Боб Марли с Елисейских полей

Известный французский диджей презентовал в столице новый альбом

3 мая 2012 в 20:27, просмотров: 4799

В минувшие выходные в Москве выступил один из пионеров хаус-музыки, дважды номинант Grammy, автор гимна к чемпионату мира по футболу в Германии, неоднократный обладатель звания «Автор лучшего клубного хита года» по версии Billboard Awards, французский диджей Боб Синклер (Bob Sinclair). В столице он представил новый альбом «Disco Crash», в записи которого приняли участие Pitbull, Snoop Dogg, Софи Эллис-Бекстор (Sophie Ellis-Bextor) и Шон Пол (Sean Paul). В интервью корреспонденту «ЗД» француз рассказал о любви к ямайскому регги, воинственном русском марше и совместном треке с DJ Smash.

Боб Марли с Елисейских полей

— Сегодня ты презентовал московской публике новый альбом «Disco Crash», название у которого весьма кричащее, словно сломать что-то хочешь...

— Можно и так интерпретировать, но на самом деле все намного проще. Disco — это дискотека, танцпол, то, откуда все произошло. Crash — это смесь различных стилей, эдакий музыкальный салат, где основой является диско, приправленное хип-хопом и классическим дэнсхоллом. Настоящий взрыв!

— Как долго ты шел к такому звучанию?

— Это мой пятый студийный альбом. Началось все с синглов «Gym Tonic» и «I Feel for You». Первые три альбома были весьма успешными, но затем я записал «Love Generation», один из лучших треков за всю мою карьеру, который затмил предыдущие достижения и поставил планку, которую уже было сложно перепрыгнуть. Но я не стал загонять себя в рамки какого-то одного стиля и решил посвятить свою жизнь поиску новых горизонтов звучания, исследованию других музыкальных миров, стал смешивать различные стили и звуки, чтобы в результате создать свою музыку, которая бы радовала людей на танцполе. В итоге есть то, что есть, — симбиоз джаза, диско и соула, центром которого является грув, присущий всей «черной» музыке. Это микс моих мыслей, моего опыта, музыки из прошлого. Я покупаю пластинки разных лет везде, где только можно, будь то Ямайка, Бразилия или Африка, и стараюсь перенести дух музыки того времени на современный танцпол.

— И даже в «Disco Crash» чувствуются давние симпатии к регги...

— Ну, песен в стиле регги в альбоме ты, конечно, не найдешь, но могу уверенно сказать, что регги — это корни и основа тернтейблизма. Все эти люди за двумя вертушками существовали на Ямайке уже с начала 60-х годов. Именно поэтому меня так привлекает этот остров, есть в нем что-то особенное. Один из моих последних альбомов как раз ему посвящен. Он акустический, носит название «Made in Jamaica» и состоит из хитов, реаранжированных в стилистике регги. Но «Disco Crash» все же больше ориентирован на танцпол и диджеев.

— Но современный танцпол все-таки отличается от танцпола, скажем, конца 80-х...

— Конечно, и диджеинг лет 20 назад казался для меня сродни волшебству. Я тогда не понимал, как один человек может играть одновременно с двух пластинок, скретчить да еще и угадывать настроение публики. Позже я сам стал покупать пластинки, записывать миксы на кассетах и пытаться понять, как нью-йоркские хип-хоп-диджеи, творчеством которых я в то время увлекался, создают свою музыку, свой бит. Я пытался разгадать секрет их мастерства, имитировал их деятельность, экспериментируя при этом с диско и джазом. Можно сказать, я вырос на хип-хоп-культуре. В начале пути люди обвиняли меня в том, что я краду чужую музыку и выдаю за свою. Но я им отвечал, что лишь перерабатываю ее, создавая собственное звучание.

— Забавно. Сейчас этим занимается каждый второй, кто хоть как-то разбирается в технике...

— Вот-вот. Это тогда такой способ создания музыки был в диковинку, но со временем компьютерные технологии и программное обеспечение достигли высокого уровня развития и позволили работать с огромным количеством разнообразного материала. Раньше людям в музыке нравились мелодия и слова, сейчас они сперва обращают внимание на звучание и лишь потом вслушиваются в мелодию и текст. В этом и есть заслуга диджеев.

— Будучи диджеем, почему ты решил выпустить альбом, целиком состоящий из треков с участием вокалистов?

— Сперва я записал треки и только потом подумал: почему бы не пригласить к сотрудничеству исполнителей? На сегодняшний день диджею, в особенности европейскому, легко привлечь к своему творчеству суперзвезд, потому что все они хотят быть причастны к танцевальной музыке. Я считаю это положительной тенденцией, т.к. глобализация в музыке ведет к ее развитию.

— Учитывая, что ты француз, твой путь сильно напоминает то, что в свое время сделал Дэвид Гетта (David Guetta), — начал сотрудничать с американскими поп-звездами, чтобы завоевать местный рынок...

— Честно говоря, никогда не задумывался об этом. Каждый артист по-своему уникален. Я вращаюсь в индустрии уже лет 20, так что меня можно смело называть одним из пионеров электронной сцены. Скажу так: кого-то из артистов можно сравнить с листьями дерева, кого-то — с ветвями, а кого-то — с корнями (недвусмысленно подмигивает).

— А ставил ли ты перед собой цель с помощью «Disco Crash» завоевать американский рынок?

— Я не акцентировал внимание на каком-то одном регионе. Альбом универсален, и для каждого рынка мы подобрали свою песню. Например, трек «Rock the Boat» с Pitbull на данный момент очень хорошо ротируется в США, а в России, наоборот, большой успех имеет песня «F**k With You» с Софи Эллис-Бекстор (Sophie Ellis-Bextor), потому что русские любят эту певицу.

— Кстати, у тебя есть один интересный трек под названием «The Russian March». Что его связывает с нашей страной?

— Однажды ко мне в руки попал сэмпл хорала. Каждый раз, когда я его прослушивал, мне почему-то представлялся русский военный марш. Только не спрашивай меня почему. Просто когда я пишу музыку, у меня в голове всегда возникают различные образы. Я хотел, чтобы трек обрел пространное звучание, поэтому попросил австралийского продюсера Dirty South сделать к нему соответствующую аранжировку. В результате получился такой русский марш, грязноватый и воинственный.

— Ты не первый раз в России. Многое ли изменилось с момента твоего первого приезда?

— Клубная сцена изменилась до неузнаваемости. Русские девушки стали ценить свою красоту, научились за собой следить, приходят в клуб в правильном настроении, а это придает вечеринке особый ореол сексуальности. У вас появились талантливые продюсеры, которые начали активно пробиваться на европейский рынок. В конце концов, русские делают все возможное, чтобы вечеринка удалась. И это круто!

— Ходят слухи, что ты даже подумываешь о сотрудничестве с российскими артистами?

— Да, мы планируем записать совместный трек с DJ Smash. Осталось только найти точки соприкосновения, подобрать правильного вокалиста и сделать что-нибудь особенное с учетом специфики вашей страны. Вообще мне нравится идея использовать в треке русский язык. Он очень сексуальный!

— Уже задумывался о следующем альбоме?

— Дай мне с этим сначала разобраться! (Громко смеется.) В этом году я еще промотирую «Disco Crash», а следующий год — это уже совсем другая история.



Партнеры