Боярская плачет кровавыми слезами

Для съемок в экшне актриса набила три татуировки

18 июля 2013 в 19:36, просмотров: 4408

Лиза Боярская попала в руки наркомафии. Ее пытали, загоняя иголки под ногти, душили и били. Все это происходило в заброшенном ангаре Кировского завода в Петербурге на глазах сотен людей, но никто не остановил злодеев. Режиссер Иван Шурховецкий лишь улыбался, видя, как с пальцев актрисы капает кровь, и вновь запускал камеру.

Боярская плачет кровавыми слезами

В картине с рабочим названием «Охотники за головами» будет 8 серий. Трюки Боярская выполняет сама, но под наблюдением опытного каскадера — Олега Корытина. На днях Лизе пришлось прыгать на ходу из машины и перекатываться по голому асфальту.

История, которую сейчас экранизируют в Петербурге, весьма необычная. Главные герои Рита (Лиза Боярская) и Тимур (Филипп Янковский) — «охотники за головами». Рита ищет уникальных специалистов и продает их за границу как «мозги». Тимур ловит опасных преступников. Выясняется: жизнь сводит их с одними и теми же людьми. А за ученым, который находит лекарство от рака, охотятся не только главные герои, но и крутые наркодилеры. Хрупкий Филипп в роли следователя и женственная Лиза в роли пацанки дали нужный эффект.

На площадке гримеры основательно подпортили лицо дочки мушкетера. В нескольких сценах с перестрелками и погонями у Лизы появились кровавые ссадины на лбу и щеках. А еще — синий шрам от веревки на шее и целых три татуировки: на руке, на шее и под лопаткой. Смен у Боярской в этом фильме не так уж и мало — тридцать. Актриса очень устает, так как параллельно работает еще в одном проекте, в Москве.

— Вся эта история немного сказочная, — признался «МК» режиссер. — Поэтому мы и выбрали Петербург с его красивой архитектурой. Еще одна идея — маленький человек, задавленный большим городом. Для нее Петербург тоже отлично подходит.

Несколько сцен отсняли на Васильевском острове, Петроградской стороне и, конечно, на Невском проспекте. Причем Шурховецкий принципиально не использовал большую массовку. Он снимал проход героев прямо в городской толпе, отчего сцены получились еще живее.

На Кировском заводе снималась финальная сцена, как Тимур освобождает Риту, ученого и своего сына из лап бандитов. Но самое интересное, пожалуй, впереди. В картине нет как таковых любовных и эротических сцен, тем не менее Филиппу и Лизе предстоит каким-то образом сыграть взаимное чувство. И еще выполнить пару трюков, которые прописаны в сценарии. Как Боярской все это удается, мы спросили ее саму.

— В этой картине вы полностью поменяли амплуа, это не пугает?

— Нет, хотя я привыкла к корсетам, пышным юбкам и шляпам. А здесь мы носимся, падаем, царапаемся, меня душат, пытают, в общем, много интересного! Я не думала, что сниматься в жанре экшн так здорово! Оказалось, что создать короткие сцены и короткие кадры, которые потом друг с другом монтируются, не так-то просто. В обычном кино все неторопливо, а здесь сумасшедший темп. Съемки трудоемкие, режиссер Иван Шурховецкий в хорошем смысле дотошный. Он всегда добивается того, чего хочет. И готов ждать час, два, чтобы, скажем, нам привезли не эти очки, а другие. Зато картинка потом получается красивая.

— Жанр экшн требует хорошей физической подготовки. Тренируетесь?

— Не бегаю, конечно, и не качаюсь. Все-таки моя героиня не профессиональный киллер и не солдат. Она случайно попадает в водоворот криминальных событий, а вообще занимается тем, что продает ученых и талантливых людей на Запад. Агитируя очередного гения-химика уехать, Рита сталкивается с наркомафией, которая тоже в нем заинтересована. Сегодня мы снимаем финал, где все благополучно разрешается, и Риту с химиком спасают. У меня вот, видите, руки в крови — это под них иголки загоняли. Пару раз я перекатывалась по асфальту, выпав из машины. Летела из открытого окна. Но это, мне кажется, умеют все актеры. Если бы нужно было стрелять из пистолета или владеть рукопашным боем, пошла бы на курсы. А так — обошлась своими силами.

— Ваша героиня не в ладах с законом. Чем вы ее оправдываете?

— Это определенная каста людей, которые ходят среди нас, но мы о них ничего не знаем. С виду они как все, но если раскрыть их досье, можно увидеть тако-о-о-о-е! Рита сама себя оправдывает тем, что помогает другим обрести счастье.

— Расскажите о ваших татуировках. Что значат эти вензеля?

— У меня три татуировки, на всех написано «Иван Шурховецкий». На шее — его инициалы. Ничего умнее мы не придумали. Хотя долго ломали голову, что написать. Потому что обычно, если это буквы, люди пишут свои жизненные кредо. Ну а мы поступили по-другому. На самом деле в кадре надписи все равно нечитабельны, а нам и Ивану приятно.

— Ваша Рита все-таки женственная?

Я старалась ее такой не делать. Все, что мы для нее придумали в качестве привычек и поведения, говорит об обратном. Но, может быть, в силу моих личных особенностей женщина в ней все-таки проглядывает. Мы не пытались делать из Риты супергероиню, которая классно дерется и при этом безупречно выглядит. Наоборот, Рита безразлична к тому, как выглядит, что говорит и что о ней думают окружающие. Она живет так, как хочет. Не брезгует надеть подобранные на бензоколонке мужские рубашки и громко чавкает за столом.



Партнеры