Осмурфительный опыт Кэти Перри

Как американская поп-звезда спасалась от Гаргамеля в Париже

8 августа 2013 в 20:45, просмотров: 4562

Смурфики — голубые человечки в белых колпаках, напоминающие маленьких гномов, впервые появились в 1958 году в виде комиксов бельгийского художника Пьера Кюллифора, работавшего под псевдонимом Пейо. С тех пор они успели стать одними из самых популярных детских персонажей. Мультсериал по мотивам комиксов выдержал девять сезонов. День рождения их создателя получил статус международного дня смурфиков. А этим летом в кино вышла уже вторая часть киноверсии комикса, в котором главные роли играют Нил Патрик Харрис (Барни Стинсон из сериала «Как я встретил вашу маму») и одна из самых успешных поп-певиц Америки Кэти Перри.

Осмурфительный опыт Кэти Перри

Во второй части место действия из Центрального парка Нью-Йорка переместится в Париж, поближе к Гранд-опера. Здесь в молодости выступал в прошлом успешный волшебник, а ныне неприятный тип, увлекающийся алхимией, по имени Гаргамель. Канонический и самый главный злодей в мире смурфов сыгран Хэнком Азарией — комиком очень широкого диапазона. Именно его голосом говорит Мо, а также еще с полдюжины второстепенных персонажей в «Симпсонах».

На первый план выходит персонаж Кэти Перри — белокурая Смурфетта, единственная девочка в большой семье Папы, которая с возрастом начинает подозревать, что в ее происхождении что-то не так. Сомнения подтверждают пара плохишей, посланных Гаргамелем. Выглядят они точь-в-точь как смурфики, исключая голубой цвет кожи. Эти двое и заманивают Смурфетту в Париж, обрекая все семейство смурфиков на дальнее путешествие.

— Вторая часть определенно получилась куда более смурфетной, чем первая, — улыбается Кэти Перри, по обычаю героев Пейо вставляя в речь как можно больше производных от слова «смурф», заменяющих в комиксах любое понятие. — Это что-то вроде истории взросления. Приближаясь к своему совершеннолетию, она все чаще задает себе вопрос: кто я? откуда я? где мои корни? И параллельно с моей историей продолжает развиваться история семейства Уинслоу, которые тоже сталкиваются с семейными проблемами, но только другого свойства.

Уинслоу — единственные люди, которым смурфики отважились открыть свою магическую природу. Во второй части в семье Патрика Уинслоу пополнение — как и у сыгравшего его Нила Патрика Харриса, воспитывающего со своим партнером Дэвидом Барткой близнецов от суррогатной матери.

— В первом фильме Патрик переживал, справится ли он с ролью отца, — рассказывает Харрис. — А во второй части ему приходится иметь дело со своими родителями и их проблемами. В этом, я думаю, одна из главных идей фильма, который ставит под сомнение само понятие семьи, говоря: семья — это необязательно те, кто тебя родил, а те, кто тебя воспитал. Я думаю, многие — и дети, и взрослые — нередко сталкиваются с этой проблемой. Отсюда персонаж Смурфетта — подросток, которая узнает, что ее семья все это время не была для нее родной, но от этого не стала для нее менее любимой. Я, как отец близнецов, которых я воспитываю с другим парнем, больше остальных заинтересован в том, чтобы донести до зрителей мысль, что понятие семьи сегодня развивается динамично как никогда. И наш фильм пусть в игровой манере, но довольно прямолинейно отвечает на несколько важных вопросов о том, что же такое семья на самом деле.

— Я думаю, главный урок, который преподает нам фильм, в том, что ты воспитываешь детей, отдаешь им всю свою любовь, а, вырастая, они становятся голубыми и предают тебя, — сводит Азария выступление Харриса к шутке. — Говоря о моем персонаже: мне было интересно примерить на себя этот образ. В каждом из нас есть свой Гаргамель. Во всяком случае, я после двухчасового грима каждое утро на площадке не вижу между нами ни одного различия. Чего не скажешь об окружающих. Как-то, когда мы снимали еще первую часть, мне пришлось пройти пешком три района в Манхэттене — от 45-й до 42-й улицы — в образе Гаргамеля. И ни разу ни один прохожий даже не посмотрел на меня. Никто даже не моргнул глазом, исключая одного парня, который просто шел мне навстречу и спокойно, будто это случается с ним каждый день, встретил меня словами: «Как дела, Гаргамель?». Даже теперь, после успеха первой части, увидев меня на улице, люди не придают этому никакого значения, потому что в фильме я выгляжу несколько иначе. Разве что мой четырехлетний сын иногда спрашивает меня: «Папа, ты сегодня будешь Гаргамелем?». Но больше всего мне нравится реакция его друзей. Когда он рассказал им, чем занимается его отец, они забросали его вопросами: «Твой папа Гаргамель? Так он существует?»

На просьбу сравнить двух культовых мультгероев, с которыми ему приходилось встречаться, Симпсонов и смурфиков, Азария отвечает новой шуткой.

— Что будет, если в одном фильме встретятся Симпсоны и смурфики? Дайте подумать, голубой плюс желтый... получится зеленый!

Одного из плохишей в оригинальной версии фильма озвучивает Кристина Риччи («Буффало 66», «Страх и ненависть в Лас-Вегасе», «Сонная лощина»), актриса, которую Кэти Перри называет одним из своих кумиров. К слову, об озвучке. Перри относится к своей работе не по-детски серьезно, проведя перед микрофоном на озвучании не один день. А в будущем даже пообещала выучить языки всех стран, где «Смурфики» выйдут в прокат (в России за Смурфетту говорит другая популярная певица — Нюша), чтобы каждый смог насладиться голосом, звучащим на ее двух мультиплатиновых альбомах.

— Говоря языком моей героини, это было бы просто осмурфительно! — смеется Кэти.



Партнеры