Театральный скандал на Беговой

В молодежном театре делят власть

17 апреля 2012 в 18:29, просмотров: 2895

История старая, как мир: не успело просохнуть грязное белье, вывешенное по всей Тверской против худрука Галибина в драмтеатре им. Станиславского, как тут же возник новый местечковый конфликт интересов в Центре драматургии и режиссуры Казанцева и Рощина, что на Беговой. Вчера представитель Департамента культуры Москвы лично ездила разруливать ситуацию...

Театральный скандал на Беговой
фото: cdr.theatre.ru
Сцена из спектакля "Русалка"

Опять борьба за власть, амбиции, деньги... скучно, господа. Новым худруком Михаилом Угаровым, назначенным еще год назад прежним руководством департамента, недовольна горстка актеров во главе с режиссером Ольгой Субботиной, которая тоже желала занять руководящее кресло.

— Так что у вас стряслось? В чем суть конфликта? — спросили мы у директора Центра Людмилы Цишковской:

— Конфликт этот системный: не связан конкретно с нашим Центром, но заложен в основу любого театра. Есть две стороны, и у каждой — своя правда.

— Администрация и актеры.

— Наш Центр держался дольше всего, не конфликтуя. Почему? Потому что Казанцев (Алексей Казанцев — основатель Центра, драматург, режиссер. — «МК») в свое время провозгласил принцип «театр без труппы», хотя формально и трудовые книжки здесь лежат, и обязательства мы выполняем, чтобы не сняли фонд зарплаты. Отношения строились по другим принципам: отработал — получил, всё. Казанцев понимал: сегодня человек задействован в 5–6 спектаклях, а завтра ушел на телевидение, только его и видели... ну и зачем держать этот балласт?

— Что же изменилось?

— Люди изменились и вдруг сказали: раз мы были у истоков, значит, «нам должны». Должна власть, руководство театра... Угаров повел «казанцевскую» политику, а Субботина оскорбилась, что назначили худруком не ее, а она-то режиссер нескольких спектаклей. Поэтому актеры, человек 15, пошли за ней...

— А сколько у вас всего?

— Вместе с внештатными — около 150. Пошел нагнетаться эмоциональный фон, подыскиваться глупые аргументы, интрижные дела. В лучших совковых традициях... Вот мы с января, вместо того чтобы заниматься творческими процессами, выясняем отношения и проводим собрания.

— А что хотят старейшие артисты?

— Хотят играть то, что хотят играть. Субботина хочет своего любой ценой. А Угаров хочет делать театр другой — не обычный репертуарный театр со всеми его пороками, а мобильный интересный театр, дающий реальный шанс. В общем, борьба нового со старым...

— Удастся вам примириться?

— Мы пытались. Предлагали Ольге возглавить лабораторию в рамках Центра... но люди не хотят, не идут на контакт. Выразили недоверие мне и Угарову, ставят ультиматумы. Цель одна — захват власти. У нас же, у угаровской команды, нет желания войны — это непродуктивно. И нет обид, мы же понимаем, что актерами манипулируют. Эх, такое количество финансовых проблем, а мы кляузы разбираем...

— В этой истории есть еще одна сторона — вдова и сын Казанцева — Сомовы.

- Они считают, что это наследственное дело. Я с полным пиететом к Наталье отношусь, но центр-то, простите, государственный. Они говорят — наша семья вкладывала деньги, но все через это проходили... Так что, если не будет на карте Москвы нашего Центра, мы откатимся на 10–15 лет назад.

А вот как прокомментировала ситуацию замглавы Департамента культуры Евгения Шерменева - она присутствовала на собрании:

- К сожалению, я не услышала каких-либо конкретных предложений со стороны Ольги Субботиной. Договорились, что по результатам встречи будет составлен некий общий документ и мы с ним тогда уже будем работать.





Партнеры