Интрига фестиваля «Славянский базар»: почему зритель не пошел слушать Елену Ваенгу

Спецкор «МК» передает из Витебска

10.07.2013 в 15:37, просмотров: 10998


Самые крутые российские звезды на фестиваль искусств «Славянский базар», который ежегодно проходит в Витебске под личным патронажем президента Александра Лукашенко, в нынешнем году не пожаловали. Загадка, как будут заполняться залы, в первый же день начала концертов разрешилась сама собой: видимо, с трудом. Первой (хочется верить, что и последний), кто слету не собрал зал, оказалась ...Елена Ваенга.

Интрига фестиваля «Славянский базар»: почему зритель не пошел слушать Елену Ваенгу
Рисунок Алексея Меринова


- А что, концерт перенесли? - буквально опешили журналисты, увидев, как в 21.00 в зале не было еще и половины зрителей.

Да нет, концерт начнется вовремя, - растеряно развеяли руками организаторы и, помявшись, признались - Мы сами в шоке!

При этом цены на билеты колебались от 250 до 550 тысяч белорусских рублей (примерно от 900 до 2100 на российские деньги, смешные по нашим временам цены, даже в Подмосковье на «звездные концерты» они значительно выше), да и серьезных конкурентов у Ваенги не было: Орбакайте да Билан. Для певицы, на чьи концерты еще недавно запрашивали за первые ряды в Государственном Кремлевском дворце по тысячи долларов, это должно стать серьезным поводом задуматься. Что же стало тому причиной? 
Резкий интерес к Ваенге появился на фоне тотального эмоционального дефицита в обществе. Одновременная коммерциализация шоу-бизнеса, нацеленная на сокращение гастрольных выступлений по стране и ориентацию на дорогие "заказники", тотальное заполнение репертуаров артистов так называемыми "радийными" песнями, главная задача которых - звучать ни от чего не отвлекающим фоном в эфирах, уход со сцены Аллы Пугачевой, оставившей пустой нишу лирической героини для "новобранок" - все это создало предпосылки для появления новой звезды. Эмоциональные песни Ваенги того периода, написанные явно на волне личных переживаний и оттого глубокие и искренние, хотя, порой, перегибающие в чувствах, не могли оставить слушателей безучастными. Популяризация же их посредством Интернета создало эффект рождения новой звезды, так сказать, изнутри, из народа. Публика сделала Ваенге огромный аванс: пусть порой мажет мимо нот, пусть не умеет двигаться на сцене, пусть не получается у нее управлять залом, но зато Лена простая, искренняя, откровенная, выражающая в своих песнях то, что все мы когда-либо переживали, и уже за одно это она достойна любви.

Увы, Ваенга приняла аванс за гарантированную зарплату, причем на много лет вперед, забыв, что год за годом находясь на сцене и говоря при этом на концертах "мы, звезды" (пусть даже в контексте "сегодня за завтраком я говорила своим близким:"мы, звезды, без публики дырка от бублика"), она перешла из самодеятельной певицы родом из народа в иную социальную категорию, от которой зритель требует совсем другой профессиональной отдачи. И вот именно этой отдачи и не было продемонстрировано на концерте в рамках "Базара". 
Но при том не было и некого скандального привкуса, до которого Ваенга в последнее время стала весьма охоча, и что тоже, безусловно, оттолкнуло от нее часть поклонников. Ведь лирическая героиня, страдающая по любимому, не имеет права быть замешена в инициированных ею же судебных скандалах с журналистами, тем более по столь незначительному поводу, как неудачные фотографии.

Для журналистов, кстати, «концерт» начался за четыре часа до официального начала с репетиции. Ваенга по своему обыкновению вздумала поругаться с прессой и потребовала, чтобы московские журналисты покинули зал, милостиво предложив остаться лишь белорусским СМИ. Также, уже заранее, прессу предупредили, что мест на концерте для репортеров и фотографов не будет. Кто-то утверждал, что таково требование самой Ваенги, кто-то объяснял выселение прессы попыткой продать дополнительный первый ряд, которая, впрочем, не увенчалась успехом. В итоге журналисты заняли привычные места и работали в обычном режиме. Но в ходе концерта Ваенга просто рассыпалась в комплиментах в адрес прессы, предложив вечный мир в рамках одного концерта. "Со мной можно дружить! - уверяла она, обращаясь к первому ряду, - Если ко мне по-человечески, я всегда тоже по-человечески... Ну я обычная женщина с дурным характером, поэтому если меня кусать, то я кусаюсь в ответ". После выступления Ваенга продолжала укрепление дружественных связей со СМИ, ответив за кулисами на вопросы прессы. В частности, она поведала, что с рождением ребенка резко изменила отношение к жизни, стала более спокойной, но не к сцене, которую по-прежнему обожает. Рассказала, что сына (которому нет еще и года) с собой на гастроли не берет. И в конце концов даже призналась, что, задумав похудеть, поспорила на крупную сумму, что ей таки удастся сбросить вес. (Блиц-интервью с Ваенгой читайте на нашем женской портале WomanHit.ru).

Кстати, на сцене певица стала вести себя более уравновешенно. Ушло в прошлое постоянное лихорадочное ощупывание себя, чем Ваенга неизменно грешила ранее. И хотя певица все еще делает на сцене малообъяснимые вещи (например, во время исполнения очередной песни она вдруг начала снимать с себя сережки, сдернув, подержала их в руке, показала залу, а затем надела назад, не переставая петь. Видимо, это была попытка продемонстрировать некое свое особое эмоциональное состояние), ее поведение все-таки стало более организованным. Зато монологи Ваенги по-прежнему остаются сплошным потоком сознания. Удивительно, как человек, который сам пишет тексты к своим песням, настолько не владеет обычной, разговорной речью. Начиная от ее построения (остается загадкой, скажем, как перевести на русский язык фразу: "Я вот думаю... Вообще я только думаю, и это плохо, потому что я не думаю, потом говорю, потом думаю, что все обо мне думают") и заканчивая смыслом сказанного. Надо заметит, на «Базаре» Ваенга просто превзошла себя в разыгрывании образа доверчивый простушки, напрочь убив весь эффект от исполнения в финале своей же лучшей песни "Белая птица". Даже не дождавшись конца аплодисментов, она вдруг потрясла зал внезапным откровением:"Я сейчас сижу, пою (для большего эффекта певица исполняла композицию, полулежа на сцене), вдруг вижу, вокруг меня ползают три мухи. Они вначале песни ползали, а потом две из них сдохли. Я сидела и действительно думала: " Интересно, на каких словах они сдохли?" Поэтому уверения самой же Лены, что ей надо "больше петь, меньше говорить" - истина первого порядка. 
Что касается песен, то они по-прежнему имеют явные морфологические изъяны. И до тех пор, пока Ваенга не осознает, что нет в русском языке слов "перекАти", "Ему", "вЕрнусь", "нУжна" и так далее, от ее песен все также за три версты будет нести самодеятельностью.И неожиданное исполнение песни из репертуара Руслановой "Мы на лодочке катались" (свой выбор Ваенга объяснила тем, что это единисвенная песня, которую любит ее сын наглядно подчеркнуло, до какой же степени, за редким исключением, невнятно бывает творчество самой Лены.

Не справилась Ваенга и с финалом, вдруг объявив после исполнения очередной песни: "Все!", после чего половина людей, сидящих в зале, просто встала и ушла. И как же им было догадаться, что финал этот ложный, а Лена отработает еще аж три песни. А главным позором на концерте Ваенги стала неожиданная реклама чая и кофе, певица даже пригласила разносчицу оного продукта к себе на сцену, где наглядно вкусила напитки. До такого не только на эстраде, но даже в шоубизнесе (про который певица, кстати, сказала: "мне от него ничего не надо, ему от меня чего-то надо!") не опускался еще никто.

На "Славянском базаре" Ваенга в очередной раз уверяла публику и журналистов, что быть на сцене "ее призвание", от которого может отвлечь только вторая беременность. Но раз так, ей надо еще пахать и пахать, искренняя ошибки и недочеты в творчестве, ибо Лена безусловно человек одаренный и способный на многое. Но пока она будет искать в журналистах друзей, а не жестких критиков, пока будет нести слушателям только душевные излияния, не отшлифованные до блеска работой над собой, публика в зале будет редеть. Потому что у артиста в действительность есть только один настоящий враг - непрофессионализм, который способен убить любой талант.