«Люди в черном»: назад, в 60-е

Уилл Смит: «Только мысли о победе помогают мне выйти на поле битвы!»

18 мая 2012 в 16:50, просмотров: 9372

«Люди в черном» вернулись спустя 10 лет... в прошлое. В обновленном составе они снялись в истории про 1969 год, затем проехались по всему миру и приземлились в Москве в пятницу утром. Актеры Уилл Смит, Джош Бролин и режиссер Барри Зонненфельд надеются удивить зрителей неожиданной концовкой, объясняющей странные взаимоотношения агента Джея (Уилл Смит) и агента Кея (Томми Ли Джонс), вводя нового персонажа — молодого Кея (Джош Бролин). На встрече с журналистами актеры разыграли юмореску с подкупом прессы. Уилл Смит выбежал в зал и начал раздавать наши пятитысячные купюры ошарашенным корреспондентам: «Пишите хорошие рецензии!»

«Люди в черном»: назад, в 60-е
фото: Геннадий Авраменко
Уилл Смит

— Если бы у меня была возможность путешествовать во времени, я бы вернулся в начало наших съемок. Все-таки неплохо мы тогда повеселились, — говорит Джош Бролин. — А еще я все съемки каждый день буквально засыпал с голосом Томми Ли Джонса. Каждый вечер я слушал, что и как он говорил в прошлых «Людях в черном», чтобы лучше сжиться с его персонажем.

— Если ты чернокожий, то лучше в прошлое не возвращаться! — смеется Смит. — Я бы отправился в будущее. Меня интересует время, начиная с президентства Барака Обамы и дальше, дальше... Что же касается вхождения в образ... Когда снимали первых «Людей в черном», мне было 34 года, теперь мне — 43. Я десять лет не снимался в жанре экшн и подумал, что лучше, если прыгать с небоскреба буду не я, а дублер.

Смотрите фоторепортаж по теме: «Люди в черном»: назад, в 60-е
8 фото

Пришельцы — неотъемлемая часть иллюзорного мира агентов. И в Нью-Йорке 1969 года их было в достатке. Мастера перевоплощения, работающие над сотнями пришельцев, намеренно делали инопланетян такими, какими их видели в фильмах 50-х и 60-х годов. Необыкновенный и зловещий образ придали гримеры главному антагонисту — Борису. Выбор имени очень заинтересовал журналистов. Уиллу Смиту даже дали посмотреть на фотографию Бориса Гребенщикова. Смит рассмеялся и сказал: «Бедняга! Как же его потрепало! О! Думаю, он может подать на нас в суд!» Режиссер первоначально хотел назвать злодея Язь, но передумал, когда узнал, что это название противозачаточных таблеток его дочери, и дал герою... имя внука. Барри Зонненфельд поклялся, что часто встречает пришельцев на Тайм-сквер: «Они все живут там. Их можно вычислить! Они всегда одеваются не по погоде и голосуют за республиканскую партию США». Актеры не переставали подшучивать над любимым режиссером: «Когда мы впервые появились вместе в кадре, то Барри так разнервничался, что заплакал в конце. Когда режиссер плачет в неэмоциональной сцене, сразу думаешь, а вдруг это из-за твоей ужасной игры! Если Барри не позавтракает, он плачет. Если Барри не пообедает, он тоже плачет!»

Сам Уилл Смит старался сохранять спокойствие и мыслить позитивно:

— Только мысли о победе помогают мне выйти на поле битвы. Я настраиваю мои мозги на позитив! Сейчас стоял перед дверью, за которой вы меня ждали, и говорил себе: «Уилли! Это будет самая лучшая пресс-конференция в твоей жизни!»

 




Партнеры