Большой переворот в Большом

В главном театре страны оказались не готовы к смене руководства

09.07.2013 в 17:45, просмотров: 5742

В Большом театре произошло обнуление, и пошел новый отсчет времени. На смену досрочно снятому со своего поста Анатолию Иксанову, срок полномочий которого еще осенью прошлого года был продлен до конца 2014-го, пришел новый управленец. В понедельник поздно вечером стало известно («МК» первым сообщил об этом), что на пост генерального директора Большого театра назначен Владимир Урин.

Большой переворот в Большом
фото: Ян Смирницкий
Два директора — старый (Иксанов) и новый (Урин).

В общем: «Король умер. Да здравствует король!». Театр трясет, артисты, узнав об этом в понедельник вечером, пребывали в шоке… «Мы просто не можем в это поверить. Может, слухи?» — «Это неумная шутка. Театр столько пережил за последнее время». Гадали: «Возможно назначение Швыдкого, но скорее Урин. К чему такая поспешность? И что теперь будет с Филиным?»

Напомним, что это назначение произошло три недели спустя после того, как Большой не продлил контракт с Николаем Цискаридзе. И вот новый виток событий. Вслед за Цискаридзе отправили на заслуженный отдых и его основного оппонента. Это, конечно, не означает, что Цискаридзе вернут в театр, просто, видимо, решили разыграть так называемый нулевой вариант и назначить в качестве руководителя человека, совершенно нейтрального к событиям, расколовшим труппу после нападения на худрука Филина.

Подковерные игры. В Большом считают, что масла в огонь мог подлить предпремьерный скандал. Он связан с примой-балериной, а также депутатом Государственной думы Светланой Захаровой: она отказалась участвовать в последней в этом сезоне премьере — балете Джона Кранко «Онегин», по той причине (внимание!), что увидела свою фамилию лишь во втором составе. С одной стороны, это чистая правда: Захарова, к которой благоволит власть (известно, что сам Владимир Путин однажды заглядывал в Большой на репетицию с ее участием), обиделась на второй состав и на то, что ей, зрелой балерине 34 лет, гордости страны, иностранные постановщики предпочли 24-летнюю Ольгу Смирнову. А с другой — демарш балерины вряд ли так уж сильно повлиял на решение отставить г-на Иксанова. Ну разве что самую малость.

Захарова, конечно, дама влиятельная, Универсиаду на днях открывала, то есть оказалась в непосредственной близости к властным персонам. Но ситуация, разыгранная когда-то царской фавориткой Матильдой Кшесинской, — увольнение директора императорских театров князя Волконского, — думается, сегодня все-таки вряд ли бы прокатила. Да и решение по составам принимал не Иксанов, а представители фонда Кранко, владеющего всеми правами на балет «Онегин». Так что уже запущенная кем-то в Интернете версия смены власти в Большом по движению пальчика всесильной примы вряд ли состоятельна.

О новом директоре. 66-летний Владимир Урин, начавший свою театральную деятельность еще в 1973 году директором ТЮЗа Кирова, побывавший также секретарем правления Союза театральных деятелей России и на протяжении 15 лет выполнявший штатные обязанности зампреда СТД, человек, разумеется, профессиональный и опытный. С 1995 года и до сегодняшнего дня (18 лет) он занимал аналогичный пост в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко, и в московском директорском театральном корпусе его авторитет очень высок. «Урина я знаю очень давно и уверена, он на сегодня единственный, кто сможет это потянуть, — прокомментировала «МК» новость главный редактор журнала «Балет» Валерия Уральская. — Он долго отказывался, но, видимо, нашлись аргументы, и он принял такое решение. Просто жалко его родной Театр Станиславского и Немировича-Данченко, который он вынянчил, для которого он столько сделал, где ему дорога каждая досочка. Но, повторюсь, он единственный из известных мне людей, кто сможет поднять такую махину, как Большой».

То, что Урин не слишком жаждал менять спокойное место в «Стасике» на грозящий ежеминутным извержением огнедышащий вулкан Большого театра, свидетельствует и его высказывание в прессе полуторагодичной давности. На вопрос журналистов о том, что он может стать возможным преемником Анатолия Иксанова, Урин ответил буквально следующее: «Если бы предложили лет 15 назад, я бы подумал, поразмышлял. Как и для артиста, которого приглашают в Большой театр, это некоторый знак отношения к тебе как к профессионалу. Но сегодня бы сразу отказался. У меня самого прекрасное дело. И пока меня отсюда не выгонят, хотел бы заниматься этим домом. Конечно, как и у всякого человека, у меня есть свой взгляд на то, каким должен быть Большой театр... Но, чтобы сделать театр таким, каким я его себе представляю, нужны годы. А их нет».

Но никогда не говори «никогда». Интересно, что ссылку на эту цитату нам прислали артисты Большого театра тотчас, как по театру начали циркулировать слухи о новом назначении. Труппа к такому повороту событий оказалась не готова. Да и, как говорят наши источники, вопрос решался скоропалительно — в течение одной недели, причем в режиме строжайшей секретности.

Ситуация. Сезон еще не закончился, впереди принципиальная для Большого премьера «Онегина», затем ответственнейшие гастроли в Лондоне. И вот так, с бухты-барахты, не дождавшись начала нового сезона, когда спокойно и торжественно можно было объявить о смене власти, преподнести артистам такой сюрприз! Урин, спору нет, — тот, кто сейчас Большому нужен: опытный руководитель, хороший организатор, рассудительный человек. Но… зачем нервировать труппу? Зачем объявлять все это, не дождавшись окончания сезона?

О планах. А что же будет с объявленными совсем недавно планами на следующий сезон? Их, разумеется, менять не будут ни в «Стасике», ни в Большом. Все решения приняты, и договоры подписаны. Да и будущий репертуар Большого вполне во вкусе нового руководителя — во всяком случае, балетный… Например, Джон Ноймайер — вообще один из любимейших хореографов Урина и, можно сказать, его личный долгосрочный проект в Музыкальном театре. Но в фаворе будет не только ноймайеровская «Дама с камелиями», «Марко Спада» Пьера Лакотта также придется ко двору — и в «Стасике» совсем недавно была разыграна лакоттовская карта, а балет «Сильфида» даже выдвинули на «Золотую маску». Не станет, думается, новый гендиректор возражать и против балета «Укрощение строптивой». Человеку, в течение многих лет баловавшему Москву продвинутыми современными компаниями и выпестовавшему фестиваль современного танца «DanceInversion», хореограф из Монте-Карло Жан-Кристоф Майо также явно понравится.

О новой команде. Обычно новый директор приходит со своей командой. И за Уриным в Большой теоретически может последовать и Игорь Зеленский — балетный худрук «Стасика» и давний (кстати, вполне достойный) кандидат на пост балетного худрука Большого. Но Сергей Филин, если позволит здоровье, по крайней мере в ближайшей перспективе, останется в Большом. Он прекрасно ладил с Уриным в бытность свою балетным начальником «Стасика». Противоположное было бы слишком бесчеловечным. Хотя уверенно говорить о чем-либо сейчас не возьмется и завзятая прорицательница…

Да и какова теперь будет судьба активно набиравшего в последнее время обороты «Стасика» — неизвестно. Подпишут ли при новом директоре контракт с Иваном Васильевым, слухи о возвращении которого в Большой в качестве приглашенного премьера на балеты «Спартак», «Иван Грозный», «Дон Кихот» и «Пламя Парижа» активно муссировались в балетном сообществе в последние дни? Изменится ли в Большом система продажи билетов? Вопросы, вопросы, вопросы… Хотя на вопрос, перейдет в труппу Большого или останется в Театре Станиславского и Немировича-Данченко другая балетная суперзвезда — Сергей Полунин, можно попытаться ответить более или менее определенно. Без Зеленского — не перейдет…

Можно сколько угодно строить предположения, вычислять источники и мотивы таких решений, но новая история с Большим убеждает в одном: Россия, как нас уверяет власть, новая, но методы — старые. Главная наша тактика — внезапность нападения. А внезапно нападают только на врага.



Партнеры