Торжество всеобщей тупости

Коллекционер жизни

12.09.2014 в 16:40, просмотров: 4247

Те, кто видел запись казни американского журналиста Джеймса Фоули, вероятно, ощутили помимо ужаса некоторую солидарность с убитым. И подумали (беру на себя смелость предположить): что творится? И что будет твориться, если убийцы в масках распространят свое правосудие на более широкой территории? Дойдут, к примеру, до нашей страны?..

Многие, мне кажется, так подумали. И ужаснулись. И продолжили через минуту ненавидеть европейцев и американцев, применивших к нам санкции. А заодно — азиатов, индусов и своих соседей по дому. Вместо того чтобы сплотиться против реальной, с каждым днем крепнущей и становящейся все более опасной для каждого угрозы — опять взялись ненавидеть. Вновь ненавидеть. До белой ярости. До исступления. Кто мы такие после этого и какие беды накликиваем на свои головы, почему не научились после Первой и Второй мировых войн понимать: что к чему ведет?

Торжество всеобщей тупости
фото: Алексей Меринов

Податливое человеческое сознание

Население мгновенно реагирует на происходящее, мгновенно подстраиваются под своих вождей. В супермаркете возле овощного развала ко мне обратилась старушка. Я не расслышал, что она сказала, и переспросил.

— Хорошо, что нет больше польских яблок! — повторила она.

Я двинулся дальше. Пожилая, вопиюще непрезентабельно одетая женщина несмело подошла и проникновенно обратилась:

— Извините, не поможете? У меня беженцы. Я приютила.

Не доверять ей оснований не было. Я спросил:

— Сколько вам нужно?

— Купить им поесть.

Обманывала? Говорила правду? Какая разница! Я бы в любом случае ей не отказал. Но раньше с такими мотивировками не обращались, не пользовались ситуацией.

«Макдоналдсы»

Поразительно дружно выступают подпевалы за сужение собственных свобод. К примеру, оправдывают придирки к ресторанам «Макдоналдс». Да, качество еды в этих фастфудах оставляет желать лучшего. Но почему придиры молчали раньше? Не высказывались публично? Хорошо, что случился международный афронт. А то так бы и потчевали нас некачественной дрянью. Чистой отравой. Пока не было санкций, такое было позволительно, допустимо. А теперь, когда санкции и в ответ — эмбарго, тогда, извини-подвинься, фастфуд с Пушкинской площади, — начинается забота о людях.

Не ходите в «Макдоналдс», если не нравится. Но зачем говорить, что туда ходят лишь для того, чтобы пользоваться бесплатным туалетом? Унизительно и некрасиво так говорить. Позиция, на мой взгляд, должна быть другой: не появляйтесь там, где вам не по нраву, но у остальных должна быть возможность пойти куда угодно. Мы же захлопываем одну такую возможность за другой.

Месть

Госдума обсуждает введение налога на загранпоездки. Любишь кататься — плати! Не мелочный ли это ответ, не месть ли рядовым гражданам — за то, что иным высокопоставленным российским чиновникам перекрыт въезд в Европу и США? Пусть теперь все, а не только бонзы, на своей шкуре ощутят: каково это — безвылазно проводить время в родной стране.

Двурушники

Для чего нужны сведения от россиян об их втором гражданстве? Будто компетентным органам неизвестно, кто и где помимо родины обретается. Но налицо еще одна мера встряски, запугивания (на фоне ширящейся патриотической волны); предложено, если угодно, нечто вроде явки с повинной и недобровольного самопризнания: да, виноват, проштрафился, судите меня строго, я — гражданин двух стран, слуга двух господ, я — второго сорта. Эта мера призвана помочь преступившим черту и заблудшим осознать всю глубину и низость падения, низость постыдной двурушнической позиции.

Сыр без мышеловки

Напрасными оказались упования тех, кто надеялся избежать потребления антисанитарного сыра «Косичка» (и иже с ним прочих аналогичных произведенных в отечественных цехах продуктов). Гурманам придется расстаться с мечтами и вместо экологически чистых зарубежных сыров смириться с наличием на прилавках отечественных, сквашенных из молока, сдобренного выделениями потовых желез купающихся в нем сыроделов.

Мифическая сила

Русский народ на протяжении истории приучают жить без надежды на руководителей и власть, которая сегодня особенно зримо демонстрирует все более яркие и красноречивые свидетельства своей неспособности ему помочь, а он продолжает уповать на эту мифическую силу.

Беда

У Украины (в этой связи) более предпочтительная позиция: там уже нынешней зимой не будут отапливать дома. И это хорошо, потому что еще больше сплотит население и заставит его реально смотреть на вещи. А в России — продолжат надеяться. И это — беда. Тепло и комфорт поддержат иллюзии. Впрочем, и в тепле тоже могут возникнуть опасные для власти догадки.

Разность калибров

Можно ли сравнить кого-либо из нынешних мировых политических лидеров с их предшественниками из прошлого века? Черчиллем и де Голлем, Рузвельтом и Массариком?

Признаки манкуртизма в сегодняшних руководителях налицо. (Что уж говорить о рядовом населении.) Французские президенты Саркози и Олланд, как под копирку запутавшиеся в своих подружках (ощущение, что каждый из них живет моментом: когда, если не теперь, ухватить более привлекательную, ведь едва перестанешь быть первым лицом, на тебя никто из красоток не клюнет); череда английских премьеров, Блэр и Кэмерон, не могущие даже отдаленно приблизиться к «железной» Маргарет Тэтчер или хотя бы взять пример с Ангелы Меркель — безусловно, самой рассудительной сегодня «школьной отличницы», однако ведь не дотягивающей до уровня всеобъемлюще мыслящих соотечественниц, правда, менее удачливых в политике, чем она, Розы Люксембург и Клары Цеткин.

Что сказать о наших впередсмотрящих светочах? Говорят, в Евросоюзе вызревает план: продовольственные поставки, от которых отказалась Россия, перенаправить на Украину. Бесплатно. Ведь Россия уже оплатила многие контракты, а потому сейчас — не пропадать же добру. Надо думать, продовольствие это будет использовано нашими воспреемниками лучше и эффективнее, чем нами. Вот какая мудрая у нас политика.

Уровень нынешних мыслителей-стратегов куда ниже аппаратчиков из ЦК КПСС, чья деятельность казалась современникам верхом тупости, верхоглядства и некомпетентности. Увы, нынешние стратеги не могут претендовать даже на самые низшие должности той тупой системы управления.

От комедии до трагедии — один шаг

Фантастический, комедийно-сатирический роман так и просится быть созданным: назначили послом аптекаря и — отчасти — страхового агента. И он взвешивал каждый свой шаг на аптекарских весах — страховался от случайностей. И потому практически бездействовал.

До него послом был сметливый, всё примечавший мужик, он играл на аккордеоне и сочинял побасенки, чем оказался близок дружественному нам издревле народу.

В итоге при содействии этих двух непрофи-дипломатов к власти был возведен ворюга, тыривший меховые шапки. На новом посту перед ним открылись гораздо более широкие возможности обогащения, чем меховые изделия. Надо было его менять. Наработанные схемы существуют: одному из его предшественников сыпанули в кушанье нечто такое, после чего он едва не окочурился. А тут пожалели собрата-ворона, не выклевали глаз… И вот результат.

Сюжет буквально дрожит на кончике пера. Но финал этого романа будет невесел. Мы все знаем, видим, какой это финал.

Потерянные жизни

Я помню время, когда Советский Союз оказывал братскую интернациональную помощь Афганистану. Отсталые афганцы не понимали, в каком направлении им нужно развиваться, мы им подсказывали — очень доходчиво, с помощью ограниченного контингента наших войск и приданного этим войскам вооружения. Еще раньше аналогичные подсказки мы делали чехам, до того — венграм. Ушлые поляки сами догадались поставить во главе своего государства генерала Ярузельского — диктатора в темных очках, прошедшего сибирскую школу подготовки к будущей карьере и потому сумевшего сберечь жизнь многим своим соотечественникам.

Хорошо помню тогдашние инструктажи и промывки мозгов по поводу афганских событий на закрытых партийных собраниях (для членов КПСС) и разъяснительные лекции на политинформациях (для беспартийных). Против ведения боевых действий никто особенно не возражал, не протестовал, приходившие похоронки воспринимались большинством как печальная (вот именно печальная, а не трагическая) необходимость. Писатели, которых командировали в Кабул, с гордостью рассказывали потом о своей смелости, о том, как, сопровождаемые конвоем советских солдат, ходили на местные рынки и покупали женам дубленки — очень хорошего качества.

Лишь единицы, наделенные вот уж не кассандровским даром предвидения, а элементарным здравым смыслом, понимали, в какую бездну затягивает изнурительная война и без того квелую, на глазах обмякавшую страну и какие последствия влечет утрата каждой молодой жизни. «Потерянное поколение» — говорил о тех, кто остался в живых после Первой мировой войны, Хемингуэй. И о тех афганских смертях тоже можно сказать: понесенные потери — беда для близких, вычитание юных сил из экономики и демографии государства.

Когда я пытаюсь говорить об этом с юной порослью, вижу непонимающие глаза. Юные не помнят того, что помню я. И верят словам, которые звучат с телеэкрана. Верят подтасовкам больше, чем себе и своим чувствам, нашептывающим: посторонних в военные эпохи не бывает, несчастья рано или поздно настигнут всех и каждого. Но люди, которые принимают решения о ведении затяжных боев, в силу возраста прекрасно осведомлены об истории заключительного периода и агонии СССР и должны отдавать себе отчет: к чему приведет страну конфронтация с «недопонимающими» державами. И к чему придут «недопонимающие» державы, столкнувшись с отрезающим головы всем без разбору прогрессивным «манкуртовским» режимом.



Партнеры