Пушкин как предчувствие

О-Балденный спектакль на Фестивале школьных театров

19 декабря 2013 в 16:26, просмотров: 3181

В Москве завершился Фестиваль школьных театров, под финал которого в Центре Мейерхольда школа №686, больше известная как Класс-Центр, показала спектакль «От Балды» по известной сказке Пушкина. Пушкин имел исключительно о-Балденный вид. Для начала его герой стал Гагариным. С подробностями из Центра Мейерхольда — обозреватель «МК».

Пушкин как предчувствие
Фото: teatrium.ru

На подобных фестивалях публика в основном своя — родители и друзья. Профессионалы детский театр игнорируют, а зря: свежего ветра и свободы у школьной самодеятельности куда больше, чем у профессионалов. Жизни и живого больше — потому что без денег, за любовь и преданность. Но кроме непреходящих ценностей стоит сказать, что в последние годы школьный театр рванул и вышел на другой уровень. Пример — инсценировка сказки Пушкина, зачитанной до дыр, множество раз переведенной в анимацию (кстати, к мультфильму 1933 года музыку писал Дмитрий Шостакович). А уж как «Балду» любят школьные театральные кружки, говорить не приходится: сюжет, простота, веселая рифма — как, пользы и просвещения для, не поставить с малолетками? Вот директор школы №686 Сергей Казарновский и поставил ее с одним 10-м классом.

Картина первая — никакого попа-мироеда с бородой и животом, как на седьмом месяце беременности. На сцене — ракета, в иллюминаторе — лицо космонавта и знакомый теперь уже всему миру голос Юрия Гагарина: «Десять, девять... пять... три... поехали!»

Смотрите фоторепортаж по теме: Cпектакль «От Балды»
16 фото

Откуда прилетел к нам отвязный пушкинский герой и куда делся? Шлейф оставил, как выясняется, — на века. В XXI веке его играют в стиле джаз.

Из досье «МК»: написанная Пушкиным в Болдине в 1830 году, сказка при жизни поэта так и не была напечатана. Через десять лет книжка вышла под редакцией Жуковского, где по соображениям цензуры попа он осторожно заменил на купца Кузьму Остолопа. И таковым текст просуществовал вплоть до 1882 года — тогда попа вернули и сохраняли уже во всех советских изданиях. Однако в последние время РПЦ зачем-то пытается снова переделать канонического попа на купца. Зачем? Вопрос — к РПЦ, а не к Пушкину и тем более не к Сергею Казарновскому, мощному школьному директору, выступившему (не в первый раз) мощным режиссером.

В этом спектакле много свободы и вольностей, но не претензий современного театра. Свобода в обращении с материалом — более чем уважительная и безмерно фантазийная. Впрочем, фантазии во многом строятся на размышлениях самих участников спектакля в ходе предварительной работы.

— Мы много разговаривали с ребятами, обсуждали сказочку, в которой столько нам Пушкин оставил загадок и вопросов, — рассказывает Сергей Казарновский. — Вот скажем, кто такой Балда и в каких отношениях он с попом, если плату за работу требует не денежную, а всего «за три щелчка по лбу»? Какой такой оброк забирает Балда у чертей? Мы перед спектаклем раздаем бумагу и просим ответить зрителей: что имел в виду Пушкин под оброком? Ответы — самые фантастические.

А в это время на сцене талантливо «гуляет» фантазия. Реальность — в остроумных ремарках. На словах: «Как наешься ты своей полбы,/Собери-ка с чертей оброк мне полный» — шаг вперед делает девочка и четким голосом отличницы уточняет: «Полба — это простая каша из...»

Фольклорные темы переведены в джазовую стилистику, и ребята сами их исполняют на разных инструментах. Балда, например, приземлившийся из космоса (Кирилл Одоевский), играет на контрабасе и ударных. Саксофон, флейта, жалейка, аккордеон, балалайка, свирель с колокольчиками, скрипка и куза участвуют в этой феерической небывальщине по Пушкину, изобретательно расцвеченной игрой ума и сердца. Между прочим, музыкальным руководителем постановки является не кто-нибудь, а самый известный фольклорист, лауреат премии World Music Сергей Старостин.

У Балды как истинного героя есть соло — на ударной установке. При этом он читает стихотворение «Дом, который построил Джек» — сложнейший музыкально-поэтический дивертисмент встроен блестяще и принимается на ура. За оброком он отправляется к Японскому морю, а там — японская речь (смешная стилизация, разумеется).

Час расплаты щелчками о поповский лоб решен особенно интересно. На третьем щелчке, лишившем бедного попа (Владимир Михеев) ума, поп резко входит в ум: он появляется из-за занавесочки в очках и с книжкой в руке. Не служитель культа, а какой-то чудной профессор, поправляющий на носу пенсне. При такой трактовке РПЦ может расслабиться и начать ссылаться на школьный спектакль как на пример образцового подхода к раскрытию характеров и образов представителей православной церкви.

— Сергей, все-таки какие версии у зрителей насчет оброка? — спрашиваю после спектакля Сергея Казарновского.

— Много разных, все в основном из жизни — называют нефть, газ, деньги олигархов… Очень актуальная сказка — так что Пушкин как чувствовал!



Партнеры