В Авиньоне исчерпаны амбиции. Не забудьте

Во французском Провансе завершился театральный фестиваль

27.07.2014 в 13:57, просмотров: 4708

В воскресенье закрывается 68-й Авиньонский театральный фестиваль — самый большой в Европе. В Папском дворце в первый и последний раз дадут спектакль «Суть слов», хотя заявленной звезды — Жанны Моро — в нем не будет (без объяснения причин). На площадке «Фабрика» в последний раз отыграют 18-часового «Генриха VI», ну а площади и извилистые улочки Авиньона проводят последних уличных артистов, которые, хотя и видно, что за четыре недели на жаре изрядно подустали, до последнего дня работают честно. С подробностями из Авиньона — обозреватель «МК».

В Авиньоне исчерпаны амбиции. Не забудьте
Фото: festival-avignon.com

Пиаф с улицы проституток

— Зачем ты идешь ее слушать? Лучше посмотри мой спектакль: я пою сегодня на улице проституток. Да я сама пою, как Пиаф! — говорит мне почему-то с вызовом совершенно незнакомая и не совсем молодая женщина (худая, нервная с виду, черные легинсы и майка в обтяг). Я сталкиваюсь с ней у входа в театр на улице Красной Шапочки (и такая здесь тоже, оказывается, есть), где дают спектакль, посвященный Эдит Пиаф, — «Сердце женщины». Она затягивает низким голосом «No, rien de rien...», потом хохочет, и смех ее кажется мне (и не только мне) слегка безумным.

Да, каких только персонажей не встретишь за четыре недели в авиньонской театральной лихорадке! Но здесь находится место всем амбициям — и здоровым, и не совсем адекватным — профессионалов и любителей. Но какова бы ни была их природа, амбиции эти избалованы, даже изнежены фестивалем за 68 лет. И, может быть, в этом кроется главный секрет долголетия этой глобальной театральной тусовки в Провансе.

Так вот, Пиаф... Самой великой француженке самого маленького роста (1 м 47 см) в следующем году будет 100 лет, поэтому вполне понятен всплеск интереса к ее персоне. Поют ее много и повсеместно. В основном низкими голосами, добиваясь внешнего сходства, но не приближаясь ни на метр к оригиналу. Актриса Северин Андре, выступающая на улице Красной Шапочки, на Пиаф не похожа ни внешними, ни вокальными данными — сама высокая и с высоким голосом, но с уникальным тембром, который точно из прошлой жизни. Как будто старую пластинку поставили под туповатую иглу деревянного проигрывателя, и поплыло перед глазами совсем другое время. То, где узкие телефонные будки на улицах Парижа, горбатые авто на его бульварах, женщины в мягких пальто, на каблуках и в шляпах… Северин и не думает копировать свою великую соотечественницу, не поет ее песен. Просто строит историю Пиаф на мелодиях ее времени, подыгрывая себе то на концертино, то на детской гитарке. Кстати, этот спектакль газета «Фигаро» внесла в пятерку лучших из программы «Off».

фото: Марина Райкина

Урсина Ларди против Ханны Шигулы

А в программе «Inn» (официальной) хитом последней недели становится спектакль — «Замужество Марии Браун» Томаса Остермайера. Уже за два часа до начала Двор Сан-Жозеф, где играют «Замужество», осажден желающими попасть на представление берлинского театра «Шаубюне». Толпа разбухает у вековых дверей Двора, но надежд никаких.

В основе — сценарий одноименного фильма производства 1979 года и авторства Райнера Вернера Фасбиндера, который принес ему мировую известность. И уже этим одним спектакль обречен на сравнение. В чью пользу? К тому же сюжет, за исключением финала, полностью сохранен. Идет последний год войны. Мария выходит замуж за Херманна, и тот уезжает на фронт. Она ждет его, ходит на вокзал, но приехавший сослуживец сообщает, что Херманн мертв. В поисках лучшей жизни в послевоенной разрушенной Германии Мария поступает на работу в американский бар, где вступает в связь с чернокожим Биллом. В момент их близости неожиданно возвращается Херманн, и — драка, Мария убивает американца, но Херманн берет вину на себя и оказывается за решеткой. Дальнейшие события идут по сценарию, однако через несколько минут после начала воспоминания о знаменитом фильме улетучиваются.

фото: Марина Райкина

На большой сцене под открытым небом — всего пять артистов, декораций почти ноль (они состоят из кресла, холодильника, допотопного телека с пишущей машинкой), а ощущение большого многонаселенного спектакля, появившееся сначала, не оставляет до конца. Такой эффект достигнут за счет мгновенных трансформаций актеров из одних образов в другие — эта честь отдана четырем мужчинам, которые, не уходя со сцены, не прячась за занавес, превращаются в девушек, женщин, стариков, адвокатов, официантов... Артист просто нацепил парик блондинки, и он — уже мать Марии, а через сцену он же становится адвокатом, хлопочущим за Марию. Но дело не в парике и костюме: жонгляж ролями, переход из одного состояния в другое — виртуозны, что говорит только о высоком классе артистов Остермайера.

Лишь Мария Браун остается Марией Браун — несколько томная, немного меланхоличная блондинка с неяркими чертами лица и какой-то неуверенной пластикой, но такая манкая, такая сексуальная! Ее играет великолепная Урсина Ларди, много снимающаяся и знакомая российским любителям кино, например, по фильму Ханеке «Белая лента». У Фасбиндера роль Марии играла Ханна Шигула, его неофициальная жена и муза. Но Ларди ей не уступает ничуть. Роскошная актриса, тонкая игра которой изящно переводит социальную мелодраму в чувственную театральную историю о любовных и жизненных заблуждениях, напрасных иллюзиях и мечтах о счастье в годы войны и тяжкую послевоенную пору — под речи Аденауэра и первую победу Германии на чемпионате мира по футболу в 1954-м.

фото: Марина Райкина

Оливье Пи, который провел свой первый, совсем непростой Авиньон, собирается серьезно развивать его и дальше. Он даже купил квартиру в Авиньоне и разъезжает по нему на велосипеде. Из его планов особо интересным представляется возврат к практике прошлых лет, когда каждый год в общей программе делался фокус на театре одной страны. Так, семнадцать лет назад в Авиньоне прошел Русский сезон, оставивший по себе сильную память. Повторится ли он?

Авиньон.



Партнеры