Раны-стихи

О поэзии Константина Андреева

11 сентября 2014 в 13:53, просмотров: 2579

В газетной публикации уловишь только ветерок от стихов Константина Андреева, только доносящие издалека запахи и стоны, только далёкий горьковатый привкус дыма. Который ассоциируется с «Горем от ума»: «И дым отечества мне сладок и приятен…» Для поэта «дым отечества» существует не в умильном восторге о берёзках и матрёшках. Горький дым стелется по его сердцу - это и сжигаемые осенние листья любви, и сжигаемые мосты между человеком и Богом, и сжигаемые временем дни нашей жизни, и курящийся дым человеческих надежд. Его стихи напоминают раны, полученные за любовь, терпение и доброту.

Раны-стихи

И от этого возникают в душе картины Голгофы, костры с греющимися людьми, распятого на кресте Сына Божьего. Это стихи о боли и одиночестве, а поэты, талантливо пишущие об этом, отражают своей поэзией Христа. В строках Андреева много недосказанного, недоговоренного, в расчёте на возможное желание читателя приподняться из обыденного прокрустова ложа жизни, совершить духовное воспарение, и разгадать мысли и вздохи, стоящие за частоколом строчек.

В Советском Союзе поэтов за стихи убивали, это страшная, но и великая цена за исповедь сердца. Ведь стихи, как дикие кони, вырываются из-под тебя и несутся, куда глаза глядят. И ты над ними больше не властен. Помните, как Мандельштам написал строчки, за которые его убили «Мы живём под собою не чуя страны…» И в конце, о Сталине: « И широкая грудь осетина….». Сейчас же поэтов убивают равнодушием. Стихи нынче в России, и во всём мире, потеряли ценность восприятия. Раньше лучшие поэты собирали стадионы, сейчас они, в лучшем случае, собирают несколько сотен любителей. Но, вопреки всей прагматической логике мира, стихи продолжают жить. Они продолжают открывать правду, украшать жизнь, они утверждают любовь, радость, и красоту. Пока существует поэзия, будет существовать жизнь. Ибо поэзия – это кислород для души.

Кроме поэтического служения, у Андреева есть служение священническое. Он служит в церкви, кормит детей и инвалидов, утешает обиженных и брошенных, освящает и очищает эту грязную нелёгкую жизнь. Есть у него сборник под названием «Нездешняя тетрадь». Он говорит о «нездешнем». Он стремится великое духовное нездешнее принести в наше бытие, в это земное существование, слить нездешнее и здешнее, слить эти две чаши в одну, и дать её испить человеку, чтобы тот мог повторить за царём Давидом: «Чаша моя преисполнена…благость и милость сопровождают меня… и я пребуду в доме Господнем многие дни».

Истинно российский человек, не тот, кто рвёт горло за Россию, а кто лечит свою страну, кто помогает подняться России, кто утирает слёзы страдающим, кто отдаёт своё сердце нуждающим. Кто исполняет слова Библии: «Вера без дел мертва».

Таков он, российский интеллигент, священник, поэт - москвич Константин Андреев.



Партнеры