«Русским нельзя доверять?»

Министр культуры России Владимир Мединский может оказаться в центре международного скандала

28 июля 2013 в 15:16, просмотров: 21190

На прошлой неделе минкульт впервые опробовал открытую защиту проектов, претендующих на государственное финансирование. В течение четырех дней кинематографисты в здании на Большом Гнездиковском переулке защищали проекты, члены экспертного совета ставили оценки, а министр, опираясь на них, выносил свой вердикт. Скандал случился в последний день, когда на защиту выставлялись фильмы из категории авторское кино. Из тридцати картин были одобрены 12, в число которых не попал фильм Александра Миндадзе «Милый Ханс, дорогой Петр», за который было отдано подавляющее количество голосов экспертов. Соответствующее открытое письмо за подписью около двадцати членов комисии было приложено к итоговому протоколу. Но то, что в пятницу казалось просто еще одной внутрироссийской интригой, к понедельнику может вырасти до статуса международного скандала.

«Русским нельзя доверять?»
Рисунок Алексея Меринова

По крайней мере в этом уверена Симона Бауманн — продюсер (работавшая, в том числе, с фильмом Кирилла Туши «Ходорковский») и представитель German Films (немецкий аналог нашего фонда кино) в России.

- Проект Миндадзе был поддержан российского-германской академией, - рассказала Бауманн «МК». — Организацией, созданной в 2009 году для налаживания отношений между кинематографистами двух стран и основанной на базе российского фонда кино и трех немецких фондов — MDM (Mitteldeutsche Medienforderung), берлинского MBB (Medienboard Berlin Brandnburg) и национального немецкого FFA (German Federal Fund). В 2012 году фильм выиграл грант на развитие проекта. И вдруг сейчас ему отказывают в поддержке в производстве. В международной практике, конечно, бывают такие случаи, но если для этого есть серьезные основания. Либо проект не сложился, либо партнеры разругались, либо не довели его до нужного состояния, чтобы можно было начать съемки. Но в этом случае содержательных причин просто нет. И когда несмотря на голосование экспертов и все предыдущие соглашения проект не поддерживается на стадии производства — это просто убивает основу для любого будущего сотрудничества.

Симона Бауманн.

В понедельник об этом узнают все немецкие продюсеры и фонды, которые должны были подключиться к финансированию после российской стороны. Для них это будет шок, ведь это означает, что русским нельзя доверять, они ненадежные партнеры и с ними невозможно работать. Это повлияет на все будущие проекты, которые сейчас находятся на разных стадиях переговоров. Я знаю часть проектов, которые получили поддержку и тоже думают обратиться к немецким фондам и продюсерам за копродукцией — это все сейчас под вопросом.

Плюс немецкая сторона до сих пор ждет от российского минкульта ответа на то, как дальше будет идти работа по нашему контракту о совместном девелопменте проектов.

- Это случилось после ликвидации в фонде кино международного отдела, как раз отвечавшего за работу с иностранными фондами?

- Да, после этого начались проблемы. Между немецкой и российской стороной на уровне национальных кинофондов было подписано соглашение о совместном развитии проектов — и вдруг Россия в одностороннем порядке это соглашение оборвала. Конечно, это не очень хорошо. Немецкие фонды до сих пор ждут от министерства культуры официального ответа: какая их позиция, какие будут предложения. Если фонд кино больше не занимается международными проектами, минкульт в принципе должен взять обязательства на себя и подписать новый договор. Юридически это возможно, но пока минкульт не очень шевелится в этом направлении.

Кроме того, есть соглашение о сотрудничестве в области кинопроизводства между Германией и Россией уже на уровне МИДа (договор был подписан в Кельне в июле 2011 года тогдашним министром культуры РФ Александром Авдеевым и министром иностранных дел ФРГ Гвидо Вестервелле, - Н.К.), после десяти лет переговоров. Эти договоренности никто не отменял, так что юридические условия для ведения совместных проектов у России и Германии — на очень современном уровне. И последние два года действительно наблюдался большой прогресс. Было запущено в развитие много проектов, продюсеры вели активные переговоры. Не может быть, чтобы человек вдруг решил, что ему все это ненужно. Тем более что наш посол был у Владимира Мединского в начале мая, и он ему обещал решить этот вопрос. Это тоже нужно иметь в виду.

фото: Наталья Мущинкина
Решение Владимира Мединского оставило в недоумении как российских, так и немецких кинематографистов.

Голосование экспертного совета было анонимным, но простой перекличкой кинематографисты пришли к выводу, что за проект Миндадзе проголосовало подавляющее большинство. Юридически экспертный совет несет только совещательную функцию, однако его члены захотели узнать причину, по которой министр отказал Миндадзе в поддержке. В пятницу вечером к итоговому протоколу было приложено открытое письмо с просьбой все же «найти возможность поддержать» режиссера. Его подписали члены совета, продюсеры Сабина Еремеева, Игорь Толстунов, Мэри Назари, режиссеры Вера Сторожева, Бахтияр Худойназров и др. Позже Вадим Абдрашитов, ушедший из здания минкульта до того, как разгорелся скандал, официально отозвал свою подпись с итогового протокола.

То самое письмо экспертной комиссии.

— Таким образом я присоединился к мнению коллег по экспертному совету, написавшему это письмо, — рассказал Абдрашитов «МК». — Недавно была объявлена программа Венецианского кинофестиваля, куда не попал ни один русский фильм. Это тревожный сигнал. При этом на питчинге защищались проекты, гарантирующие качество будущих фильмов. Но не получили государственную поддержку ни Миндадзе, ни Прошкин-старший, ни Прошкин-младший, ни Чухрай, ни Митта, который просил денег на завершение проекта. Через год-полтора мы могли получить целый вал хороших картин. За каждого из перечисленных режиссеров, уверен, активно голосовали члены экспертной комиссии, но они почему-то были отринуты. Конечно, это вызывает, мягко говоря, удивление.

И все же больше всего вопросов вызвал отказ именно Миндадзе.

- Я надеюсь, что министерством культуры будут предприняты шаги, чтобы эту ситуацию справедливо выправить, - говорит режиссер. - Особенно в преддверии юбилея Победы в 2015 году. Что касается моих комментариев, то они пока останутся при мне.

Сам министр просьбу экспертного совета объяснить причину отказа проекту Александра Миндадзе в госфинансировании оставил без внимания. Директор департамента кинематографии и модернизационных программ Вячеслав Тельнов, формально курирующий питчинги, в пятницу сказал только: «Решение принято». Но уже в понедельник, по информации «МК», в министерстве состоится еще одно совещание, посвященное скандальной ситуации.

Среди проектов, получивших в пятницу одобрение и экспертной комиссии, и министра — «Чайковский» Кирилла Серебренникова, «Маяковский» Александра Шеина, «Батальоны смерти» Дмитрия Месхиева, «Две женщины» Веры Глаголевой, «Ночник» Валерии Гай Германики, «Левиафан» Андрея Звягинцева, «Спасение» Ивана Вырыпаева, «Лучшая в мире» Гарика Сукачева и др.

«Милый Ханс, дорогой Петр» — история советских и немецких инженеров, занимающихся стекловарением и работающих на одном заводе накануне войны.

- Это реальная история, основанная на фактах, написанная с участием исторических консультантов, - говорит Миндадзе. - Это не военная картина, это история взаимоотношениях этих людей — с предельными страстями и экстремальными поступками. Мы смотрим на них из сегодняшнего дня, понимая, что скоро события войны смахнут и эти поступки, и их чувства, как крошки со стола.

Российский кинематограф, питчинг и Владимир Мединский

01:54



Партнеры