Выставка Церетели задала жару: галерея Файн Арт накалилась до предела

Лика Зурабовна: «У предметов должна быть вторая жизнь »

17 июля 2013 в 22:33, просмотров: 3653

На подступах к галерее Файн-Арт висит куб - не простой, а расписной. Гостей столько, что не протолкнуться и все несут цветы, чтобы поздравить художницу с долгожданным открытием. Чем больше в галерее букетов, тем меньше кислорода в воздухе — маленькое, но весьма уютное пространство Файн Арт, к такому наплыву любителей искусства, явно, не готово. «Ну где же Лика?» - вопрошает очередной вошедший в зал гость. «Зураб Константинович, и вас мы тоже поздравляем!». В общем, кругом одни поздравления: их много, и сыпятся они со всех сторон, и уже кажется, будто поздравляют именно тебя. С чем? В галерее Файн Арт открылась выставка Лики Церетели «Без названия».

Выставка Церетели задала жару: галерея Файн Арт накалилась до предела
фото: Кирилл Искольдский

- Лика, столько цветов в нашей галерее еще не было, - восклицает куратор Файн Арт Ирина Филатова. Яркие дамы в шляпах, осматривая экспозицию из всевозможных искусно расписанных коробочек, газетных вырезок, листов для заметок, скоросшивателей, приговаривают: «Занятно. Весьма занятно». И ведь действительно: удивиться есть чему. Все стены галереи завешаны всевозможными коробочками, листами бумаги. Одна вон, даже с потолка свисает И со всех сторон на тебя смотрят какие-то «узорчатые» рожицы, да причудливые «замки из холста». Кажется, такого добра целлюлозно-бумажной промышленности дома навалом. Но потрогать все хочется именно здесь. Вот, скажем, купил ты новую пару туфель. Коробка от них, естественно, летит в мусорное ведро или в темный угол шкафа. Вдруг пригодится. А художнице Лике Церетели, например, такого рода «лоты» весьма кстати — она дарит вторую жизнь вещам, используя их в качестве «холста» для очередного ваяния. Хотя Лика рисует всю жизнь, это ее вторая выставка. И, как оказалось, красивыми разноцветными орнаментами она украшает не только «бездушный» картон, но и мебель.

- Я очень давно начала рисовать, практикуясь на всяких предметах — по большей части мебели, - говорит мне виновница праздника. - Потом остановилась. А последние два-три года все больше использую объекты, которым хочется подарить вторую жизнь.

- Какие материалы хороши для росписи предметов?

- Раньше использовала масло, темпера. А вот здесь — по большей части, фломастеры, кисть, акварель, гуашь. Чем удобно, тем и рисую.

- Несмотря на всю абстрактность рисунков, почти в каждой работе сквозь нее пробиваются какие-то лица, сюжеты.

- Мне жаль, что те работы, в которых действительно присутствуют пейзажи, здания, сюда не вошли.

- А что у это вас в зале за стена страсти? Такие яркие красные рисунки уж очень выделяются на фоне остальных, правда, не менее красочных работ.

- Вы думаете, она так выглядит? Да? (Смеется) А я даже не задумывалась. По-моему, получилось весьма органично.

- А под стеной к тому же лежат длинные трубы — фаллические символы?

- Смешно сказали. В эти трубы дуешь, и получается звук. Они сделаны из бумаги. Мне кажется, они хорошо сюда вписались. Все, что вы видите на этих стенах, функционально. Например, красные скоросшиватели — там когда-то лежали документы. И это все опять можно использовать. Так... папа приехал, пойду поприветствую его.

Если полчаса назад никуда нельзя было деться от цветов, то теперь никуда не спрятаться от вспышек фотокамер — Зураб Константинович по прежнему остается главным нюсмейкером. Но здесь и сейчас принимает работу дочери. Спрашиваю его:

- Зураб Константинович, вы как-то участвовали в процессе подготовки выставки, контролировали?

- Нет, нет... я люблю давать полную свободу. Смотрел, но замечания Лике не делал. Когда ты начинаешь высказывать свое мнение, то ты, я так думаю, начинаешь вмешиваться. Самое главное — показывать свою индивидуальность. Каждый говорит свое слово. Искусство ради искусства.

- В творческий процесс не вмешивались...ну, может быть, помогали?

- Нет, она все делала сама. Вот взять любую ее композицию, увеличить ее и сделать внутри интерьера — это же неожиданно.

Но вот вся тусовка постепенно перетекает из духоты на улицу, где я сталкиваюсь еще с одним представителем знаменитой грузинской фамилии — Василием Церетели, сыном Лики, которая в этой семье остается самой скромной творческой единицей. Сын уточняет, что вообще-то мама больше занимается не собой, а творчеством отца, Академией и музеями. «И здорово, что сейчас благодаря галерее Файн Арт, она может наконец-то показать, что делает сама».

Директор ГЦСИ Михаил Миндлин работам Лики удивлен:

— Мне всегда нравилось то, что делает Лика, но в такой версии я ее вижу впервые. Все работы производят совершенно неожиданно впечатление - очень личностная, элегантная инсталляция, отсылающая не к грузинской, не к европейской и даже не к кавказской традиции, а, скорее, к латиноамериканской.

На это позже Лика заметила: «Да, действительно, я восхищалась искусством Бразилии. Возможно, в прошлой жизни я была латиноамериканкой!».



Партнеры