«Люди в черном» атакуют Москву

Джош Бролин: «Миром управляют женщины!»

18 мая 2012 в 19:41, просмотров: 26124

18 мая в Москву приехали «Люди в черном». Причем, почти полным составом: актеры Уилл Смит и Джош Броллин вместе с режиссером Барри Зоннефельдом. Не было только Томми Ли Джонса. Впрочем, это не удивительно — в третьей части он появляется только в начале и в конце фильма. Поскольку события происходят в 1969-м году и агента Кея в молодые годы сыграл Джош Бролин («Старикам тут не место», «Железная хватка»). После пресс-конференции Джош Бролин и Барри Зоннефельд ответили на вопросы корр. «МК».

«Люди в черном» атакуют Москву

Будет ли продолжение знаменитой франшизы «Люди в черном»? Поговаривают, что если продюсеры за это возьмутся, то придурковатые пришельцы разбредутся по всему белу свету. Слухи слухами, но у нас проверенный источник — режиссер картины Барри Зонненфельд. Если уж тратить пленку, то до России включительно. О России и не только исполнитель роли молодого легендарного агента Кея Джош Бролин и режиссер Барри Зонненфельд.

Фантасты не перестают рефлексировать на романтическую тему путешествий во времени. И авторы «Людей в черном 3» воспользовались знаменитым приемом чтобы попытаться расшифровать сложные отношений двух мужчин, которые работают плечом к плечу 15 лет, но так и не научились доверять друг другу. Пытаясь понять молчаливого партнера, Джей отправляется во времена молодости Кея — 1969 год. А тут еще попутно выяснилось, что Земле угрожает опасность инопланетного нашествия и единственный, кто бы мог предотвратить Апокалипсис — 29-летний агент Кей. Свирепый пришелец Борис — Животное (Джемейн Клемент), которого Кей арестовал в конце 60-х, в 2012 вырывается на свободу и жестоко мстит врагу, найдя способ вернуться в прошлое...

Джош Бролин

— Ваш отец Джеймс Бролин — популярный актер. Он вас поддерживал на пути вашего становления как профессионального актера?

— Он всегда подходит к работе очень серьезно. Я никогда не забуду то самое лучшее, что он мне сказал. Как актер актеру. Он меня обнял и прошептал: «Я пытался сделать это тридцать лет». У него не было тех возможностей, что были у меня. Мой отец очень рано стал известным, а потом двадцать лет был актером второго плана. Моя дочь мечтает стать актрисой. Я знаю, что актером быть очень тяжело. Знаю что это — оказаться без денег.

— У вас было множество разных ролей. Чью бы жизнь вы прожили?

— Моих героев? Многие из них умерли впоследствии!.. Я не проживаю жизнь своих персонажей. Но, пожалуй, отличный вариант — это мой герой, агент Кей в 60-х, который жил в то тяжелое время и делал такие вещи, какие не делал никто. В детстве я обожал фантастичные романы Рэя Брэдбери. Я любил то, что связано с воображением... И, знаете, что я вас скажу: дети всегда талантливее своих родителей. Я смотрю на своих детей — они значительно талантливее меня. У них так естественно все получается! Вот смотришь на Леонардо Ди Каприо, где ему всего 15 лет, и удивляешься, как он смог так сыграть? Он тогда был совершенно гениален.

— В предыдущих фильмах ваши герои — мужественные и серьезные персонажи. Вам нравится ваша роль в комедии и хотите ли вы остаться в этом жанре?

— Конечно! «Люди в черном» — самый крупный фильм, в котором я снимался. Посмотрим, что будет дальше. Но я не хочу останавливаться на ролях, которые я уже сыграл. Я собираюсь двигаться только вперед.

Смотрите фоторепортаж по теме: «Люди в черном»: назад, в 60-е
8 фото

— Вы хотели бы сыграть персонажа из русской классической литературы?

— Я читал Тургенева, Пушкина, Толстого, Достоевского... У меня был период в жизни, когда я читал много русских авторов. Я люблю Достоевского. Был бы моложе, сыграл Раскольникова. (Смеется.)

— В «Людях в черном» замечательно изображены дружеские отношения двух мужчин — скупые на сантименты, но надежные. Есть ли у вас надежные друзья?

— Да, конечно! Очень грустно, если таких друзей нет. Я счастливчик. У меня много друзей. Некоторые могут пересчитать по пальцам верных людей, а у меня две руки, десять пальцев! (Смеется.) Я сам очень верный. Мне близка старомодная верная дружба. Я люблю моих друзей. И знаю, что они тоже любят меня. Но больше я люблю женщин (Смеется.) Я доверяю им намного больше, чем друзьям — мужчинам.

— Вы верите в дружбу между мужчиной и женщиной, не основанной на сексуальном влечении?

— Женщины управляют миром. Мужчины прикидываются, что они с этим справляются сами. Моя мать, ее больше нет со мной, была очень сильная. Маленькая, хрупкая, но очень сильная. Она управляла миром.

— Если бы вам предложили сыграть в комедии роль женщины, то кого бы вы сыграли?

— Я бы снялся в мюзикле про жизнь Элеоноры Рузвельт (Смеется.) Даже не знаю... Я бы сыграл чернокожего мужчину Рупола, изветсного американского трансвестита.

— Ваша первая мысль, как только вы узнали, что вас взяли на роль молодого Кея?

— Страх!

— За что можно любить и ненавидеть Уилла Смита?

— Люблю его за безумную энергетику. Никогда не работал с такими энергичными людьми, как он. Сами представьте. Идем мы по Бронксу в 6:30 утра. Никого на улице. Заходим на съемочную площадку. Через час слышим, как будто тысячи человек кричат во всю глотку. А это всего-навсего по улице идет один Уилл. (Смеется.)

— Вы носите черный костюм в повседневной жизни?

— Только, когда поправляюсь

— Вы верите в пришельцев?

— Да! Потому что это намного веселее, чем не верить.

Барри Зонненфельд

— Планируйте ли вы вернуться к «Людям в черном» и снимать четвертую часть?

— Моя следующая работа — комедия, потом — научно-фантастический фильм. Будем ли снимать четвертую часть, зависит, к сожалению, не от меня, но я очень хочу!

— И уже есть замысел следующей части? Отправите агентов в далекое будущее?

— У меня совершенно нет замысла! (Смеется.) Но у Смита есть. Спросите у него сами! Есть идея расширить территорию действия пришельцев дальше Нью-Йорка и Америки. Может, до России? Ведь у вас тоже найдутся пришельцы!

— Почему «Люди в черном» исчезли на 10 лет и вернулись именно в 1969 год?

— Не я принимаю решения, а продюсеры... Спустя 10 лет надо было освежить парочку Джонса-Смита, и мы выбрали 60-е как сложное время, полное противоречий, расизма, культурных переворотов.

— Почему вы не развили романтическую линию?

— Это звучит странно! (Смеется.) Наверное, потому что, сюжет строится вокруг Джея и Кея. И как бы это странно не звучало, развивается в основном линия агента Джея (Уилл Смит. — А. С.) Но раз вам так хочется романтики, то считайте, что у Джея роман с Кеем.

— Зачем вы представили Энди Уорхола как специального агента, человека в черном?

— Потому что это смешно! В его время все думали, что Уорхол — инопланетянин. А мы представили его как агента, который просит, чтобы инициировали его смерть. Для нашего Энди все, что он делал, казалось скучным и банальным, но на самом деле для многих это было потрясающе, только сам он этого не понимал. Если бы я был очень богат и стар (Зонненфельду 59 лет, — А. С. ), то приобрел произведение современного искусства. Очень люблю поп-арт! Но вряд ли бы это был Энди Уорхол.

— Вы думали о совместных проектах с Россией?

— Я обескуражен распадом СССР. Как же это быстро произошло! Мне хотелось бы изучить эту тему более детально... Но вряд ли из этого выйдет хорошая комедия.

— Позволяете ли вы импровизировать на площадке?

— Я не терплю импровизаций на площадке. Это здорово только для репетиций. Ну, конечно, небольшие отступления от сценария допускаются. Например, Уилл Смит, объясняя молодому Кею откуда он взялся на месте преступления, сказал, что встречается в этом месте со своей девушкой и что она, верно, заждалась его. Это чистой воды импровизация. Сценаристы — это сценаристы. Актеры — это актеры. Из актеров редко получаются хорошие сценаристы. Пусть каждый делает свою работу, и тогда все получится на ура!



Партнеры