Новый сезон — новые идеи, провокации, роскошь

«МК» представляет театральные сенсации

28.08.2014 в 17:41, просмотров: 5022

Всё, началось! Поехали! Новый сезон — новые идеи, провокации, роскошь. Историческая правда, политика, вымысел, уносящий от грязной реальности в заоблачные дали. На любой вкус, о котором, как известно, не спорят. «МК» предлагает гид по премьерам на ближайшие полсезона, которые обратили на себя внимание обозревателя «МК».

Новый сезон — новые идеи, провокации, роскошь
фото: Геннадий Черкасов

 В МХТ грянет война

В фокусе внимания Художественного театра — Первая мировая война. Спектакль под названием «19.14» (именно с точкой). Невероятно, но факт: в жанре кабаре. На такое противоестественное на первый взгляд соседство формы и содержания мог в отчаянии решиться только молодой человек. Им стал прежде не имевший опыта постановок, но зарекомендовавший себя как интересный артист МХТ Александр Молочников. Это он придумал превратить малую сцену в кабаре со столиками и даже едой. Судя по всему, зрителям в результате увиденного вряд ли будет до еды.

Александр Молочников:

— Текст я написал вместе с драматургом Сашей Архиповым. Мы отталкивались от своих представлений — как воспринимали войну ее участники. Они начинали как бодрые патриоты, уверенные в том, что за месяц одолеют врага, и не ожидали, что война затянется на четыре года и четыре года они просидят в окопах с крысами и вшами.

К кабаре на тему Первой мировой уже подключились художник Николай Симонов, композитор Роман Берченко, автор зонгов Дмитрий Быков. На сцене будет шесть музыкантов и одиннадцать актеров, в основном молодых. Самые известные из них: Игорь Золотовицкий, Светлана Иванова-Сергеева, Павел Ворожцов.

Максим Суханов на высоких каблуках

«Женитьба Фигаро» не дает покоя столичным театрам. Не успела отгреметь масштабная премьера в Пушкинском театре (реж. Евгений Писарев), как на подмостки Вахтанговского театра выходит новый «Фигаро». Хотя в названии спектакля акцент сознательно сделан на «Безумный день».

Владимир Мирзоев: «Безумный день» — история о том, как мертвый обычай, принцип, концепция не дает живым людям любить, свободно дышать, быть собой. Абсурдный и кровавый конфликт архаики и современности — это ситуация, в которую мы как общество погрузились по самую макушку.

— Как в постановке отразится сегодняшнее время, состояние России и твои политические взгляды?

— После аннексии Крыма, которую в едином порыве поддержал весь советский народ, я перестал думать о политике. По крайней мере, внутри страны. Теперь меня интересует антропология. Конечно, безумие эпохи не могло не повлиять на расстановку акцентов в нашем спектакле. Но политических аллюзий там не найдешь. Сатира сегодня стала невозможна. Дело не в запретах — нельзя переплюнуть реальность, когда она похожа на дурной сон с продолжением. Театру это не под силу.

Но не все зрители в театр идут за реальностью, многие от нее спасаются там. Идут на артистов, а в данном случае — на Максима Суханова. Он предстанет старым соблазнителем, графом Альмавивой в парике а-ля Эйнштейн и более чем оригинальных костюмах от Аллы Коженковой. Один из них — серое пальто в пол с подбоем из этнического рисунка и красные туфли на каблуке в семь сантиметров. Он единственный исполнитель этой роли, зато Фигаро и Сюзанна имеют по три состава.

Известно, что Людовик ХIV в свое время запретил «Женитьбу Фигаро» по цензурным соображениям. В этом смысле режиссер настроен оптимистично: «По-моему, наш спектакль веселый, игровой и совершенно невинный. Но чиновник теперь пошел пугливый, нервный — кто знает, что им привидится?».

Memento mori

Театр Наций в лице весьма перспективного режиссера Тимофея Кулябина взялся за сонеты Шекспира — их у классика 154. В основном о любви. Например: «Проснись, любовь!/Твое ли острие/Тупей, чем жало голода и жажды…» Но нет, не она героиня спектакля «Сонеты Шекспира». Смерть, уход, забвение — вот что интересует режиссера. Впрочем, не стоит пугаться крови, грязи, перерезания горла, предсмертных хрипов. Красота ухода и его неизбежность — результат, которого стремится достичь постановщик «Сонетов».

Тимофей Кулябин:

— Артисты не будут декламировать, иллюстрировать поэзию. Она как супертекст, как фон, как поэтический саундтрек ко всему происходящему на сцене. Никаких радикальных ходов, у нас поэтический театр, и мы рассматриваем смерть как абсолютно естественное явление, когда абсолютно все имеет конец. Это, скорее, поэтическая инсталляция.

В пространстве, напоминающем комнату воспоминаний из фильма «Зеркало» Тарковского, — пять артистов, одно сопрано с концертмейстером и еще два технических персонажа.

Чандрама, ситара, пхуль

В переводе с хинди (!!!) это означает лунный свет, звезду и цветок. Самой экзотичной постановкой, судя по всему, станет «Маугли» в «Театриуме на Серпуховке». Даже на афише будет двуязычное написание — на русском и хинди (звучит как «Моугли»). Индия во всей ее красоте, деталях, но не индийское кино, а этника.

Чтобы все было по правде (в театре Дуровой не имеют привычки обманывать), приглашен культуролог, профессиональный танцор классического индийского танца Дмитрий Змеев. Он учился в Нью-Дели в «Гандхарва Маха Видьялая» и считается в России танцором №1.

Индия воплотится на Серпуховке в двух форматах — анимационном и хореографическом. Праздник Холи (празднование весны, победы добра над злом), костюмы, индийские позы, национальные индийские инструменты: ситар (щипковый), рабаб (струнный)таблы (барабаны) и бансури (индийская флейта). Дети также узнают, что такое колесо сансары, — в общем, налицо наисерьезнейший подход к семейному спектаклю.

Безумные куклы хотят жениться

Еще один «Фигаро» — кукольный, в Театре им. Образцова, и у него довольно долгая и печальная история. Несколько лет назад бессмертную комедию Бомарше задумал ставить Андрей Денников — большой художник, актер, который, увы, не дожил до реализации своих идей. Он умер в марте этого года, в день своего рождения — ему исполнилось 36. Идею «Фигаро» закрыли, но новый директор театра — Ирина Корчевникова, дама решительная во всех отношениях, постановила, что «Фигаро» будет.

Тем более что Денников оставил эскизы кукол: они представлены в трех видах — планшетные, ростовые и тростевые. У каждой куклы, как это было, есть дублер-артист. Но спектакль даже при готовых эскизах и частично выполненных куклах состояться не может — нужен мастер. Им стал Борис Константинов, удивительно тонкий и оригинальный режиссер кукольного театра, который с прошлого года возглавил Театр Сергея Образцова.

Конец русского бизнеса

фото: Светлана Хохрякова
 

А экстремальный «Уик-энд» предложит публике «Школа современной пьесы» в октябре. Именно под таким названием в постановке Иосифа Райхельгауза выходит новая пьеса Евгения Гришковца, написанная им совместно с Анной Матисон. Как же предлагают провести конец недели авторы? В тревоге не только за судьбу конкретного человека, но и судьбу русского бизнеса вообще.

В центре внимания — олигарх, открывший бизнес еще в стремные 90-е. Поднялся, разбогател. Его друг и партнер, с которым вместе начинали и кровь (в прямом смысле) проливали, сообщает ему, что сдал его с потрохами прокуратуре. А поскольку все документы подписаны именно им, то на посадку он и пойдет. Налицо отъем бизнеса, отягощенный личным фактором.

Но благородство друга-стукача не знает границ: он предупреждает олигарха заранее, тем самым давая шанс тому смыться. Два дня в конце недели и открывают человеку, попавшему в переплет, глаза на собственную жизнь и ее смысл. А смысл в том, что за немалые деньги, которыми владеет наш герой, нельзя вылечить жену, ставшую алкоголичкой, нельзя купить любовь детей и тем более внуков.

В своем новом доме на Тишинке, куда переехала «Школа современной пьесы» после прошлогоднего пожара, под новый спектакль заказали и сделали сценический круг, которым в прежнем здании театра никогда не пользовались. В его центре, как на Голгофе, и будет стоять русский олигарх — на его роль назначен актер с интересной фактурой и харизмой Владимир Шульга. Сдавать прокуратуре его в очередь будут два Александра — Гордон и Галибин.

Стала худруком и полетела

фото: Геннадий Авраменко

Нонна Гришаева неожиданно для всех возглавила областной ТЮЗ. Но, судя по всему, спокойная жизнь в статусном кресле не для нее. Актриса, которая находится в отличной форме и в фокусе всеобщего внимания, в первую очередь намерена играть и еще раз играть. Во всяком случае, ее первой ролью в областном ТЮЗе, до недавнего времени известном лишь жителям района Царицыно, станет Мэри Поппинс в одноименном мюзикле Максима Дунаевского. А кто же еще, кроме Нонны, сыграет эту взбалмошную, неугомонную выдумщицу, озорное существо, которое любят дети всего мира? Она актриса с редким амплуа (комедийная и лирическая, героиня и характерная), чудесная вокалистка и королева пародий.

Щелкунчик запоет и затанцует

Щелкунчик, Маша, Король мышей, полчища крыс. «Щелкунчик» не балет, а опера с бессмертной музыкой Петра Ильича Чайковского. Но балет явно не устроил главного баламута художественного мира Павла Каплевича и хореографа Аллу Сигалову. Зная размах Каплевича, можно предположить, что это будет нечто большое, многонаселенное, яркое и эксклюзивное.

Павел Каплевич: «По центру сцены у нас стоит огромная кровать, которая превратится в игрушечный домик, который в свою очередь будет иметь множество трансформаций. Все куклы — золотые, как будто выполнены из золота, и очень много детей».

Спектакль не кукольный, просто Щелкунчик явится в нескольких ипостасях — кукла, ребенок и двое взрослых: один певец, другой танцор. Визуальные эффекты обязательны. Ноу-хау — непременно: огромные гобелены, которые проявляются на глазах зрителей, точно переводные картинки из детства. Сцена «Новой оперы» вместит 80 человек — 50 артистов театра и 30 детей. В настоящее время театр проводит детский кастинг.



Партнеры