«Усатый нянь» сбежал с юбилея

«МК» застиг режиссера Владимира Грамматикова накануне побега от московской суеты и юбилейных панегириков — ведь 1 июня ему исполняется 70!

1 июня 2012 в 14:16, просмотров: 3466

Неизвестно, в шутку или всерьез судьба явила миру Вову Грамматикова в День защиты детей (хотя в то время еще и праздника-то такого не было), однако вся жизнь известного режиссера так или иначе связана с детьми. Режиссерский дебют с озорным «Усатым нянем», затем — «Шла собака по роялю», «Все наоборот», «Мио, мой Мио», всенародно любимые серии «Ералашей», десятки выпусков «Улицы Сезам», руководство Киностудией детских и юношеских фильмов им. Горького, президентство на детских кинофестивалях в «Артеке» и «Орленке» — сплошная детская тема.

«МК» застиг режиссера накануне побега от московской суеты и юбилейных панегириков — ведь 1 июня ему исполняется 70!

«Усатый нянь» сбежал с юбилея
фото: Геннадий Авраменко

— Признайтесь: уезжаете по неотложным делам или намеренно прячетесь от предстоящего юбилея?

— Не буду лукавить: просто скрываюсь. Хочу исчезнуть, потому что в прошлом году видел юбилейные торжества своего друга Игоря Ясуловича и подумал, что меня все это не радует.

— А вы помните ваш самый необычный день рождения?

— Дело в том, что все мои дни рождения попадали на время съемочных периодов, когда я снимал кино. Это почти всегда была экспедиция, и все они были похожи друг на дружку: в Ялте, с черешней, или на «Кинотавре».

— Владимир Александрович, вы ведь выросли в большой семье. Этот факт как-то повлиял на вашу жизнь?

— Безусловно, потому что детство — самый важный период в жизни, когда ребенок учится общаться с себе подобными. Два брата и две сестры были моими университетами человеческой этики.

— Считается, что средние дети учатся быть толерантными и умеют поддерживать ровные отношения между остальными братьями и сестрами.

— Они просто не испытывают такого унижения, как младшие, и не борзеют, как старшие. Но меня старшие братья особенно не узурпировали. Самым обидным было донашивать их старые вещи. Хотелось чего-то своего, нового. Но мама говорила: «Ну Володечка, а куда же девать эти вещи — Коли, Кирилла? Давай уж...». И мне казалось, что я обречен до конца своих дней донашивать вещи старших братьев.

"Мио, мой Мио"

 

— Может, это было еще одной неявной причиной, по которой вы решили уйти из технической профессии в творчество?

— Нет, я просто узнал, что существует другая жизнь — более интересная, чем эта. Но актерство не приветствовалось в моей семье. Из-за этого у меня были очень сложные отношения с отцом. Они стали лучше только после выхода фильма «Шла собака по роялю». Я хорошо помню, как он мне сказал на ухо: «Володя, прости, я был неправ». Услышать такое было очень приятно.

— Своим детям вы не ставили таких препятствий в выборе профессий?

— Старший, Егор, учился на актерском в «Щуке» и очень удачно работал в театре Васи Ливанова «Детектив» — к сожалению, театр закрылся. Сейчас он занялся режиссурой, сделал очень драматичный, мощный сериал «Мы оставляем вам любовь». А младший сын учился в Европе по специальности «Международное право, международные отношения», а сейчас работает в России.

— Внуки у вас имеются?

— Да, пятеро. Старшему, Никите, — 24, а самому младшему, Давиду, три с половиной.

— Как у вас весело! Бывает, что они все вместе собираются?

— Нечасто, но недавно как раз редкий случай — были все вместе на Николиной Горе. Канал ТВЦ снимал фильм, и режиссер предложил собрать всех. Я был очень рад.

— Умеете с внуками управляться?

— Да, у меня с ними очень хорошие отношения.

"Шла собака по роялю"

— А было на съемочной площадке, чтобы дети-актеры вас «делали» и вы понимали, что не можете с ними справиться?

— Нет, я всегда находил способ справиться. Такого нельзя допустить. Мы сначала налаживали отношения, а потом уже работали. Самое сложное было у Насти Меськовой на съемках «Маленькой принцессы»: фильм очень трудный, а ей было 9 лет, и на ее плечи легла сложная психофизическая работа. Поэтому у нас были очень близкие отношения. Я знал все ее тайны, а она знала все мои... Только так можно работать с детьми, иначе ничего не выйдет.

— С кем тяжелее работать: с мальчиками или с девочками? С пятилетними или подростками?

— Самый сложный возраст — 12—13—14 лет. Тогда они самые трудные: дистанцируются, становятся закрытыми, создают себе какой-то образ — совершенно не тот, кем они на самом деле являются. Вот Валерий Приемыхов с Динарой Асановой умели с такими общаться. Я даже не представляю, как школьные педагоги управляются с подростками. У нас же все-таки три месяца — и все, разбежались, я их знать не знаю.

— Но у вас же во ВГИКе имеются и дети постарше, с которыми отношения более длительные.

— Да, у меня третий курс, актерский. Вот сейчас как раз еду с экзамена, где они сдавали танец. А еще я набрал мастерскую на Высших курсах сценаристов и режиссеров. Мы с Сашей Бородянским будем вести спецкурс «Драматургия и режиссура семейного кино»!

— Та-ак, это что-то новенькое!

— Да, он методологически отличается от всего прежнего и сделан на анализе лучших фильмов компании «Дисней». Как строится сюжет, как сделать так, чтобы это было интересно и родителям, и детям...

— И оттуда выйдут режиссеры, которые будут делать хорошее семейное кино?

— По крайней мере мы будем учить их делать такое кино. А то, может, они прикидываются, что хотят заниматься семейным кино, а получат дипломы и начнут снимать, например, рекламу.

— Давайте поговорим о детском кино, которого сейчас почти нет в России. Есть ли у него будущее?

— Ну конечно, есть — дети же у нас есть.

"Усатый нянь"

— Так ведь и странно, что дети есть, а фильмов для них нет.

— Кино мало, потому что его окончательно убили рыночные отношения, потому что детские фильмы телевидение покупает за копейки, а кинотеатры его вообще не берут. Можно снять супергениальный фильм, но показать его негде. Это печально, потому что я убежден, что в субботу и воскресенье многие папы-мамы вместе со своими детьми с удовольствием пошли бы на какую-то хорошую зрелищную картину.

— А у вас есть какие-то идеи, каким должно быть детское кино сегодня?

— Да, у меня есть абсолютная формула: это синтез традиций и новых технологий. У нас же есть очень сильные традиции и в литературе, и в киносказке — и конечно, нужно соединять их с современными технологиями, компьютерной графикой, спецэффектами — тогда может получиться успешный микс.

— И перевести все в 3D?

— Обязательно, для ребенка нужно только зрелище, иначе он не будет смотреть.

— Но часто бывает так, что когда все уходит в зрелище, пропадает душа.

— Да, иногда зрелище бывает бессмысленно, но сейчас, к сожалению, дети не очень хотят смысла...

— На ваш взгляд, в каких странах сейчас самое интересное и «правильное» ТВ для детей, чей опыт нам стоило бы перенять?

— ВВС всегда была компанией, на которую равнялись. Но сегодня потрясающе развивается телевидение, особенно семейное, в Латинской Америке, в Испании, Португалии. Очень интересные семейные программы делают в Бразилии, когда дети и родители вместе не перетягивают канат или гири поднимают, а, например, танцуют, занимаются совместным творчеством. Так что на ТВ есть на кого равняться — и нужно заимствовать такие форматы, потому что хорошее не зависит от национальности. Просто этим нужно заниматься системно, а не от случая к случаю.

«МК» поздравляет Владимира Александровича с юбилеем и желает ему крепкого здоровья и новых успехов на творческом поприще.

 



Партнеры