Никита Михалков пострадал за крепостное право от «дебилов в интернете»

Режиссер во второй раз откроет в Москве киношколу и хочет развивать культуру чайников

16 июля 2013 в 17:02, просмотров: 17147

- Я не склонен называть всех, кто сидит в интернете, дебилами, но те мои коллеги, кто принял всерьез эти слова, видимо, не отличаются большим умом, - ругался Никита Михалков. На тех, кто действительно поверил: это он придумал фразу «Крепостное право — это патриотизм, закрепленный на бумаге», которую в последнее время широко используют в Сети. Ругался не зло, даже ласково. А закончил любимой поговоркой, которую позаимствовал у автора «Восемь с половиной»: «Говори плохо, говори хорошо, но говори про меня!» Будем, Никита Сергеевич, будем! Куда же мы без вас.

Никита Михалков пострадал за крепостное право от «дебилов в интернете»
фото: Лилия Шарловская
Никита Михалков

Дело происходило на пресс-конференции по случаю старта работы второй по счету летней киноакадемии, которую Никита Михалков открывает с помощью Министерства культуры. Пять интенсивных дней. Конкурс в 18 человек на место. Студенты из сорока стран мира. Титулованный преподавательский состав. В общем — ученье свет, а свет — это Никита Сергеевич и есть.

На пресс-конференции, кроме Самого, присутствовали другие не менее уважаемые кинематографисты, также вошедший в преподавательский состав. Сергей Соловьев говорил про русскую культуру:

- Хорошо бы к приезду мировых звезд вспомнить, кто такой Бунин и на каком языке он говорил, - блистал красноречием, как всегда, режиссер. - Сегодня нет таких актеров, как Олег Янковский. Нет вообще. И все-таки где-то они есть. Я же хорошо помню, как Олег приехал из Саратова — это был тихий человек из провинции, которого каким-то чудом разглядел Басов и позвал сниматься в нескольких сериях (имеется в виду многосерийный фильм «Щит и меч» — Н.К.). Сегодня мы все должны побывать в состоянии воображаемого ассистента Басова по актерам. Мы владельцы огромного достояния, гигантского шельфа русской культуры, которое неэффективно и нехозяйственно используем. А то и не используем вовсе.

- Я предполагаю, что это должна быть система чайных: красная, синяя, - по сути, начал отдельный мастер-класс Михалков. - Где самовар, бублики, разговоры. Чтобы попытаться создать атмосферу творческой семьи. Я понимаю, что если — бог даст — дело дойдет до выпускников, их можно будет называть чайниками. Это даже хорошо. И значок у нашей школы должен быть чайник. Это было бы классно. Представьте, с двенадцати до четырех в одной из чайных Петренко читает Гоголя. Просто вслух. А Табаков или Калягин с четырех до восьми читает Чехова. Чтобы все время звучала русская литература. Я убежден, что тогда через день, два, через месяц это станет для людей необходимостью — и они будут приходить даже со стороны, детей приводить послушать.

- В результате это может стать диском, который можно будет купить послушать, пока стоишь в пробке, - включил напоследок коммерческую жилку НСМ. - Но главное все это должно пульсировать вокруг ядра русской культуры, в которую входят русская философия, литература, актерская школа и т. д.

Кружок любителей русской словесности слегка разбавил режиссер Владимир Грамматиков, хоть и очень осторожно:

- Никита Сергеевич, я бы не закрывался частоколом. Конечно, в основе должны быть русская культура и русский язык, но на территории этой академии можно замечательно провести интеграцию с европейскими кинематографистами. Молодые люди должны знать все многообразие направлений.

Мимолетная дерзость осталась незамеченной, тем более что вскоре прозвучал тот самый вопрос — про крепостное право.

- На каждый роток не накинешь платок, - перебирал и дальше поговорки Михалков. - Я не собираюсь это обсуждать и что-то доказывать. Мне было бы интересно, чтобы мне представили запись или того человека, которому я это говорю. При этом эта ложь так возбудила общественность. Ну и слава богу, значит, есть о чем поговорить.



Партнеры