Лучший артист — тот, кого слушают за деньги

Премия «Звуковой дорожки» авторитетна, но насколько объективна?

15 марта 2012 в 20:25, просмотров: 4824

Как и подобает в начале года, музыкальная жизнь вступила в период подведения итогов прошедшего музыкального сезона. Первой эстафету по традиции начала «Звуковая дорожка», проведя в январе церемонию награждения премиями ZD Awards, результаты которой продолжают обсуждаться и комментироваться до сих пор не только на страницах «МК». Известные специалисты в области шоу-бизнеса, генеральный директор и шеф-редактор информационного агентства InterMedia Евгений Сафронов и Алексей Мажаев написали для «ЗД» статью с собственными оценками и взглядом на хит-парады как зеркало отечественного шоу-бизнеса.

Лучший артист — тот, кого слушают за деньги
фото: Лилия Шарловская

Прогремевшая не так давно очередная церемония вручения премии «Звуковой дорожки», прямо скажем, порадовала стабильностью и бескомпромиссностью. Филипп Киркоров, Ёлка, Дима Билан, «Винтаж», «Ария» и даже Дельфин — куда же без них? Результаты справедливы и даже предсказуемы, но есть и неожиданности — прорывом года с двукратным отрывом читатели «МК» назвали Ивана Дорна, концертом года — шоу Аниты Цой, а разочарованием — почему-то «ВИА Гру». Выбор голосующих — это, конечно, святое, однако именно результаты этого авторитетнейшего института (ZD Awards) наводят на грустную мысль: все же по большому счету в стране по-прежнему не существует национальной системы объективного определения популярности песен и артистов.

Недостатка в разнокалиберных церемониях сейчас нет. Помимо ZD Awards существует еще несколько влиятельных наград и премий — например, «МузТВ», «Ру.ТВ», «Чартова дюжина» — и «субкультурные»: пара хип-хоп-наград, «Золотая горгулья», «Серебряная калоша» и т.д. Однако... Ни одна из них не имеет реального общенационального статуса — по сути все эти премии являются не более чем промо-акциями СМИ.

Премия «МузТВ» — это прежде всего грандиозный сборный концерт с продажей билетов: приоритетной задачей организаторов являются аншлаг в «Олимпийском» и создание блестящей телеверсии, а вовсе не объективность результатов (хотя справедливо будет заметить, что работа экспертного жюри все же влияет на итоги, чего не скажешь о многих других проектах).

Поклонники русского рока собираются на «Чартовой дюжине» для того, чтобы вновь послушать любимых исполнителей: кто из них будет в числе победителей — не самое главное, тем более что в этом году принцип их определения подвергся серьезной критике. Но что прикажете делать, если отданный на откуп аудитории выбор лауреатов неизменно приведет к победе во всех номинациях «Арии» и «Короля и шута» — ведь именно у них самые активные фанаты! Поэтому тройки претендентов сформировали на основе экспертного опроса, и налицо результат: две самые любимые публикой группы в шорт-листах почти не присутствуют — и можно ли после этого считать «ЧД» объективной хотя бы в ее сегменте?

Премия MTV могла стать мощной и авторитетной хотя бы в силу традиций бренда, но оказалась чересчур хлопотным делом: после пары вполне удачных попыток организаторы все же подсчитали, что рекламный выхлоп меньше ожидаемого, и свернули проект. Рэп-премии пока спорят, какая из них круче (что вполне в традициях жанра), а самыми долгоиграющими и симпатичными оказываются локальные проекты: «Серебряная калоша» — качественное и не вполне политкорректное сатирическое шоу, «Золотая горгулья» — приятный клубный междусобойчик, где нет даже имитации голосования, статуэтки раздает руководство клуба. «Золотой граммофон» вообще отказался от номинаций как таковых и делает чудное элитное шоу в Кремле. А вот премии, реально имевшие статус национальных — «Овация» и «Рекордъ», — сейчас не вручаются...

На этом фоне результаты «Звуковой дорожки» приятно радуют реальным отражением вкусов аудитории. Но даже мнения сотен тысяч читателей популярнейшей газеты (а в данном случае за номинантов проголосовало более 320 000 человек) недостаточно для подготовки национального чарта.

* * *

 

Популярность артистов не абсолютна и сильно отличается в разных слоях общества. Если внимательно изучить недавно вышедший 13-й выпуск Российского музыкального ежегодника, изменения последних лет будут ясны как на ладони. В справочнике приведены данные о 2700 «действующих» сейчас артистах и коллективах, работающих на аудиторию в 270 миллионов жителей Земли, близких русской культуре, — это до смешного мало, если сравнивать с развитыми странами.

Молодежь возмущается засильем на ТВ артистов «для бабушек», однако это закономерно — музыкальные пристрастия старшего поколения (это большинство аудитории) весьма консервативны, а какой бы активной ни была молодежь, в стране ее все-таки немного (около четверти населения) и с каждым годом становится все меньше... Москва и Петербург слушают далеко не одно и то же, а на «местах» ситуация меняется радикально. В национальных автономиях, например, уверенно лидируют местные артисты, активно поддерживаемые региональными властями (федеральные власти популярную музыку не считают заслуживающей внимания). В хит-парадах Татарстана, Башкирии, Дагестана, многих других субъектов Федерации московские звезды все чаще проигрывают артистам, имена которых вообще ничего не скажут москвичам.

Еще более заметно расслоение музыкальных пристрастий в зависимости от средства воспроизведения. На дисках покупают одних, по радио слушают зачастую других, в Интернете распространены третьи, в клубах — четвертые... Сетевая популярность пока не конвертируется в сколько-нибудь общенародную известность. Старшее поколение ехидно ухмыляется по поводу модного в сети Васи Обломова, сетевое поколение полощет в соцсетях Киркорова и Кобзона, а набор артистов, предлагаемых центральными телеканалами, практически не меняется из года в год и никак не зависит от творческих успехов (продаж альбомов, наличия хитов, количества кассовых концертов) этих музыкантов. А в это время, по данным InterMedia, приведенным в том же Российском музыкальном ежегоднике, доля отечественной музыки в стране неуклонно сокращается — даже по отчетам РосВОИС отечественные артисты получают только 8% собранных в стране денег, а 92% уходит за рубеж. Еще 20 лет назад пропорция была обратной!

В стране есть несколько профессиональных хит-парадов, однако ни один из них не является в полном смысле национальным. Чарт «Звуковой дорожки» в конце 70-х прошлого века (!) стал первым; в начале 90-х агентство InterMedia впервые стало подсчитывать профессиональные данные — тиражи, ротации и впоследствии цифровые продажи; Москва FM и TopHit исследуют радиоаудиторию, Billboard использует оценочные критерии для составления чартов продаж. Телевизионный хит-парад «Красная звезда» делает сводный чарт, суммируя показатели продаж, радио- и видеоротаций, а также зрительского и экспертного голосований, — несмотря на это (а может, и поэтому), в его лидерах порой появляются известные пока лишь в узких кругах артисты вроде Даши Суворовой. Но ведь объективный национальный чарт должен учитывать не только «лайки» и узнаваемость артистических физиономий, а еще и готовность зрителя голосовать за него рублем.

Первой «засчитанной попыткой» в свое время стала премия индустрии звукозаписи «Рекордъ», статуэтки которой на протяжении 10 лет вручались по результатам подсчетов тиражей альбомов и других объективных показателей популярности. Однако система музыкальной индустрии за последние годы практически развалилась, и сейчас большинство специалистов считают, что основным показателем популярности (который пока вообще не берется в расчет из-за чрезвычайной сложности честного «подсчета кассы») должны стать концертные сборы. Многие артисты, не вылезающие с телеэкранов и корпоративов (или бешено популярные в Интернете), не способны собрать даже тысячный зал за пределами Московской области! Пока Николай Басков ведет телепередачи и рассказывает о своих романах, не очень жалуемые телевидением группа «Градусы» и Noize МС не вылезают с гастролей. Кто из них популярнее? Кого больше любит народ — «Любэ», Стаса Михайлова или Елену Ваенгу? Точного ответа не будет, пока нет продуманного механизма учета показателей. Наработки нынешних составителей чартов вполне можно объединить для формирования объективного национального хит-парада, но кто же это непростое дело организует и профинансирует?

Нормальное развитие музыкальной индустрии невозможно без национального чарта и национальной музыкальной премии. Конечно, постоянный мониторинг популярности артистов в рамках всей страны — дело весьма затратное и совершенно неприбыльное. Ждать помощи от государства — из области благих, но несбыточных пожеланий, хотя массовая популярная культура — мощнейшее средство формирования национального самосознания и имиджа страны на международной арене. Чиновники, однако, этого не понимают, а может, им просто лень. Степень же солидарности шоу-бизнеса в этом вопросе пока вообще не просматривается, потому как он слаб и раздроблен, и вряд ли можно ожидать возникновения в стране в обозримом будущем подобной глобальной «премиальной» структуры. Посему церемонии «Звуковой дорожки», оставаясь старейшим и первым подобным институтом поп-культуры в стране, еще долго останутся своеобразной точкой отсчета в музыкальной индустрии и предметом жарких споров.




Партнеры