Илья Носков: «Считаю, что 35 — классный возраст!»

Актеру Илье Носкову, которого до сих пор узнают по роли Эраста Фандорина в приключенческом фильме «Азазель», исполняется 35

20 июля 2012 в 18:05, просмотров: 10698

Этот день, по собственному признанию, он проведет не с семьей, а в трудах — на репетиции в театре. Несмотря на то что близкие люди и режиссеры уже сделали ему несколько подарков, именинник ждет еще одного — старинного чемодана.

Илья Носков: «Считаю, что 35 — классный возраст!»

— Вам подарят на день рождения очередной чемодан? Ведь вы их по-прежнему коллекционируете?

— Было бы классно! Мне порой дарят их как раз на дни рождения, приносят на спектакли в театр. У меня их уже 32. Самому старому 170 лет. Девушка-журналистка, которая мне его презентовала, утверждает, что сделал чемодан сам Дмитрий Менделеев.

— А 35 для актера — уже возраст или только начало карьеры?

— Как посмотреть. Тут две стороны — как тебя воспринимают окружающие и ты сам. Все равно же невольно оцениваешь, чего ты достиг, как вырос, на что еще способен. Что касается внешней оценки, у нас в стране с кино странная ситуация. Можно быть никем — и почему-то вокруг тебя все носятся, ты якобы «медийный». А по личной оценке мой возраст, 33–35, мне очень нравится. Только потому, что после 30 явно почувствовал качественные изменения внутри себя. И по-хорошему успокоился. Потому что понял, что я за человек, какой у меня характер, что я могу в профессии. Как Алиса Фрейндлих говорила: актеру нужно встать перед зеркалом, честно посмотреть на себя хоть раз в жизни и сказать, кто ты, зачем и почему. Что ты можешь на данный момент, чему тебя учили, чего достиг. Я после 30 понял многое, не стал дергаться, кому-то что-то доказывать. Ко мне притянулась хорошая работа. Встретился с режиссером Владимиром Шевельковым. Сейчас уже третий проект с ним запускается.

— Не жалко, что юных романтичных мальчиков уже не сыграете?

— Когда мне было от 25 до 30, немного жалел. А сейчас смотрю на это с юмором. Жалко другого. В Европе и Америке есть энное количество звезд, на которых ориентируются, которых снимают. И не имеет значения, сколько им лет. А в России непонятно кого снимают. Сейчас народ «вылавливают» чуть ли не на улицах. И театра-то нет, кругом сплошные продюсеры и антрепризы. А хорошие артисты — сумасшедшие и бедные люди, им еще что-то нужно. За рубежом нормально, что ассистент ловит режиссера и предлагает: «У меня есть такой-то актер, попробуйте его!» А у нас, если кому-то сам звонишь, — будто ты напрашиваешься, и у тебя работы нет. Живу по Довлатову: «Хорошо, когда тебя зовут, и ты идешь. Однако самое лучшее — это когда зовут, а ты не идешь...»

— Ваш роман с «полным метром» не складывается потому, что не зовут, или потому, что зовут в плохие проекты?

— У нас в стране «полного метра»-то и нет. Не умеют, к сожалению, продавать хорошие фильмы. Нет кинопроизводства, процесса, проката. Но у меня столько 90-минутных картин, за которые мне не стыдно! «Короткое дыхание», к примеру, «Травести» или «Вернуть Веру». В наши дни телевидение — наверное, больший успех.

— Вас Фандориным до сих пор называют?

— Ой! В разных городах люди меня по разным персонажам узнают. Конечно, Фандорин — это мой старт, моя визитная карточка. А кто-то по «Московской саге» или «Короткому дыханию» узнает. Гуляю недавно по пристани на гастролях в городе Шахты, подходит мужчина. И серьезно так: «Здравствуйте! Вы Илья Носков. „Короткое дыхание“. Спасибо за фильм! Очень глубокий. Как вы думаете, чем у героев все закончится?» Я развел руками: «У нас в фильме открытый финал». А он мне вдруг: «А у меня не получилось. То, что в фильме, абсолютно моя история...» И меня вместе с ним «накрыло».

— Ну что мы все о работе. Как вас поздравят жена и дети?

— В этом году — не знаю. Погода в Питере плохая, они на даче сидят, а я на репетициях в театре целыми днями. Да еще ремонт затеял. В сам день рождения буду работать, репетировать. Конечно, соберемся, посидим где-нибудь. Потому что мой день рождения — это еще наш с Полиной день свадьбы.

— С Полиной вы живете уже 8 лет. А как поняли, что это судьба?

— Сложный вопрос. Мы же случайно познакомились. Но каждая случайность — скрытая закономерность. В 2002 году я приехал в Питер из Москвы на пару дней, тогда шли съемки «Московской саги». Гулял по центру, зашел поесть в какое-то кафе, увидел компанию девушек. Одна из них привлекла мое внимание. Познакомился я с ней коряво, дал свой номер телефона и произнес что-то типа: «Можем ли мы, сударыня, еще раз увидеться? Если соблаговолите — позвоните». Она позвонила. С тех пор мы вместе.

— Человек вы верующий — ходите к своему духовнику?

— У меня есть батюшка в церкви на Смоленке. Со своими разъездами и работами давненько там не бывал. Но для меня это важно.

— А вы смогли бы сами сыграть священника?

— Удивительно, но мне выдался такой шанс. Антон Сиверс сейчас снимает «Василису Кожину», мне доверили роль монаха-отшельника. Отряд партизан натыкается на него в лесу и просит позволения остаться, чтобы скрываться от войска Наполеона.

— Вы в фильмах всегда положительный герой. А есть желание сыграть «плохиша»?

— Конечно, жду не дождусь, когда предложат! Скоро будет такой шанс. Спасибо Володе Шевелькову. Он мне подарил на день рождения роль наемного убийцы в новом фильме.

— То есть вы будете наемным убийцей с ангельским лицом?

— Нет, в кадре моя внешность изменится. Кто видел спектакль «Ветер», где я играю множество ролей, знает, что я могу быть разным.

— Поздравляем вас! Желаем сыграть множество ролей — и даже Короля Лира, когда подойдет соответствующий возраст!

— Знаете, у меня одно из мечтаний недавно сбылось — как раз про классику. Я репетирую Паратова в «Бесприданнице» Островского. Так что подарками я завален еще до наступления дня рождения!



Партнеры