В балетном царстве, в балетном государстве

В «Стасике» показали парадный портрет Ульяны Лопаткиной

1 мая 2012 в 18:11, просмотров: 4670

Ульяна Лопаткина, при жизни удостоенная титула «божественная», на мелочи не разменивается. Все ее появления в Москве обставлены с помпой и посвящены великим балетным деятелям прошлого: Ролану Пети, Хансу ван Манену или Петру Ильичу Чайковскому. Нынешний гала-концерт, прошедший в Театре Станиславского и Немировича-Данченко под названием «Великие дуэты», не стал исключением.

В балетном царстве, в балетном государстве
фото: Павел Рычков

Дуэт Рудольф Нуреев — Марго Фонтейн, которому и посвятила свой вечер Лопаткина, сложился наперекор всему. Он был моложе своей партнерши на 20 лет и почти на такой же срок продлил ее пребывание на сцене. «Я танцую „Лебединое озеро“ с 1938 года, вы, наверное, тогда еще не родились?» — спросила как-то Марго, возмущенная новшествами, которые намеревался внести нахальный юнец в великое сочинение. «Нет, родился как раз в этом году», — хмыкнул танцовщик. «Лебединое» имело оглушительный успех и 89 вызовов под занавес — наибольшее число в истории согласно Книге рекордов Гиннесса.

Па-де-де из «Лебединого озера» было и в концертном «посвящении». Правда, не нуреевское, но никогда не показывавшееся у нас. В исполнении премьеров Голландского национального балета Анны Цыганковой и Мэтью Голдинга и в хореографии близкого друга Нуреева, Руди ван Данцинга, поставившего когда-то на знаменитого танцовщика балет «Памятник умершему юноше». Вообще-то подобных эксклюзивов на вечере оказалось немало, а потому концерт совсем не походил на «чес» звезды, стремящейся настричь побольше. Правда, «Сильфида» Пьера Лакотта к легендарной паре имела весьма отдаленное отношение. Хотя участие хореографа в побеге Нуреева как-то оправдывало включение его произведения в мемориальный концерт, качество исполнения все-таки оставляло желать лучшего. Алессио Карбоне и Мириам Улд-Брахам (обозначенная в программке как Мериам О’Браен) демонстрировали далеко не самые высокие стандарты, принятые в Парижской опере, не только в лакоттовском па-де-де, но и в «Золушке», поставленной Нуреевым, когда он был худруком этого театра.

А вот Владислав Лантратов и Евгения Образцова, представлявшие Большой, явно были в ударе. Парочка одинаково захватывающе исполнила как специально разученный для этого вечера дуэт из «Ромео и Джульетты» в хореографии Макмилана, так и хорошо им знакомый «Дон Кихот».

Сюрпризами из коллекции Руди—Марго порадовала и сама бенефициантка. Важным для Фонтейн балетом, как известно, была «Раймонда». Именно в ней, сопровождаемая верным Нуреевым, английская балерина впервые показалась после покушения на ее мужа Тито де Ариаса, который был послом Панамы в Великобритании. Выступив в коронной для себя партии, Лопаткина вместе со своим партнером Евгением Иванченко и тут демонстрировала обычную для себя царственность и шик. Обжигающей и непохожей на других предстала Ульяна и в известной роли Фонтейн — фокинской «Жар-птице». Самым же неожиданным и драгоценным подарком от питерской звезды стали номера британского классика сэра Фредерика Аштона. Впервые представленный у нас дуэт из его балета «Birhday Offering», а также знаковый для легендарной пары балет «Маргарита и Арман» добавляли необходимые лирические оттенки к величественному облику петербургской примы. Вместе с показанным на вечере па-де-труа из балета «Корсар» (самым популярным на Западе из нуреевского репертуара) эти номера довершали торжественный и монументальный портрет госпожи Лопаткиной, сложившийся из ее московского бенефиса.

 



Партнеры