Галина Ратникова: меценатов культуре не хватает

39 сотрудников на 4500 памятников — маловато будет

13 марта 2012 в 20:24, просмотров: 3882

Ранней весной 2002 года губернатор Подмосковья Борис Громов подписал постановление о преобразовании комитета по культуре Московской области в министерство. За прошедшие 10 лет сделано много, но результат не измеряется деньгами — просчитать доход от культуры сложно. О том, что было, что будет и чем сердце успокоится, корреспондент «МК» поговорил с самой культурной женщиной области, которая стоит у руля министерства все 10 лет, — Галиной Ратниковой.

Галина Ратникова: меценатов культуре не хватает
фото: Юлия Гончарова

— Галина Константиновна, за прошедшие годы сделано много, но, наверное, вам, как любому влюбленному в дело человеку, хочется большего?

— Основное, что удалось сделать за эти годы, — провести капитальный ремонт и техническое оснащение 52 дворцов и домов культуры. Предстоит отремонтировать оставшиеся, таких много, включая клубы в сельских поселениях. Ведь их как построили после войны, так в них ничего и не делалось. Помещения надо оснастить звуком, светом. Создать иной уровень занятий детей художественным творчеством.

Нас многие пугали: «не надо вкладывать деньги в дома культуры и клубы, никому это не нужно. Поломают, покорежат, сожгут». Однако время показало, что люди замечательно относятся к восстановленным зданиям, они им нужны, востребованы. Во всех ДК занимаются дети, они не пустуют, более того, помещений не хватает. В них жизнь кипит, но сделать хочется и предстоит еще больше, чем было.

— Во всех крупных подмосковных городах появились свои дворцы спорта, а дворцы культуры, где был бы свой театр, библиотека, многозальный кинокомплекс, выставочный зал и тому подобное, у нас появятся?

— Прекрасные дворцы культуры у нас есть и в Долгопрудном, и в Мытищах, и во многих других городах. Но книга, библиотека требуют тишины, что несовместимо с концертной деятельностью. Я не думаю, что нужно собирать эти разноплановые учреждения в одном месте. Нам не нужна такая масштабность, как, допустим, спорту. У нас есть недавно отремонтированный и оснащенный по последнему слову техники областной Дом искусств в Кузьминках на 900 человек, масштабные мероприятия проходят в зале правительства Московской области, в «Крокус-Сити-Холле» в Красногорске. Вот перед праздниками я была в сельском поселении Вороново Подольского района, там зал просто мирового уровня. И звук, и свет, и сцена — прекрасный зал. Небольшой. Он и не нужен на 3–4 тысячи мест, на селе такой задачи не стоит. Мы же должны думать о заполняемости. Лучше повторить мероприятие, если его не смогли посетить все желающие, чем залы будут пустовать.

— Что в ближайших планах?

— Во-первых, я очень надеюсь, что в этом году мы сдадим новое здание нашего замечательного Ново-Иерусалимского музея. На 28 тысячах квадратных метров разместится экспозиция, фондохранилище, реставрационные мастерские. Здание будет служить всем областным музеям. Во-вторых, в этом же году закончится капитальный ремонт областного Театра юного зрителя в Царицыне, а в следующем сдадим проект нового Театра кукол в Дзержинском.

— Ремонт ДК, оснащение, образование детей требуют немалых средств...

— Финансов всегда не хватает, тем более культуре. Я уповаю на вышеупомянутую программу, которая позволит изыскать и распределить средства. В ней как раз будет подраздел «художественное образование», который позволит выделить деньги на покупку инструментов для музыкальных школ, оборудования для художественных и так далее. Это большие деньги, хотя все равно мы и сегодня их изыскиваем. Помогают муниципалитеты. Вот на днях открыли новую музыкальную школу в Видном, в которую купили 40 инструментов.

фото: Юлия Гончарова

— В СССР кино было самым доступным развлечением. Фильмы крутили практически в каждом населенном пункте Подмосковья. В 90-е аппаратные разворовали, здания развалились, можно ли исправить эту ситуацию?

— Такая она не только в Подмосковье. К сожалению, киносеть, с едиными требованиями и обслуживанием, разрушена. Это надо признать. Ее нет, и вернуть невозможно. Необходимо развиваться по-другому, появилась альтернатива. Сегодня существуют хорошие частные кинотеатры, гигантскими скачками идет развитие телевизионной сферы, в ДК стоят DVD-проигрыватели и широкоэкранные плазменные телевизоры, на которых при необходимости можно посмотреть фильм. У нас сохранилось «Мособлкино», есть 12 филиалов, мы их содержим, закупаем новые фильмы, показываем их в подмосковных поселениях. Остались так называемые кинопередвижки, которые выезжают и показывают кино, но не на простыне, как это было раньше, а на переносном экране, не с кинопроектора, а с компьютера. Возродить же государственную массовую киносеть нереально, да и не надо, наверное.

— Тем не менее люди с удовольствием ходят на просмотр фильмов в рамках кинофестивалей...

— Фестивали мы проводим и проводить будем. У нас остались свои киноэкраны в Мытищах, в Подольске, в других городах. Мы построили в Звенигороде замечательный центр имени Любови Орловой, где проходят кинофестивали. Зимой в Волоколамске проводим «Волоколамский рубеж». У меня есть мечта сделать фестиваль документального кино, показать малые города России. Подобные мероприятия мы будем поддерживать и финансировать.

— Да, любой фильм сейчас можно посмотреть дома по телевизору или скачать из Интернета. Также в Сети можно найти любую книжку. Библиотеки уйдут в прошлое?

— Если не будет будущего у библиотек, и у нашей страны не будет будущего — я в этом убеждена. Привить ребенку любовь к чтению через экран невозможно — только через живую книгу, через живые страницы. Именно поэтому мы большое внимание уделяем библиотекам, комплектованию библиотечных фондов, хотя на это безумно не хватает средств. В целевой программе на 2013–2015 годы есть раздел, касающийся библиотечного дела. Уже с 1 июля 2012 года все наши библиотеки перейдут на электронный каталог и будут оснащены компьютерной техникой. Губернатор Московской области принял беспрецедентное решение — закупить в течение двух лет для Подмосковья 31 библиобус (библиотечный автобус), по количеству центральных библиотечных систем в области. Для этого выделено 217 миллионов рублей. 10 районов получат эти автобусы уже в этом году. Библиобусы поедут по графику в отдаленные поселения, где нет библиотек. Мало того что они привезут книги, в том числе заказанные ранее, в них будут компьютеры с выходом в Интернет, сканеры, ксероксы, принтеры — все необходимое оборудование, и, конечно, специалист, который поможет с ним разобраться. При необходимости можно развернуть сценическую площадку и провести мероприятие: конкурс, книжный фестиваль и тому подобное. Совместно с областным отделением книжного союза мы проводим в библиотеках много мероприятий по развитию интереса к чтению. Ну и на выходе у нас создание филиала Президентской библиотеки в городе Пушкино, сейчас завершается отделка помещения.

— Через месяц, 18 апреля, Международный день памятников и исторических мест, как он будет отмечаться в Подмосковье?

— В каждом музее, культурном учреждении свое тематическое мероприятие, заранее подготовленное, как и 18 мая — в Международный день музеев. Это начало весны, уже тепло, что очень важно для нас, поскольку многие музеи находятся в усадьбах. Например, Музей Чехова в Мелихове, Музей Тютчева в Муранове, Музей Блока в Шахматове, Музей Чайковского в Клину. Праздник будет проходить не только в доме, но и на территории усадьбы.

фото: Юлия Гончарова

— В соседних областях появилось много частных музеев, нужны они?

— Безусловно. Любая культурная инициатива, знакомящая с нашими историческими корнями, на благо. Узнавая свое прошлое, мы задумываемся о своем будущем. Наше министерство культуры поддержало инициативную группу, которая создала в Коломне музей пастилы. Издревле в городе делали это сладкое лакомство из яблок и поставляли даже к императорскому столу. Валерий Шувалов, глава Коломны, передал здание фабрики, где изготавливали пастилу в XIX веке, музею, и там возродили производство по старинным рецептам. Экскурсии в этот музей расписаны на год вперед!

— Музей снегиря в Снегирях, пастилы в Коломне — ничтожно мало по сравнению с соседями...

— В Лобне есть частный музей кукол, есть и другие коллекции, но это требует больших личных финансовых средств, помещений. Там, где инициатива появляется, мы помогаем, естественно.

— На днях Музей Булата Окуджавы в Переделкине передали в федеральную собственность, а до этого он был под патронатом областного минкульта. Почему произошла передача?

— Он и был федеральным музеем. В свое время без согласования с правительством Московской области его в числе многих музеев передали на уровень субъектов РФ. Вдова Окуджавы возражала против этой передачи. Мы оказывали всякое содействие этому музею, финансирование, выплатили коммунальные долги. Но вдова отстаивала право музея быть федеральным, Борис Всеволодович подписал ее ходатайство в Правительство РФ, и передача состоялась. Рядом в Переделкине находятся дачи Чуковского и Пастернака — это филиалы федерального Литературного музея, так что все логично.

— А сколько у нас всего «областных» музеев?

— В подчинении министерства культуры Московской области 11 известных музеев. Я горда тем, что за прошедшие 10 лет мы сделали все, чтобы они были в очень, очень приличном состоянии. Сейчас, к 200-летию Бородинской битвы, идут большие работы в Музее Пушкина в Больших Вяземах. Здесь, в усадьбе князя Голицына, с разницей в несколько дней останавливались Кутузов и Наполеон.

— Какое участие министерство еще будет принимать в торжествах, посвященных Бородинской битве?

— В Одинцовском и Подольском районах появятся монументы, посвященные этой битве. И, конечно, на нас вся работа по проведению мероприятий на Бородинском поле. Мы делаем праздничное шоу на батарее Раевского. Ну и вся организация: проезд, пропуска, стоянки, охрана порядка, оказание медицинской помощи, питание во время праздника...

— Ново-Иерусалимскому музею повезло — в ближайшем будущем он переедет в новое здание, а какова судьба другого «монастырского» музея — в Звенигороде?

— Я все время делаю оговорку на новую областную целевую программу, надеюсь, что в ней найдутся средства на строительство нового здания и для него. Планы постройки зреют давно, но все карты спутал кризис. Надо было выбирать, строить здание в Звенигороде или в Истре. В Саввино-Сторожевском монастыре ситуация была более благополучная. На строительство музейного здания Ново-Иерусалимского музея было выделено полтора миллиарда рублей. Сложность была в том, что здание надо было «вписать» в охранные зоны монастыря, пройти массу согласований. И вот впервые в России построено специальное здание для вывода музея с территории монастыря, теперь, имея этот опыт, мы можем взяться за строительство Звенигородского музея.

— В Подмосковье множество старинных усадеб, которые рушатся прямо на глазах. Они находятся в собственности предприятий, для которых это непрофильное имущество. На поддержание, я уж не говорю про реставрацию, у предприятий нет средств. Как быть?

— Мы ведем серьезную работу в этом направлении. Главное, чтобы были заключены охранные обязательства между владельцем и органом, который осуществляет охрану культурного наследия, в нашем случае — министерством культуры Московской области. Тогда, если есть обременения, владелец не может распоряжаться зданием по своему усмотрению: ломать, перестраивать, проводить коммуникации, свои действия он обязан согласовывать с нами. К сожалению, не все собственники заключают охранные обязательства, а в некоторых случаях даже не определены сами охранные зоны, не внесены в кадастр, не узаконены. Нет окончательного разграничения собственности, где федеральная, где областная. 10 лет существует министерство, 8 из них нам понадобилось, чтобы узаконить территории наших музеев, их границы. А в Подмосковье около четырех с половиной тысяч памятников. Нужно примерно 3 миллиарда рублей, чтобы сделать охранные зоны этих памятников. Требуется работа серьезных специалистов, прошедших аккредитацию, проведение аэрофотосъемки, нанесение топографических точек на карты. Это огромная работа.

— А министерство может обязать собственника поддерживать здания, чтобы они хотя бы не рушились?

— Да, на это как раз и направлены охранные обязательства, если они подписаны. Если собственник на протяжении ряда лет их не выполняет, мы можем лишить его прав на памятник. Например, усадьба Пущино на Оке принадлежит одному из институтов Академии наук, сейчас стоит вопрос о передаче этого памятника муниципалитету.

— Может, стоит передать усадьбы в частные руки?

— Нет вопросов, мы готовы, только не очень-то эти частные руки берут старинные усадьбы. Очереди нет. Есть горячие головы, которые хотят вот тут вот снести часть памятника XVIII века, а с другой стороны пристроить из бетона 5 этажей, такого мы, конечно, не разрешим. Реставрация требует больших денег. Государство же без частных рук ничего не может сделать, никакой бюджет не выдержит. Но на моей памяти меценаты не находились.

— Какова позиция министерства в скандальной ситуации вокруг Архангельского?

— Естественно, как орган, отвечающий за сохранность культурного наследства, мы переживаем и все делаем для того, чтобы памятник был сохранен. Суд сейчас признал продажу земли Министерством обороны незаконной. Хотя это вопрос всего лишь смены собственника. Нам не так важно, находится эта земля у Минобороны или частной фирмы, важно, что это охранная зона и этот собственник ничего там не может делать, любой шаг они обязаны согласовывать с нами. К сожалению, есть правовые дыры, которые нам мешают. Например, поселения должны развиваться в рамках закона, строиться. Но многие поселения входят в охранные зоны памятников. И мы о том, что глава поселения дал разрешение на строительство, как он считает, вполне законное, узнаем совершенно случайно. На самом деле это полное нарушение Закона об охранных зонах памятников. Однако с нами такие решения никто не согласовывает. На четыре с половиной тысячи памятников у нас 39 сотрудников, уследить мы не в состоянии. У начальников на местах пока не хватает понимания, что на их земле находятся памятники культурного наследия: «подумаешь, курган, могильник, стоянка древнего человека — черепки». Приходится разговаривать, как с больными, объяснять, что они обязаны огородить памятник или пустить туда специалистов, чтобы те предварительно провели раскопки, — и лишь потом использовать эту территорию.

— Балашихинские краеведы, к примеру, решили восстанавливать генеалогические древа городских семей, а много в областной культуре энтузиастов?

— На них и держимся! В большинстве поселений есть свои краеведы. Они проводят исследования родных мест, пишут труды и занимаются этим всю свою жизнь. Это уникальные люди, влюбленные в свои малые города. Высокое искусство: Большой театр, Мариинка, Третьяковка, Эрмитаж — все это замечательно, но провинция, малые города формируют зрителя и посетителя этих престижных культурных мест.

Мой знакомый, известный подмосковный поэт, уроженец Рузы, житель Балашихи Николай Дмитриев (к сожалению, уже ушедший в мир иной) замечательно написал:

Мало ли, что сгинуть ярко хочется!

Нет, не к сроку это молодечество,

Мало ведь оставить детям отчество —

Надо им оставить и Отечество.

фото: Ольга Толкач

— Галина Константиновна, а какой лично у вас любимый уголок Подмосковья?

— У меня много таких мест. Например, наши музеи-усадьбы, особенно Мелихово, где, кстати, проходит удивительный праздник такс — этих собак любил Чехов, приезжает много детей, — легкая и светлая атмосфера. Кстати, в Мелихово несколько лет назад приехал Тонино Гуэрра, сел на лавочку и просидел часа четыре, общаясь с простыми посетителями, не мог уехать. Эта усадебная атмосфера очаровывает, там просто приятно походить, погулять, очень люблю там бывать. Музей Чайковского, Блока, да и просто в далекие Серебряные Пруды приезжаешь, выйдешь из машины, посмотришь на эту панораму, и душа радуется!





Партнеры