Хроника событий Юный натуралист из ресторана «Пушкинъ» За что не извинился «Кинотавр» Главный приз "Кинотавра" взял фильм "Я буду рядом" "Я буду рядом" Павла Руминова получил главный приз "Кинотавра" Лучшим режиссером "Кинотавра" стал Василий Сигарев за фильм "Жить"

«Кинотавр» в стиле «Кококо»

Авдотья Смирнова: «Анатолию Борисовичу фильм понравился. Вчера пришел второй раз смотреть»

9 июня 2012 в 17:10, просмотров: 31176

На «Кинотавре» прошла премьера нового фильма Авдотьи Смирновой – женской комедии со слегка абсурдным названием «Кококо» (как бы несущее в себе обаятельно непосредственное и по-народному упрощенное понимание классических искусствоведческих терминов). 

«Кинотавр» в стиле «Кококо»
фото: Геннадий Авраменко
Анна Михалкова, Авдотья Смирнова, Яна Троянова

Рассказывать историю дружбы двух крайне непохожих женщин, познакомившихся в поезде по дороге в Санкт-Петербург, режиссер позвала двух совершенно разных актрис: Анну Михалкову и Яну Троянову. И подарила зрителям один из самых впечатляющих женских дуэтов за последнее время.

 Лиза (Анна Михалкова) – классический музейный работник. Разведена, но работает вместе с бывшим мужем в одной комнатке на задворках Кунсткамеры. Живет одна в большой ветхой квартире, тоже не сильно отличающейся от музея (прекрасная работа художника-постановщика Екатерины Залетаевой). Вика (Яна Троянова) – боевая туристка из Екатеринбурга, где она работает арт-директором местного ночного клуба. Тоже разведена, только еще и с ребенком на руках (впрочем, с ним сидит тетка в деревне).

Проснувшись утром на вокзале Петербурга, они обнаруживают, что обе остались без сумок, в которых все: деньги, документы. Пригласив Вику к себе один раз переночевать, Лиза очень быстро прикипает к своей пугающе свободной гостье, но это не значит, что обе подруги легко и быстро смогут поменяться в этой жизни местами. Запыленные бюсты в прихожей, сиамские близнецы из коллекции Кунсткамеры на крупном плане, пьяное исполнение народных песен, даже короткая сцена митинга в защиту Ходорковского – удивительно, но в новом фильме Авдотьи Смирновой все к месту, все по делу. Легко, непринужденно – и очень смешно

- Мы посмотрели фильм «Волчок» Василия Сигарева, где сыграла актриса Яна Троянова, - говорит режиссер о том, как родился замысел фильма. – И нас абсолютно поразила картина. Но особенно нас поразила в ней Яна Троянова. Новые актрисы, тем более в этом возрастном диапазоне от 30-ти до 40-ка, появляются редко. А тут – просто мощнейшее событие. Мы вышли из зала с Анной Пармас (соавтор сценария, также сыгравшая в фильме небольшую роль – Н.К.) и сказали друг другу, что нужно сделать все возможное, чтобы написать сценарий на Троянову и Михалкову. Потому что я Аню считаю выдающейся актрисой, и мне очень захотелось их соединить.

- Вы очень удачно сыграли на сопротивлении, взяв на комедийную роль героиню такого крайне драматичного фильма, как «Волчок».

- Мне все говорили: ты с ума сошла? Троянова – трагическая актриса, как она будет играть комедию? Я же была абсолютно уверена, что Яна справится. И мне кажется, она полностью это доказала.

- Тем не менее, поначалу она сомневалась, принимать ли ваше предложение. Почему?

- Яна – настоящий художник, человек очень требовательный. У нее были разного рода сомнения. Думаю, что она сомневалась и во мне как в режиссере, и не была до конца уверена в себе. Это нормальные рефлексии творческого человека.

- Вот эти проходы актрис по набережным Петербурга, сцена в ночном клубе – какая в это время была реакция простых людей на известную актрису Анну Михалкову?

- В ночном клубе были все наши. Снимались мои студенты и куча знакомых. Всем было велено придти в собственных кедах – так нам надо было для сюжета. А на улицах – как- то спокойно все происходило. Анну Никитичну время от времени тягали в Москву на съемки «Спокойной ночи, малыши!», но не сильно.

- А к сцене митинга за освобождение Ходорковского, в котором участвует Лиза Анны Михалковой, никто из прохожих не хотел присоединиться?

- Это площадь Сахарова в Петербурге, она малолюдная в принципе. И потом, даже если кто-то и подошел, я этого не заметила. Я же сижу между монитором и площадкой и не вижу, что происходит кругом, как работает оцепление.

- Не знаю как насчет Лизы, но Вику вполне можно представить в составе арт- группы «Война», рисующей разные фигуры на Литейном мосту.

- Ну нет, это слишком изысканно для Вики. Она все-таки девушка попроще.

- Отдельное спасибо за эпизоды с Юлией Снигирь в роли неприметной музейной работницы. Особенно тех, где она прячет сопливый платочек в рукаве.

- Это Юлька сама придумала, что у нее все время насморк. С ней получилось очень смешно. Юля моя приятельница, и когда дело дошло до съемок, я ей говорю: Снигирь, у меня есть предложение. Маленькая бессмысленная роль с небольшими деньгами. На что Юля, как человек с юмором, тут же откликнулась: кто же от такого отказывается? А дальше я привела ее к художникам по костюму и гриму и сказала: перед вами невыполнимая задача – испортить Снигирь.

- Это еще в «Лире» пробовал сделать Константин Богомолов на сцене.

- Она как раз тогда репетировала «Лира». Вдруг появилась эта челка. Дальше мы придумали очки. Потом она сама придумала себе насморк. А потом Александр Осипов ее замечательно одел, а Галя Пономарева, наш гример, все время капала ей в нос, чтобы из него текло.

- Расскажите про судьбу появления песни, которую поет в фильме Яна Троянова? Ее просто невозможно забыть.

- У меня есть ближайшая подруга Ира Меглинская. Она знаменитый фотодиректор и галерист. Ира казачка и когда-то вместе с фольклорным ансамблем ездила по стране и собирала песни. При этом Ира сама совершенно замечательно поет. Эту песню в ее исполнении я помню еще с молодости. Меглинская специально приехала в Питер и целый день сидела с Трояновой, учила ее петь эту песню.

- Где можно слова переписать?

- В фильме. (Улыбается.)

- Там есть, с одной стороны незаметное, а с другой – очень важное присутствие Сергея Шнурова как композитора.

- Мы дружим с Сережей уже несколько лет, но вместе работаем впервые. Я дала Сереге прочесть сценарий. Мы с ним встретились, он говорит: у меня есть один трек, я тебе сейчас его пришлю. Не для фильма, ты просто послушай и скажи, это вообще туда или не туда. И присылает мне «Валенки», которые у нас звучат на титрах. Я ему говорю: это не просто туда, это точно будет играть в финале! А дальше мы приступили к работе над остальной музыкой.

Смотрите фоторепортаж по теме: "Кинотавр"-2012 в стиле «Кококо»
16 фото

- Вы уже второй раз показываете в кино музеи…

- Это правда, и после премьеры «Двух дней» многие музейщики – и это было страшно приятно – благодарили меня за эту картину. Но здесь другая история. Лиза музейщица не потому, что мне нужно было снова рассказать про их мир. Просто я очень хотела снять Кунсткамеру. Это один из моих самых любимых музее в мире. Не надо забывать, что это вообще первый музей в России. У него совершенно особая атмосфера, он очень интересно и сложно устроен. И для Питера он очень важен, потому что организовывает целое пространство вокруг себя. А еще у меня в Питере есть любимый вид: с Английской набережной как раз на Кунсткамеру. Я всю жизнь этим видом любуюсь и мечтаю его снять. Вот, наконец, удалось.

- Еще вы говорили, что сначала задумывали сделать драму. Какой в идеале она должна была случиться?

- Все то же самое, только в конце убийство. Но она не получалась. Мы пять месяцев пробовали ее написать. Было готово все, включая подробный поэпизодник, вся фабула от начала и до конца. Но вот оно не взлетало –хоть ты тресни. И как только мы придумали, что это комедия, сценарий сам себя рассказал мгновенно.

- Это ведь самая свободная ваша картина?

- Абсолютно. Я делала ее без оглядки на что бы то ни было. И очень благодарна Сельянову за то, что он ее так быстро запустил. Причем запустил на честном слове и на одном крыле, потому что на тот момент у нас была только треть бюджета. И тем не менее все недостатки картины и ошибки – не оттого, что не хватило денег или времени. Это те недостатки и ошибки, которые свойственны мне в моем нынешнем состоянии развития. Это первая картина, которая совсем моя. Она равна мне. В ней рассказано то, о чем я думаю на самом деле.

- Меня удивила ваша реплика, что эта картина про русский язык.

- Язык – это форма бытования этноса. Язык очень ярко отражает то, что происходит с нацией и страной. Появление новых слов и оборотов никогда не бывает случайным. Слова – это вообще очень мстительная и специфическая субстанция. Они говорят о человеке и о стране гораздо больше, чем человек или страна хотят о себе сказать

- Так уж вышло, что, несмотря на образованность Лизы, более живой язык как раз у героини Яны Трояновой. Она меньшим набором слов передает более сильные эмоции.

- С Викой была только одна неправда. По правде, конечно же, она матерится.

- И мы знаем, что актриса это делает очень органично.

- Но в кино мы скованы в этом смысле. Телевизором, требованием каналов и так далее, и тому подобное.

- Ваш друг Борис Хлебников говорит, что на фильме «Пока ночь не разлучит» у него не было никаких проблем с матом. Просто для кинотеатров ставишь возрастной ценз «18+», а в телевизоре все запикиваешь.

- У нас в сценарии был мат. Его попросил убрать Сельянов. А Сельянов в этом много что понимает. Он сказал: там где ты можешь обойтись без мата, лучше обойтись. Там где не можешь – оставь. И одно матерное слово у нас все же осталось.

- Андрей Сергеевич Смирнов уже посмотрел фильм?

- Да, сказал мне всякие хорошие слова.

- А Анатолий Борисович Чубайс?

- Тоже.

- И тоже хорошие?

- Да, он вчера во второй раз смотрел картину.

- Значит, точно понравилось.

- Надеюсь! (Улыбается.

«Кинотавр»-2012. Хроника событий


Партнеры