Счастье его: жить там, работать здесь

Сергей Лозница: «Василь Быков написал мне: «Ни пуху, ни пера»

14 марта 2012 в 20:31, просмотров: 2268

Когда документалист Cергей Лозница снял свою первую игровую картину «Счастье мое», он сразу попал на Каннский фестиваль. Да еще в конкурс. Появление честного фильма Лозницы о жизни российской глубинки (снятой, кстати, в Украине) встряхнуло фестивальную публику и поставило его сразу в первые ряды знаковых кинематографистов нашего времени.

Счастье его: жить там, работать здесь
Cергей Лозница и оператор Олег Муту.

Сергей Лозница родился в белорусском городе Барановичи. Окончил Киевский политех, а потом московский ВГИК. Работал на Санкт-Петербургской студии документальных фильмов, снимал документальное кино. Его картины отмечены на многих международных и российских фестивалях. Сейчас Сергей Лозница заканчивает работу над фильмом «В тумане» по одноименной повести Василя Быкова, съемки которой проходили в Латвии.

Сергей Лозница очень редко дает интервью, а во время работы над незаконченным еще фильмом предпочитает и вовсе отмалчиваться. Это интервью, данное «МК», — исключение.

— Что определило выбор материала для будущего фильма: интерес к событиям Второй мировой войны, ваши белорусские корни или проза конкретного человека — Василя Быкова?

— Я написал сценарий в 2001 году. Мы пробовали начать производство этой картины еще в 2004 году с Михаилом Калатозовым в качестве продюсера. Тогда же получили разрешение на постановку от Василя Быкова. Но с финансированием ничего не вышло, и пришлось этот фильм отложить на время.

Я знал таких людей, как герой фильма — Сущеня. Раньше их было много. Сегодня такие люди еще встречаются, но это редкая удача — встретить такую личность. Они не выживают в современных условиях... Быков писал о себе и о своих земляках. О том, что было ему близко и что он знал по собственному военному и жизненному опыту. Повесть была написана по-белорусски, а потом переведена автором на русский.

Влад Иванов в роли Гроссмайера. «В тумане».

— Василя Быкова все устроило в сценарии?

— Единственное, о чем он попросил, — не отвлекать его от работы. Времени у него оставалось мало, и он хотел еще что-то успеть сделать. В 2002 году Василь Быков написал мне: «Ни пуху, ни пера».

— Фильм создается усилиями нескольких стран?

— Генеральный продюсер картины Хайно Декерт из Германии. В копродукции также участвуют Россия, Латвия, Голландия и Беларусь. Также планируется получить государственную поддержку. Бюджет фильма составит порядка 2 миллионов евро. Для исторической картины — весьма скромная цифра. У нас было всего 28 съемочных дней, и работали мы крайне интенсивно. Выбирая натуру, я объездил Беларусь, Литву и Польшу, но остановился на восточной Латвии. Это историческая область Латгалия, входившая когда-то в состав Витебской губернии. Это очень интересная местность: неиспорченые, дикие ландшафты, деревенская архитектура, напоминающая белорусскую. До сих пор достаточно высокий процент населения этой территории — этнические белорусы.

— Где вы набирали актеров, в какой стране?

— Я их приглашал. Набирают в армию. У нас три главных персонажа. Одного из них сыграл Володя Свирский, в прошлом году закончивший РАТИ. Он родом из Белоруссии, и это первая его большая роль в кино. Влада Абашина вы видели в «Обратном движении» Андрея Степмпковского и в фильме Андрея Смирнова «Жила-была одна баба». Сергей Колесов — актер Екатеринбургского театра Николая Коляды. В «Счастье моем» у него был маленький эпизод, а сейчас — большая, серьезная роль. Снимались Юлия Пересильд, Борис Каморзин, Сергей Русскин, Надежда Маркина. Все они хорошие актеры. Плохих не снимаю. У Михаила Евланова — маленькая роль, но он ее хорошо сделал. Снимались и местные жители. Съемочная группа у меня была великолепная: румынский оператор Олег Муту, с которым мы работали на «Счастье моем», художник по костюмам Дорота Рокепло из Польши, второй режиссер из Чехии — Мартин Себик, пришедший к нам с «Фауста» Александра Сокурова. Ну и, конечно, мой давний соратник — белорусский звукорежиссер Владимир Головницкий, с которым я работаю почти 10 лет.

«В тумане». На съемках.

— Продюсеры, с которыми вы уже работали на «Счастье моем», очевидно, остались довольны, раз затеяли с вами новый проект?

— Хайно Декерт — мой давний соратник, мы сделали с ним несколько документальных картин и «Счастье мое». Для него, так же как и для меня, было большой честью пройти по каннской дорожке. Полагаю, он остался доволен. И сумел заинтересовать новым проектом продюсеров еще из четырех государств. Хотя с прокатом фильма «Счастье мое» не все было благополучно, несмотря на то, что продали его в 20 с чем-то стран. В Германии картина вышла всего в 5–6 кинотеатрах и шла там в течение месяца. В России «Счастье мое» появилось сперва в Интернете. Было огромное количество скачиваний, и это, конечно, нанесло ущерб потенциальному кинопрокату. И только полгода спустя фильм вышел на экраны кинотеатров.

— Когда вы планируете закончить картину?

— В мае мы будем готовы к ее показу. Сейчас я делаю звук. Копию напечатаем в апреле. А монтаж уже сделан. Есть дистрибьюторы по многим территориям, в частности в России, и есть агент по всемирным продажам, компания Match Factory.

— С документальным кино вы на время расстались?

— Напечатаю скоро копию 20-минутного фильма «Письмо». Летом начну снимать следующий фильм. «Письмо» — это эксперимент. Можно считать этот фильм эскизом к игровой картине, которую я когда-нибудь сделаю.

Игровая картина — всегда ответственность. Сложно экспериментировать с формой в больших фильмах. Я хотел бы сделать черно-белую игровую картину с нерезким изображением. Если черно-белая технология не умрет так быстро, то, возможно, я и успею.




Партнеры