Как Алексей Герман встретил Киру Муратову

Фестиваль в Карловых Варах: черно-белые вариации на тему кино

9 июля 2012 в 20:15, просмотров: 2349

Так повелось, что кинофестиваль в Карловых Варах мы всегда сравниваем с Московским. Поначалу два праздника «прогрессивного киноискусства» радовали трудящихся СССР и Чехословакии поочередно. По четным годам — Карловы Вары, по нечетным — Москва. Затем, едва не погибнув в начале девяностых, фестивали стали жить без оглядки на «прогресс» и прочую «дружбу народов».

Как Алексей Герман встретил Киру Муратову

Ныне Москва и Карловы Вары переживают не лучшие времена, однако теперь сравнивать их важнее, чем когда-либо ранее. Недавно, по окончании очередного ММКФ, на свет, как и положено, явились предложения по его коренной перестройке. Главная пропозиция состояла в том, что следует изгнать старого профессора Разлогова, его немолодых коллег-отборщиков и передать бразды правления в руки отважных, тридцатилетних мужчин и женщин с горящими глазами.

Стоило съездить в Карловы Вары, чтобы убедиться в абсолютной бессмысленности подобных прожектов. В прошлом году Ева Заоралова — бессменная художественная руководительница фестиваля, спасшая его когда-то от гибели, уступила свое место тридцати с чем-то летнему Карелу Оху. Команда помолодела в два с лишним раза. И — что? Да ничего. Лес и горы, которые здесь, в отличие от Москвы, есть, как—то не заплясали. Такой же средний конкурс. Такие же интересные параллельные программы, в которых можно увидеть свежие каннские хиты, а также не совсем свежие берлинские и венецианские. Такие же прекрасные ретроспективы классиков — на сей раз Жана-Пьера Мельвиля и Антониони-документалиста. Но со своего скромного места в международной фестивальной табели о рангах Карловы Вары не продвинулись ни на йоту.

Основной темой завершившегося фестиваля вполне может показаться мужской инфантилизм. Герои ряда фильмов, вполне взрослые особи мужского пола, ведут себя как дети. Причем, не только психологически (это уже не раз было в истории кино), но и физиологически. Процессы мочеиспускания, дефекации, вытаскивания «козюлек» из носа, а также стремление к эротическим отношениям с ближайшими родственниками представлены зрителям во всей своей натуральной продолжительности. Высчитывается ли в этом какой-то смысл? Да сколько угодно. Можно найти тут и вышеупомянутый европейский кризис и вообще усталость Старого Света. И невозможность для человека адаптироваться к стремительно меняющемуся ритму жизни. Наиболее занятный фильм из этой серии — норвежский «Почти мужчина» Мартина Лунда заслуженно получил «Хрустальный Глобус» как лучший фильм фестиваля. А основную награду конкурса «На восток от Запада» присудили фильму, герои которого говорят по-русски. Украинский «Дом с башенкой» — вторая режиссерская работа талантливой Евы Нейман, сделанная по рассказу Фридриха Горенштейна. В этом изысканном черно-белом фильме Герман встречает Муратову, и во время просмотра мы дивимся красоте кадров, неожиданности планов и ракурсов. При выходе, однако, задумываемся, что же нового мы узнали про тыловую жизнь во время войны (Алексей Юрьевич) или про взаимоотношения советских людей в экстремальных ситуациях (Кира Георгиевна)? Чем, кроме прекрасного студенческого упражнения, является эта лента?

Российское кино в этом году не присутствовало в Карловых Варах. Ни в основном конкурсе, ни в программе «На восток от Запада» — втором официальном фестивальном показе. Разумеется, наличествовал «Фауст» Александра Сокурова и новая лента Сергея Лозницы «В тумане», но это — Россия, уже открытая миру, ставшая неотъемлемой частью его культуры. Помимо российских картин, не было также французских, американских и немецких. Так что, мы, в общем, оказались в неплохой компании. Чемпионом же по количеству картин оказалась в этом году Канада. В этой стране существует государственная программа поощрения участия национальных лент в международных фестивалях, что означает взятие на себя определенных расходов, которые обычно обременяют фестивальные бюджеты. В такой ситуации не то, что десять, как в этом году, а все двадцать лент можно показать, не особо придираясь к их художественной ценности. В Европе же — кризис, да и в России — не особое процветание, прямо скажем. В общем, Карловым Варам так же, как и Москве, можно приглашать новых отборщиков (хоть восемнадцатилетних), можно оставлять старых — ничего не изменится. Состояние современного киноискусства и современной киноиндустрии таково, что хороших картин с трудом хватает Канну и Венеции. Иногда кое-что перепадает Берлину. Остальные кинофестивали надо бы закрыть, но дело в том, что они уже давно стали альтернативным кинопрокатом и, как важная часть вышеупомянутой индустрии, будут продолжать существование. А журналисты, их освещающие, станут выискивать в средних и плохих фильмах какие-то смыслы.





Партнеры