«Балетный оскар» прошел мимо «Кастратов»

Грустные итоги фестиваля Benois de la Danse в Большом

29 мая 2014 в 18:44, просмотров: 28646

Приз Benois de la Danse часто для пафоса называют «балетным Оскаром», преувеличивая тем самым его значимость. Происходит это оттого, что церемония вручения статуэтки скульптора Игоря Устинова (изображающая двух танцующих человечков) проходит на главной балетной сцене мира — в Большом театре. А вот заканчивается ли на этом престижность мероприятия — разбирался обозреватель «МК».

«Балетный оскар» прошел мимо «Кастратов»
Фото: пресс-служба конкурса Benois de la Danse

Пластиковая красная дорожка (выстланная на исторической сцене) да не к месту бьющий фонтан выглядели сущей пародией на серьезную церемонию. А уж о том, что эта не подкрепленная никаким денежным эквивалентом премия далека от объективности, и говорить не приходится. Принимающее решение жюри в составе семи человек под неизменным председательством Юрия Григоровича само и является экспертом, и выдвигает номинантов — своих же протеже и подопечных. Затем за сутки до церемонии за них, понятно, голосует. Все это сильно смахивает на междусобойчик.

В этом году артисты Большого были обойдены вниманием, поскольку ни одного представителя БТ в жюри (кроме Григоровича, разумеется) не было. Почти все призы, таким образом, достались Американскому балетному театру (ABT), впрочем, представленному в большинстве нашими соотечественниками. Лучшим хореографом объявили бывшего худрука Большого Алексея Ратманского (свой первый балетный Бенуа он заработал еще в 2002-м). Лучшая балерина — выпускница московской академии, приглашенная солистка ABT Полина Семионова. Лучший танцовщик — премьер этого же театра аргентинец Герман Корнехо.

Никто из них на церемонию, понятно, не прибыл. А прибыл забрать свою статуэтку четырехлетней давности Дэвид Холберг — нынешний премьер БТ, удостоенный «Бенуа» еще в 2010-м. Так что оценить, насколько объективно была присуждена премия нынешним лауреатам, было проблематично. Впрочем, было исключение. Объявленная лучшей танцовщицей, по версии «Бенуа», японка Марико Кида станцевала-таки фрагмент из недавнего балета всемирно известного хореографа Матса Эка «Джульетта и Ромео» на музыку Чайковского, за который член жюри Анна Лагуна (жена Эка) ее и выдвинула на награду. Джульеттой она оказалась вполне премиленькой и шаловливой. Правда, понять, чем эта балерина лучше, скажем, Виктории Терешкиной — выразительной примы Мариинского театра, которая предпочла прелестям торжественной церемонии гастроли в качестве приглашенной звезды в том же ABT, — было также невозможно.

А вообще за уровень апробирующихся на премию номинантов, хоть и вышедших по преимуществу совсем не в тех партиях, за которые их выдвигали покровители, было как-то даже неудобно. Скучными и не блещущими никакими выдающимися талантами были на церемонии награждения даже представители такого театра, как Парижская опера: номинированные за главные партии в балете «Спящая красавица» Лора Эке и Одрик Безар в дуэте из баланчинских «Бриллиантов» смотрелись коряво и немузыкально, сверкая неаккуратными (и это у французов-то!) стопами. Тем не менее покидающей в начале следующего сезона свой пост их балетной руководительнице Бриджитт Лефевр по иронии судьбы именно в этом году и присудили «Бенуа» «За жизнь в искусстве».

Безрадостная картина совсем не «оскароносных» выступлений участников «Благотворительного гала-концерта номинантов приза-2014» хоть как-то скрашивалась отрадными исключениями. Например, как всегда, удивительно переливалась из движения в движение хореография Начо Дуато, фрагмент из балета которого «Кастраты» станцевал один из претендентов на «балетный Оскар» солист балета Гонконга Цзе Шэнь. Сносным, но далеко не таким удачным, как на недавнем Московском международном балетном конкурсе, было первое выступление премьера Мариинки Тимура Аскерова в «Дон Кихоте». Обойденный призом «Бенуа» танцовщик заметно волновался, но смог собраться и реабилитировался на следующий день фестиваля в гала «Звезды «Бенуа де ла Данс» — лауреаты разных лет» в «Большом классическом па» Обера-Гзовского. Кстати, на этом концерте наблюдалась картина прямо противоположная той, которую пришлось лицезреть в предшествующий день фестиваля. Оно и понятно, сюда приглашаются только самые отборные звезды, сливки мирового балета.

В тематическом первом отделении концерта, проходившем под названием «Вдохновленные Дягилевым», классическое «Видение розы» (исполнение Клаудио Ковьелло мягкими стопами и невероятной музыкальностью навевало свежесть летнего вечера и дивный аромат цветка) сочеталось с уж очень затянутым номером фламенко на музыку «Весны священной» Стравинского и «Фавном» хореографа Сиди Ларби Шеркауи, где в любовном соитии в неразделимый узел сплетались тела мужчины и женщины.

Прошлогодний лауреат «Бенуа», премьер Датского королевского балета Албан Лендорф вместе со своей партнершей Жэм Крэндел, выступившие в дивертисментном втором отделении, блеском заносок и прыжков довели в па-де-де из балета Бурнонвиля «Фестиваль цветов в Дженцано» специфическую датскую технику, кажется, уже до высшей степени филигранности и совершенства. Премьер Большого театра Семен Чудин вместе с солисткой «Нью-Йорк Сити балета» Эшли Баудер образцово исполнил одну из лучших партий своего репертуара — баланчинское «Классическое па-де-де» на музыку Чайковского.

Но то, что продемонстрировали на сцене Большого первая балерина мира Люсия Лакарра и ее супруг и партнер Марлон Дино, вообще с трудом поддается описанию и анализу по той причине, что перед нами предстает гармония в беспримесном и химически чистом виде. Их исполнение придало вечеру необходимую для концертов такого уровня уникальность и неповторимость. «Три прелюда» на музыку Рахманинова в хореографии Бена Стивенсона смотрелись на сцене Большого настоящим шедевром. Кажется, все, к чему ни прикоснется в своем исполнении эта уникальная балерина, становится совершенным и превращается в золото.



Партнеры