Шедевры Рубенса и его учеников — в Москве

Сегодня в ГМИИ открывается выставка произведений из коллекции князя Лихтенштейнского

19.06.2014 в 21:28, просмотров: 14403

В Пушкинском музее — грандиозная премьера. Начиная с сегодняшнего дня и вплоть до конца октября здесь можно увидеть 55 шедевров из собрания княжеской семьи Лихтенштейна, второй по величине и мощи мировой коллекции (первенство принадлежит британскому королевскому дому). В экспозиции выставки — произведения крупнейших мастеров фламандской живописной школы: Питера Пауля Рубенса, Антониса ван Дейка, Жака Йорданса и работы других первоклассных художников ХVII века.

Шедевры Рубенса и его учеников — в Москве
фото: Мария Москвичева
«Обращение Савла».

Открытие выставки «Рубенс, ван Дейк, Йорданс» приурочено к 20-летию установления дипломатических отношений между Россией и Княжеством Лихтенштейн. Потому князь Макс Лихтенштейнский приехал лично, чтобы представить проект московской публике. Заметим, что выставка уже побывала в Китае и Японии — в обеих странах она произвела фурор. Нет сомнений, что реакция отечественной публики будет не менее восторженной, ведь перед нами бесценные произведения (страховая стоимость выставки держится в секрете, однако очевидно, что она исчисляется миллионами).

Выставка начинается 19 полотнами основателя фламандской школы Питера Пауля Рубенса — они разместились в Белом зале. Встречает зрителей одна из самых известных его работ: портрет дочери мастера от первого брака Клары Серены Рубенс, умершей в возрасте 12 лет. Рубенс пишет 5-летнюю Клару очень легко, живо, изящно — бесспорно, это один из самых трогательных детских портретов в истории искусства. В лице Клары легко угадываются черты ее матери Изабеллы Брант, дочери гуманиста Яна Бранта, с которой Рубенс прожил 17 счастливых лет и которую часто писал. Вообще Рубенс — из тех художников, которым силу давали музы. Мировой славы художник добился как раз после женитьбы на прекрасной Изабелле, черты которой угадываются во многих женских персонажах самых разных его картин. Спустя много лет после смерти жены 53-летний Питер Пауль встретил 16-летнюю Елену Фурман, которая позировала ему в 6-летней девочкой, и влюбился без памяти. Портреты второй супруги вошли в историю искусства как одни из лучших произведений гениального живописца.

фото: Мария Москвичева
Знаменитый портрет дочери мастера Клары Серены Рубенс.

Но секрет гения Рубенса, конечно, кроется не только в умении любоваться женской красотой и поэтично и легко передавать ее на холсте. В юности Рубенс путешествовал по Италии и был поражен мастерством Тициана, Тинторетто, Корреджо и да Винчи. В Белом зале можно найти одну из ранних картин фламандца, написанную в 1601–1602 годах, когда художник впервые оказался в Риме. «Обращение Савла» значительно отличается по своей манере от более поздних работ: краски более насыщенные, мазки грубее, нет той воздушности и поэтичности, которыми славится кисть гениального фламандца.

В других же произведениях — а это в основном монументальные полотна, написанные на заказ, — легко угадывается манера художника. Монументальные, мясистые и при этом воздушные персонажи рассказывают зрителю аллегорические сюжеты — евангельские («Оплакивание Христа») или древнеримские («Победа и Доблесть», «Марс и Рея Сильвия»). Они написаны уже в родном Антверпене, куда Рубенс вернулся в 1609 году и где работал до конца своих дней. Там у Рубенса появилось множество учеников, которым он доверял дописывать свои работы, — заказов было так много, что выполнить их могла только целая артель художников. Лучшими из них были Антонис ван Дейк и Жан Йорданс. Их работы продолжают выставку в Пушкинском.

Оба эти автора прославились как блистательные мастера портрета и пейзажа. Оба начали писать очень рано, но судьба художников сложилась по-разному. Ван Дейк уже в 14 лет начал работать самостоятельно — его обучил антверпенский художник Хендрик. Однако когда появился шанс поработать под руководством Рубенса, он без промедления отказался от амбиций и пошел к нему в ассистенты. Сохранилось много легенд о взаимоотношениях гениального учителя с гениальным учеником. Вот одна из них: однажды ученики Рубенса повредили свеженаписанный холст. Один из мальчишек случайно упал на картину, смазав целый фрагмент, и упросил ван Дейка переписать это место. На следующий день Рубенс долго удивлялся живости своей, как он думал поначалу, кисти, а когда обман вскрылся, он с не меньшим восхищением хвалил своего ученика. Скоро ван Дейк стал правой рукой Рубенса. И некоторые заказчики удивлялись, как изменились поздние работы Рубенса, — нет, они не стали хуже, даже наоборот, но чувствовалось, что это не его рука. Правда, до сих пор точно не известно, какие из картин Рубенса дописаны (или написаны целиком) ван Дейком или другими его учениками.

В 21 год ван Дейк наконец поборол неуверенность в себе, решился начать самостоятельную карьеру и согласился стать придворным художником английского королевского двора. Они расстались с Рубенсом лучшими друзьями. Ван Дейк умер через год после смерти Рубенса, в 1641 году, оставив после себя сотни потрясающих своим изяществом и техникой произведений. У московской публики есть шанс познакомиться не только с его поздними работами, созданными под влиянием Рубенса, но и с одним из самых ранних произведений мастера — «Святой Иероним», написанным до того, как художник поступил в ассистенты к великому фламандцу.

Жан Йорданс тоже учился у Рубенса после того, как прошел школу антверпенского мастера Адама ван Норта. Он стал главным художником Антверпена после смерти Рубенса. Написал много монументальных исторических, мифологических и религиозных полотен. Но вот что интересно в его биографии: несмотря на то, что он всю жизнь исправно выполнял заказы католической церкви, мастер в 1650-х годах перешел в кальвинизм. На выставке представлено немало его лучших полотен: например, картина «Мелеагра и Аталанта», создававшаяся более четырех десятков лет. Среди его работ немало и светских сюжетов (богатых натюрмортов, изящных портретов и многофигурных сюжетов), как и у других последователей фламандской школы — Яна Брейгеля-старшего, Йоса ван Красбека или Адриана ван Сталбемта.

Словом, выставка фламандского искусства в Пушкинском — из тех, что нельзя пропускать. Она замечательна еще и тем, что предоставляет зрителям шанс сравнить произведения фламандских мастеров из княжеской коллекции с теми работами, которые хранятся в Пушкинском музее в основной экспозиции.



Партнеры