Из пустого — в порожнее

Коллекционер жизни

04.07.2014 в 17:34, просмотров: 1967

Нужно ли констатировать очевидное? Говорить и писать о том, что ясно и видно всем? Бить в набат по поводу бесспорного? Но именно этим мы занимаемся, переливая в газетных негодующих статьях и благостных телевизионных репортажах одно и то же, одно и то же…

С детства меня преследовало видение, порожденное детским же воображением и отчасти продиктованное, подсказанное школьным учебником арифметики: из пункта Пустое отправляется по железной дороге состав в пункт Порожнее. Чем нагружен этот поезд? Значения не имеет, ибо, что бы ни захватывал он из Пустого (даже не пустоту, а нечто вполне конкретное), в Порожнее все равно прибудет порожним. Эта притча-фантазия была (и по сей день остается) не только иллюстрацией малой эффективности социалистической экономики, но может быть использована и как пример тщеты любых усилий и устремлений человека: что ни делай, чем ни заполняй жизнь, это будет фикция, путешествие из Ниоткуда в Никуда.

Из пустого — в порожнее
фото: Алексей Меринов

Вкрапление свободы

Исчезают последние очажки честности, неподкупности, независимости (одновременно являющиеся крохотными полигонами) — эдакие заповеднички идеальных представлений, откуда систему мер гамбургского счета пытаются внедрить в противящуюся этому всеми силами действительность. В Испании сворачивает работу удивительное учреждение — международный Суд (иначе как с большой буквы не напишешь), выносивший приговоры, невзирая на политическую конъюнктуру, на лица и должности обвиняемых. Этот Суд вынес вердикт, осудивший Пиночета, а недавно объявил виновным в попрании прав тибетских жителей бывшего китайского премьера Джоу Эн-лая. Маленькая Испания не убоялась могучего Китая, который, естественно, взъелся. Правительство Испании (Суд держался от него в сторонке) испугалось, попятилось. Зачем лишние неприятности? Правительство вполне земное, а не идеальное, мыслит практически, не витает в облаках.

Изгоняем оазисы, помогавшие не терять веру в конечную справедливость. И возвращаемся — невольно возвращаемся, катимся в какую же средневековость!

Академик Вавилов

В какой момент «сломался» на допросах академик Вавилов? В тот момент, когда следователь взгромоздился на стол и помочился великому ученому на голову.

Ученый полагал: такое невозможно. Невозможно в принципе. Невозможно в теории. Такое не было предусмотрено в системе его нравственных координат. Он — в силу воспитания и врожденной генетической интеллигентности — считал, что подобное не может (и не должно!) существовать в жизни. Оказалось: еще как возможно!

В то время уже создавались газовые камеры и крематории для уничтожения миллионов людей.

Двое

Встретились два немолодых, но еще вполне энергичных мужчины и, улыбаясь, о чем-то говорят. В прежние, относительно недавние годы, они единоборствовали, тайно и явно пытались сбросить один другого с карьерной лестницы, расплющить, утопить, но оба выстояли: твердость характера и связи (и везение) помогли.

Теперь бывшие соперники, мерившиеся амбициями, подутихли, помудрели, подустали, оценили обоюдные бойцовские качества и умение противоположной стороны держать удар. Не из-за чего стало ломать копья: каждый достиг твердой устойчивой позиции. Но тот ли это максимум, о котором каждому из них мечталось? И забыты ли давние обиды и причиненные происками и интригами болезненные раны, переживания?

Подвернись случай, эти двое еще покажут себя и подставят подножку, пнут, нанесут рапирный укол или боксерский хук, огонек ненависти лишь подернулся пеплом, но не угас. Он нет-нет, да и вспыхивает жгучими искорками в зрачках этих благодушно беседующих двоих.

Награда

Что такое премия, награда, орден, медали, материальное поощрение? Это — оценка деятельности и признание реально (или материально, или мифически) достигнутого успеха. Человеку приятно, когда его поощряют. Человек стремится что-то получить за свой труд или имитацию труда. Неприятно, если не воздают должное.

Но: если человек работает ради идеи, а не ради гешефта, механизм поощрения должен быть другим. Человеку должно быть заранее известно и высочайше позволено — по достижении определенного уровня успешливости — сделать взнос, пожертвовать энную сумму — на дальнейшее развитие сферы, в которой отличился. Он должен, приступая к работе, в самом начале своего пути, заранее знать: достигнутый им результат повлечет трату, расход, убыток. Тогда станет ясно: кто чего стоит. Тогда увидим: искренен ли человек в своих устремлениях?

Плоды труда

Люди и страны обмениваются результатами трудов, экспортируют электронику, выращенные продукты питания, сообща разработанные высокие технологии, а то и просто поставляют на рынок домашнюю наливку, изготовленную кем-то единолично. Каждый изобретает что-то свое. Что изобретаем мы? Нефть и газ? Изготовленные природой…

Теории

Придумываем теории и пытаемся навязать их жизни. Она, как полноводная река, принимает наши домыслы в свое течение и продолжает двигаться дальше (или вспять, или буксовать) — ни от кого из людей не зависимая, самоуправная и своевольная, даже внимания не обращающая на то, что о ней думают, что приписывают и хотят навязать.

Христос и Иуда

Можно плодить новые фантазии (людям это присуще) о том, что Иисус специально подговорил Иуду предать Его (с понятной рекламной, подтасовывающей выгодную ситуацию целью). Но в реальности (если такая реальность была) — для чего Ему это понадобилось? Чтоб на веки вечные запечатлелось: один из учеников (Его учеников!) был предатель? Значит, Сына Божьего можно предать? Да это все равно что отступиться от самого Всевышнего! Нет, не может и не могло быть таких ужасных отступников! А то, что такой отщепенец (семья не без урода) все же возник, — упущение, недоработка, если угодно — крах миссионерской и мессианской деятельности Христа. Вот за это Он и был наказан — распят?

Приручение

Попытка вообразить чувства и мысли льва (тигра, леопарда), которого человек поселил рядом с собой, в своем жилище, и считает прирученным. Такие случаи бывали. Хищник, вероятно, думает: «Рядом постоянно находится добыча, живая соблазнительная пища. Почему не ем ее? Не набрасываюсь, не рву на куски… Неужели я такой хороший? Я, вероятно, схожу с ума». Ну а потом, конечно, набрасывается и ревет.

Человек тоже думает о себе: «Какой я славный. Не зарюсь, не ненавижу, не притесняю». А потом…

Водительство Бога

Есть люди, которые знают, чего хотят. И упорно добиваются своего, планомерно идут к цели. И порой достигают очень многого.

А есть, которые не знают о себе ничего — не колеблются, не блуждают, не ищут, а просто не знают. Таких, хотелось бы надеяться, по-человечески заботливо, как малых детей (ну что с них, несмышленых, взять?), ведет по жизни Бог.

Если они отказываются от Него… Тогда…

Не способны?

Цены растут на все. В образовании и здравоохранении творится хрен знает что. Никто не может и, главное, не хочет сделать для облегчения жизни людей ничего. Не способны? Те, кому мы доверили заботу о себе, — ни на что не способны? Да о чем тут говорить! Кто и о ком станет заботиться! Мы же не во Франции, где, если из-за заморозков выросли цены на салат, государство восполняет гражданам их лишние траты. Мы не Англия (Голландия, Дания), где борются за понижение цен. Это в цивилизованных странах заботятся о том, чтобы в окружающей действительности торжествовала стабильность, не хотят катаклизмов — нелепое, с точки зрения русского, стремление! Нам надо, чтобы все ходило ходуном, раскачивалось, дрожало, гребцы летели в бушующий океан через борта кренящейся то вправо, то влево лодки. Нет уважения к прошлому и, соответственно, к будущему. Ни к чему нет уважения. И ни к кому. Это — исток хамства и неразберихи. Мы — заложники власти: правительства, чиновников, но хуже всего, что попали в заложники друг к другу. Одни купаются в молоке, другие это молоко потом пьют, одни придумывают идиотский ЕГЭ, другие расхлебывают, расплачиваясь за этот наплевательский идиотизм незнанием, необразованием и расшатанными нервами. Одни затевают политические авантюры, другие оказываются у разбитого корыта — со сломанными судьбами, потерянными годами, нищетой, болезнями…

Отменили Бога

Кто нами управляет? И куда ведет? Если не Бог, то — люди! Отдают ли они (отдаем ли мы) отчет в происходящем? Обстоятельства так сложились, что они руководят? Нет, мы голосовали, выбирали, отдавали предпочтение. Потому нельзя сказать, что кто-то, кроме нас, во всем творящемся повинен.

Мы должны заплатить за свое недомыслие. Платим еще и за то, что из социалистической перекочевали в другую общественную формацию, не пролив крови. Тогда не пролили, не заплатили по счету. Теперь доплачиваем.

Подозреваю: когда за каждым наблюдал Бог и грозил пальчиком в связи с нарушением заповедей, ретивые индивиды останавливались в намерении согрешить.

Но Бога отменили.

И в Его присутствии человечество преступало границы дозволенного и делало шаги в сторону от Его заветов: убивало в промышленных масштабах, производило из убитых мыло и пускало остриженные с обреченных голов волосы на набивание матрасов, грабило — перед тем, как убить и после убийств — выдирая золотые коронки из отверстых в беззвучном крике ртов… Оно и сейчас продолжает заниматься тем же.

Кто-то пользуется своим положением, чтоб притеснять других, а зависимые от него, в свою очередь, берут реванш и притесняют третьих в подведомственных уже им сферах. Все, следовательно, в наших руках и зависит от нас, от нашей, как бы поделикатнее выразиться, внутренней культуры и неозлобленности на окружающий мир. Эти два качества весьма редко встречаются сегодня, потому и определяют и определят нынешнее и дальнейшее положение каждого. Либо погрязнем в угодничестве и несправедливости, в добровольном отказе от поиска и отстаивания истины, либо вернемся к уровню, достигнутому лучшими, эталонными человеческими судьбами.

■ ■ ■

Так вот, об академике Вавилове. Нам пока что писают на голову. Но если не хотим, чтоб отправили в камеры и крематории, то в чем-то должны измениться.



Партнеры