Столетье не для беззащитных…

«МК» публикует новые стихи Евгения Евтушенко

4 апреля 2012 в 16:29, просмотров: 2320

Легендарный поэт из поколения шестидесятых Евгений Александрович Евтушенко продолжает активно работать — и на поэтической, и на литературоведческой ниве. Заканчивается работа над новым романом «Город желтого дьявола». На выходе составленный Евгением Евтушенко первый и второй тома новой антологии русской поэзии (первая часть — от «Слова о полку Игореве» в переводе Евтушенко до Пушкина, второй закончится Блоком). Наконец, главная новость: вскоре в издательстве "Эксмо" появится новый сборник стихов «Счастья и утраты», написанных в 2011–2012 гг. «МК» публикует стихи из новой книги. О счастьях, об утратах, об озлобленности, о прошлом и будущем…

Столетье не для беззащитных…

Любка-красногубка

Вся в сосульках ржавых юбка.
Не в себе. Пьяным-пьяна.
«Эй ты, Любка-красногубка!
Что срамишься, сатана!» —
поносила ее бабка,
потрясая кулаком,
та, что прячет ключ от бака
с привокзальным кипятком.

Раньше было тут бесплатно,
а теперь для недотеп
продает она приватно
кипяток за двадцать коп.

Ну а Любка-красногубка
ей в ответ не сгоряча —
будто капала так хрупко
на морозище свеча:

«Я прошу тебя, суседку,
пожалей — ведь я вдова.

Муж пропал, уйдя в разведку,
Но Москва — она жива.

Жизнь была хужей всех адов,
но дитятей тяжела
я для ранетых солдатов
нянькой в госпиталь пошла.
А сынок родился мертвый,
видно было по лицу,
но отцом, как видно, гордый
отлетел душой к отцу.
Ну а я любила многих,
всех, кто с мужем шел на бой,
и безруких и безногих,
утешала я собой.
Колыбельные им пела,
а не малому дитю.
Все их жалобы терпела.
Мерли —
стряпала кутью.
Я себя не измарала.
Верной им была женой,
и ни с кем не изменяла
нашей армии родной...»

А у бабки еще злистей
поднялась, трясясь, рука,
где веревочка на кисти
с ключиком от кипятка.
Вновь завелся, как пластинка,
лживой праведницы смех:
«Ты, солдатская подстилка,
здесь в Зиме позоришь всех!»
Но готовы в драку, в рубку,
мы прикрыли не впервой
нашу Любку-красногубку
всей мальчишеской братвой.

И сибирского пацанства,
голодухинских тех дней,
не сменяли б за полцарства
на позорный смех над ней.

21 января 2012 года

Я сделался «любимцем Сталина»

Я сделался «любимцем Сталина»
лет девятнадцати,
когда
шушукалась об этом сдавленно
вся цэдэельская среда.

Литературные все лисаньки,
критическая волчарня,
теперь меня почти облизывали,
за хулиганство не черня.

В рубашке с украинской вышивкой,
плюя на этот лисий труд,
уже давно из школы вышибленный
был принят я в Литинститут.

И при всеобщем опасательстве,
хотя я был так пацанист,
мне выдан был билет писательский
от страху недооценить.

А как все это получилось-то?
Я в ССП,
еще никто,
речь двинул перед палачищами,
не сняв дырявого пальто.

Любя глазами все, что движется,
я, изучив борьбы азы,
пришел на обсужденье книжицы
с названием «После грозы».

Но автор из гробокопателей
и враг поэзии любой
был прозван «автоматчик партии»,
и кем вы думали? Собой.

Разоблачая, был как в мыле он,
пот лил с него аж в пять ручьев.
Да кто же был он по фамилии?
Сейчас забытый Грибачев.

И я его уделал точечно
без всяких личностных обид,
как у других он лямзит строчечки,
а после авторов гнобит.

Его боялся даже Симонов,
Фадеев хил был супротив,
а я его так раскассировал,
вмиг в клептомана превратив.

И тут пошла гулять легендочка
за моей худенькой спиной,
шепча, как девочка-агенточка,
что Сталин якобы за мной.

Что срочно он звонил Фадееву,
и я был вмиг доставлен в Кремль,
вел себя чуть самонадеянно,
но в целом вождь меня пригрел.

Сказал, стихи послушав до ночи,
когда мы даже обнялись:
«В Иосифе Виссарионыче
был вами найден спецлиризм».

Ах,ты моя Россия-Азия,
где сплетен полные мешки!
Неисчерпаема фантазия —
и анекдоты, и слушки.

И зависть вроде озверелости
так вдохновляет на вранье,
когда не верят просто смелости
без разрешенья на нее.

С усмешкой ядовито-сахарной
шептали, что защищена
какой-то, выше Божьей, санкцией
моя прикрытая спина.

Не приходило даже в голову
и обладателям седин,
что был я со спиною голою
совсем-совсемушки один.

5 января 2012 года

Озлобленность

Нам в кровь озлобленность вошла
и неужели стала генами?
Она мелка, она пошла —
от злобы не родятся гении.

И даже справедливый гнев,
круша живых людей и статуи,
в озлобленности освинев,
перерождается в растаптывание.

Мы не родились в палачах,
но приучились получать
постыдный кайф от сплетен
гаденьких
о знаменитеньких, богатеньких.
Живет в нас древняя озлобленность,
как из родных осин оглобленность —
зачем нам ближним помогать —
оглоблей легче помахать.

Во всех искусствах и науке
мы с болью видим, как на грех,
умельцев связанные руки
озлобленностью неумех.

Февраль, 2012

★★★

Тот, кто счел, — все средства
хороши,
чтоб не слишком совести пугаться,
платит за хвастливое богатство
выпендрежной нищетой души.

23 марта 2012 года

★★★

Все поэты России немножко
родились в Одессе.
Даже я сибиряк-одессит,
и для ясности дело замнем.
Если вынуть Одессу из жизни —
не выживет жизнь, не надейтесь!
Поскушнеет на обезодессевшем
шаре земном.
Скольких женщин я знал,
были умницы, были шалавы,
но одна была Соня-рыбачка,
меня отфутболившая наотрез.
Перекинь мне сейчас
хоть кефалинку из шаланды,
о которой мне пел
в моем детстве сибирском Бернес!

12 января 2012 года

★★★

Книжки мои от меня разбежались,
Может, за что-то разобижались.
Книжки мои — беззащитные сироты,
Так потеряешь и дочку и сына ты,
если у сердца ты их не удержишь,
не защитишь от обид, не утешишь,
но и не выживут книжки, как дети,
в этом, не для беззащитных,
столетьи, —
не защитив себя сами на свете.

12 января 2012 года

★★★

Не до поэзии поэтам,
что друг на друга ополчились,
не в лад младым своим портретам
ожесточились, оволчились.

Мы прыгаем по скользким граням,
то ли свободны, то ли в найме.
Не мы в политику играем —
политика играет нами.

Что вырывается наружу?
Лишь зависть, что постыдно гложет.
Поэт, в политику нырнувший,
обратно вынырнуть не может.

2002–2012

Силуэты

Пушкин А.С.

Пушкин — каждого поколенья.
Положиться бы нам на него,
не унизившись до покоренья
не читающими ничего.

Ноябрь, 2011

Достоевский Ф.М.

За слабость человецев не обидел.
Надчеловечность заклеймил
как грех.
Был как болепримная обитель,
гонитель бесов из себя и всех.

Ноябрь, 2011 – январь, 2012

Гоголь Н.В.

Он тот, кто перед зеркалом впервые
России поднял ее веки Вия.

Январь, 2012

Некрасов Н.Н.

За каплю крови, общую с народом,
не мажьте его дегтем или медом
и отчепитесь с завистью репейников
хоть за строку любую «Коробейников»!

Январь, 2012

Лермонтов М.Ю.

Триптих

1

Тоски пророческой невольник,
он вместе с нами был на войнах,
и в ту гражданскую войну,
в ней видя общую вину,
под песню об Олеге вещем
в имперском зареве зловещем
пристрелен где-то на Дону.

2

Убитый пулей — не мортирами,
несчастья полон своего,
зачем он додразнил Мартынова,
несчастным сделав и его?

3

Для сирот одиночество-ветрило.
Он — сирота с начала до конца.
Он от отца родного был отринут.
А в небесах найдет себе отца?

Январь – март, 2012

Баратынский Е.А.

«Убог мой дар, и голос мой негромок...»
Е.Баратынский

Дар не был убог, и был голос расслышан,
став даже и с пушкинским рядом нелишен.
Железного века поэт нежелезный,
как путник, задумавшийся над бездной.

Декабрь, 2011 – январь, 2012

Грибоедов А.С.

«Не то что глотка, а глаза рычат,
когда от липкой грязи спасу нету.
Так что ж —
как новый Чацкий, закричать
на модный лад:
Ракету мне, ракету!»
(Пушкинский перевал, 1965, Е.Е.)

Литературоведов-гробоведов
опередил настолько Грибоедов!
Миллионеры все по белу свету,
как предсказалось одному поэту,
теперь кричат: «Ракету мне, ракету!» и подают, представьте, подают
лакеи из того народа,
где в стольких деревеньках
год от года
все еще газа нет, водопровода,
и где паленку-космогонку пьют...

Толстой Л.Н.

Нельзя Толстого отлучить от Бога.
Без спора с Богом вера однобока.

Январь, 2012

Владимир Высоцкий

Cреди всех литвысокоблагородий
один поэт останется Володей.

Февраль, 2012

Александр Аронов

Особую струну на лире тронув,
ушел тишайше Сашенька Аронов,
но может она снова шевельнуться,
шепнув:
«Остановиться, оглянуться…»

23 марта 2012 года



Партнеры