровой доли меланхолии? И уж точно нельзя — навязывать свои эмоции публика, «а вот в этом месте смейтесь». Нет. Когда я выхожу на манеж — достаю из себя... буквально всё. Пусть каждый берет то, что ему на данный момент близко. Веселье? Бери веселье. Грусть? Возьми грусть.

— А имеет ли значение, кто ваш зритель — взрослый или ребенок?

— Ну, конечно, настоящий клоун должен быть универсальным, умея рассмешить детей и взрослых. Тем более, так ли редко взрослые бывают детьми? Мало того, смехом надо ломать социальные и географические границы, разницы менталитетов, разницу между «простыми людьми» и интеллектуалами. «Клоуны без границ».

— А предрассудки, суеверия у вас есть?

— Нет-нет-нет... я единственный такой — без суеверий. У меня одна привычка — выкладываться по максимуму и верить в удачу, всё.

— Вы с детства мечтали быть клоуном?

— Разумеется! Причем, самым знаменитым! Если вы грезите о футболе, вы же мечтаете стать Марадонной, а не просто игроком. Без мечты — никуда. Но знали бы вы, сколько работы за этой мечтой стоит... то, что на манеже — это только верхушка айсберга. Кстати, мальчишкой ходил на выступления русского цирка, который приезжал в Италию. Олег Попов — один из моих кумиров. Никулин, Енгибаров, Карандаш... я смотрел на их работы, чтобы чему-нибудь научиться. Тогда и подумал — «вот вырасту и приеду в Россию выступать!». Для меня огромная честь быть здесь, хотя прежде русская публика видела клоунов совсем иной формы...

— Вы уже познакомились с Россией? Как она вам?

— Италию с Россией многое связывает. Мы любим покушать. Мы любим выпить. Мы любим футбол. И, конечно, оперу. Ну а Адриано Челентано — вообще наше всё.

— Вы — продолжатель династии?

— Мой дедушка был клоуном. Отец — воздушный гимнаст, причем, он не хотел, чтобы я становился клоуном. Я же сам детям указывать путь не буду: главное, чтобы они были счастливы, будучи хоть клоунами, хоть фармацевтами.

— А в обычной жизни вы, часом, не депрессивны и грустны, как часто думают о клоунах?

Да это невозможно, черт побери. Нужно иметь радость в душе, чтобы уметь рассмешить других.

— Вы когда-нибудь пожалели о выборе профессии?

— Жалею тогда, когда мне, как клоуну, платят. Шутка. А если серьезно — не жалел никогда, даже во время провалов в начале карьеры. Провал — куда лучший учитель, чем успех. Ведь успех никогда не анализируешь... Да и вообще ни о чем не жалею. Нахожусь в мире с самим собой, занимаясь любимым делом.

— Сколь важно для клоуна вовремя уйти?

— Ни что не может продолжаться вечно. Конец будет у всего. Но так приятно обернуться назад и понять, что ты что-то действительно сделал в этой жизни. Тогда можно уходить без сожаления. Пока для меня такой момент не настал. Все мечты надо успеть реализовать. Одна из них сегодня сбылась: я — в Москве!

— А ученик у вас есть?

— Иногда я даю мастер-классы... может и организую свою школу когда-нибудь...

— При нашем цирке! — Неожиданно делает предложение Леонид Костюк.




Партнеры