Профессор и его кабареточная чаровница

Сергей Полунин дебютировал на московской сцене

12 июля 2012 в 17:15, просмотров: 5565

Последняя премьера этого сезона в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко преподнесла балетоманам нежданный сюрприз — неведомо каким чудом, но в труппу сумели-таки заманить одного из самых совершенных классических танцовщиков нового поколения Сергея Полунина. Экс-звезда Английского Королевского балета, уход которого из престижной компании вызвал в Британии грандиозный скандал, теперь премьер Стасика и впервые вышел на московскую сцену в партии Франца в балете Ролана Пети «Коппелия».

Профессор и его кабареточная чаровница
фото: Анна Клюшкина

Невероятно легкие прыжки с зависанием в воздухе, точные и мягкие приземления в пятые позиции, шарм и обаяние 22-летней звезды мирового балета, точное попадание в образ миловидного шалопая, принявшего куклу-автомат, помахивающую веером в окне Коппелиуса, за реальную девушку, стали сенсацией. Несколько деревянной, правда, выглядела его Сванильда, тоже недавнее приобретение театра. Но тут, видимо, сказалось отсутствие опыта. Кристина Шапран — прошлогодняя выпускница Вагановской академии — только-только начинает делать на профессиональной сцене первые шаги (вышедшая на следующий день во втором составе Эрика Микиртичева была в этой партии более убедительна).

Все недочеты с успехом перекрыл сам спектакль — постановка Ролана Пети слывет одной из самых успешных версий этого балета на музыку Делиба на мировой сцене. Великий французский балетмейстер ушел из жизни 10 июля прошлого года, и «этим спектаклем театр отдает дань памяти хореографу, чье творчество стало одним из символов балета XX века». Это первая, но, надеемся, не последняя постановка Пети на сцене Музыкального театра.

Пети, впрочем, как и создатель этого спектакля Артур Сен-Леон почти за сто лет до него, когда ставил балет для своей марсельской труппы в 1975 году, исключил из произведения Гофмана всякую мистику и чертовщину. Действие он, конечно, перенес во Францию, и все девушки здесь напропалую флиртуют с гусарами, казарма которых расположена как раз перед их окнами. Соответственно, никакой архаики, никаких танцев поселян и поселянок в честь «Праздника колокола», как в классической постановке, у Пети нет и в помине. Люди у него похожи на кукол, а куклы — копии людей. Зато в избытке шарма и кабареточного очарования — балетмейстер какое-то время не только возглавлял балет Парижской оперы, но ставил танцы в Голливуде и был владельцем «Казино де Пари». Поэтому изысканная классика преспокойно уживается в его постановках с приемами варьете и мюзик-холла. «Коппелия» лишнее тому подтверждение — танцовщицы здесь умилительно вихляют попками, используют движения из твиста, ну а канкан доводит веселье до точки кипения.

Искрящаяся всякими придумками, невероятно забавная версия Пети сделана с французским шиком и пьянит своим очарованием, как бокал шампанского, который профессор Коппелиус преподносит в балете сконструированной им кукле. Этот номер Луиджи Бонино, многолетний ассистент хореографа и постановщик нынешней премьеры, исполнил упоительно. Его герой одновременно элегантен и по-чаплински смешон. Он живет в мире иллюзий, влюблен в молоденькую Сванильду, смастерил по ее образу и подобию механическую куклу, за которой галантно ухаживает и кружит в туре вальса. Именно этого-то чудака-романтика, иллюзии которого рушатся в тот момент, когда живая Сванильда пробирается в его мастерскую и притворяется механической куклой, гениальный французский балетмейстер сделал самым главным персонажем своего спектакля. Его образу Пети даже придал собственные черты и обожал исполнять созданную для себя партию до самой старости.



Партнеры