Мэтт Деймон: «Мой градус сумасшествия изменился»

У Мэтта Деймона потрясающая энергетика, он приветливый, спокойный, улыбчивый, очень простой в общении

10 мая 2012 в 18:01, просмотров: 4631

Если кому и надо рекламировать институт брака, он бы справился с этим как нельзя лучше. По всей видимости, его 7-летний брак с Лусианой, бывшей официанткой из Флориды, действительно счастливый. Я встретилась с Мэттом в Нью-Йорке и наконец увидела его в рубашке и свитере, а не как было раньше — в спортивной одежде. На сей раз выглядел он довольно свежо и нарядно. Мы поговорили о детях, семье и даже о его политических взглядах.

Мэтт Деймон: «Мой градус сумасшествия изменился»
фото: fotodom.ru

— Не могу не спросить: зачем вы побрились налысо?

— Мне пришлось это сделать для новой картины, над которой я сейчас работаю. Хотя детям мой новый образ нравится, особенно самой младшей. А вот жена не в восторге: ей больше приятно, когда у меня на голове есть растительность.

— Вы сыграли в картине «Мы купили зоопарк». Интересно, что вас привлекло в сценарии?

— Мои друзья тоже меня об этом спрашивали, когда узнали, что я снимаюсь в этом фильме. Сюжет основан на реальной истории, которая произошла в Англии, однако сам фильм мы снимали в США, в штате Аризона. Эта история про отца-одиночку. Жена главного героя умерла, и он решается потратить все семейное наследство на покупку зоопарка и тем самым спасти заброшенных животных. И знаете, что я сделал? Я решил не встречаться с человеком, на истории которого этот сюжет был основан, до окончания съемок фильма: мне хотелось самому попытаться передать все те эмоции, которые может переживать отец в сложившейся ситуации. И этим картина мне стала еще интереснее. Но когда мы встретились после съемок, пообщались, оказалось, что я не ошибся.

— Вместе с вами снималась Скарлетт Йоханссон. Как она вам?

— Вы знаете, я был приятно удивлен, что у нее очень хорошее чувство юмора, и нам было довольно легко работать вместе. Правда, я был удивлен, как такая женщина согласится работать в этой картине.

— Готовились как-то к съемкам?

— Конечно. И у меня было довольно много времени на подготовку, поскольку у нас в семье в позапрошлом году в октябре родилась четвертая дочь, и я тогда принял решение взять небольшой отпуск — хотелось помочь жене Лусиане с детьми, — а в перерывах между домашними делами готовился к съемкам. Так что все проходило очень спокойно и размеренно, кроме бессонных ночей, когда нам приходилось с супругой вставать по очереди к нашей младшенькой.

— Помните свои первые ощущения, когда вы впервые стали отцом?

— Когда я познакомился со своей женой, у нее уже был ребенок — дочь Алексия от предыдущего брака, которой на тот момент уже было 4 года. Я ее принял как свою. И уже с того момента я начал «репетировать» профессию отца. Поэтому, когда спустя три года у нас с супругой родилась наша первая общая дочь Изабелла, я уже что-то знал о детях и умел с ними обращаться. Для меня не было это необычным. С рождением первого ребенка я почувствовал, как меня стало тянуть к детям: мне нравится с ними общаться, я вижу их желание научиться чему-то новому, и мне хочется им что-то дать. Детский мир — это определенный мир, в котором не устаешь находиться. Конечно, тяжело первое время — бессонные ночи и так далее, но потом, пройдя это все, ощущаешь такое счастье!

— Часто ли вам хочется совершать сумасшедшие поступки?

— Я родился в простой семье, мои родители не относились к миру кино или театра, и поэтому поначалу, когда я ворвался в творческий мир голливудской жизни, мне, конечно же, хотелось совершать какие-то сумасшедшие поступки, тем более что мир кино способствует этому, это необходимо для вдохновения. Но с появлением семьи в моей жизни я больше стал задумываться над этим и тщательнее все взвешивать, прежде чем что-то делать. Так что сейчас градус моего сумасшествия значительно понизился.

— То есть вы очень спокойный в жизни?

— Даже когда мы с семьей идем вместе смотреть кино или в ресторан, либо куда-то едем путешествовать, это уже выглядит для нас как сумасшествие, поскольку мы знаем заранее, что за нами будут следовать папарацци. Но вообще да, я довольно спокойный по натуре, и надо очень постараться, чтобы меня вывести из себя.

— Какой вы отец? У вас есть какая-то четкая позиция, как надо вести себя с детьми?

— Вы знаете, это всегда было для меня сложным. С одной стороны, я как отец знаю лучше и хочу, чтобы они прислушивались ко мне, когда я им что-то говорю, учу, а с другой — ребенок ведь тоже личность, и я должен учитывать то, что он хочет. Поэтому постоянно с этим борюсь: как правильно поступить в той или иной ситуации? Нашей старшей — 13, мы уже чувствуем сейчас этот сложный переходный возраст.

— От политики домашней перейдем к общественной. Я не раз читала, что вы интересуетесь политикой...

— Да, и, к сожалению, в политике все очень печально, многие люди сидят без работы, и я об этом знаю, меня это беспокоит. Правительство обещает, что все наладится, выделяются деньги на решение вопросов, но больших изменений пока не вижу. Я наблюдаю, что политическая система сейчас находится в довольно поломанном состоянии. Но надо бороться. И если я смогу что-то сделать конкретное в период предвыборной кампании или во время выборов, то обязательно сделаю это. Вы знаете, я уже даже ознакомился с программами кандидатов, но пока не вижу для себя более подходящей кандидатуры, кроме того, кто сейчас у власти, хотя мне бы хотелось иметь и другие варианты. Я знаю одно: время говорить прошло, пора уже действовать, выполнять обещания.

— У вас есть планы пойти дальше в политику?

— Нет, и не могу сказать, что я сейчас в политике, — я только ее касаюсь. Читаю какие-то книги по экономике, статьи. Если бы мог, например, то предложил бы ограничить президентство только одним сроком. Чтобы власть могла меняться. Я просто человек, которому это все небезразлично, и если своей популярностью смогу помочь в решении каких-то вопросов на политическом уровне, то я только «за».





Партнеры