Андерсен попал в криминальную хронику

На «Гавроше» показали надежду, но не хеппи-энд

02.10.2014 в 15:12, просмотров: 2211

…Фестиваль детских театров «Гаврош» (проходящий в этом году под датскими знаменами) хорош тем, что не боится разговора на сложные темы. Без этого просто не будет становления личности. Так вот датский театр Apollo (на площадке Театра кукол им. Образцова) представил необычную «Девочку со спичками» — откровенный разговор о том, каково это — быть бедным.

Андерсен попал в криминальную хронику

Датчане вообще берут откровенностью, это их, если угодно, фишка. Потому что само по себе зрелище — и это общий тренд всего фестиваля — возникает как будто бы из ниоткуда. То это натянутые с потолка веревки, по которым на сцену «вылетает» летчик в «Маленьком принце», то это старенький мотороллер из «Сонатины», порождающий кучу забавных мизансцен... В данном же случае «театр» творится (режиссер Эрик Польд) с помощью обычной видеокамеры; главный герой (он же — рассказчик) просто берет ее, опуская в небольшой ящик с разрисованными внутри стенками — это городские улочки с домами, витринами и фонарями, по которым мы, следуя за камерой (а изображение проецируется на большой экран), бродим в полном ощущении, что улицы настоящие. Камера-то снимает крупным планом — истинный масштаб исчезает.

Артистов же всего двое — танцовщица Хелена Хертц Мелькьорсен и Нильс Йоргенсен. Вот зрители расселись, Нильс берет в руку книжку со сказками Андерсена, открывает «Девочку со спичками»... И начинается «расследование от обратного»: Нильс с помощью видео обнаруживает в дальнем углу ящика замерзшую от холода куколку-малютку — сию секунду он преображается в модного репортера, вещающего в прямом эфире о «странном происшествии в Москве» для срочного выпуска «Спички-новости»:

— Как же так вышло, — спрашивает он у зала, — что посреди большого города на глазах огромного числа людей вот так взяла и умерла маленькая девочка? Вы что-нибудь видели? Нет? И вы не видели? И вы?

Нильс ходит прямо среди публики, пытаясь восстановить все подробности сказки Андерсена, которая здесь и сейчас стала банальной криминальной сводкой. По сцене разбросаны большие коробки с теми самыми спичками, которые продавала маленькая девочка. Из-за ширмы выходит, пританцовывая, милая Хелена...

— Итак, — продолжает Нильс, — «в эту холодную и темную пору девочка брела по улицам с непокрытой головой и босая; ножки ее покраснели и посинели от холода...»

— А почему посинели? У нее не было туфелек? — робко спросила Хелена.

— Не только туфелек, — вздохнул Нильс, — в сущности, у нее не было ничего. Бедность. Нищета. И домой она не могла вернуться — отец побил бы ее, не принеси она денег. Да и дома — что? Тоска, холод, голод.

— А вот ты, Нильс, — возвращает нас в современность Хелена, — когда был маленьким — знал ли совсем бедных детей?

— Я?.. Возможно. У нас был мальчик, он рос без папы, а мама зарабатывала очень немного... так вот у него вообще не было игрушек. Когда в детском садике по пятницам детям разрешали прийти со своими куклами, машинками, этот мальчик просто не являлся, ссылаясь на плохое здоровье. А ведь он так мечтал что-то интересное получить на Рождество...

Завывает ветер, идет снег. На сцене наступает то самое сказочное андерсоновское Рождество. Нильс с Хеленой опускают видеокамеру в очередную коробку:

— Ребята, а давайте посмотрим, какой подарок мальчик сможет получить на праздник...

Камера выхватывает айфон. В зале — возгласы одобрения.

— Ой, нет, — качает головой Хелена, — боюсь, у мамы мальчика нет таких денег. Это же тысяча крон! А сколько на рубли?..

— А вот новые кроссовки... такие здесь у многих в зале. И мальчик бы не отказался! Но... нет, цена все равно высокая.

Нильс и Хелена усаживаются рядом. На маленьком экране горит пламя — то самое, которое МОГЛО БЫ согреть девочку, но...

— А ты, Хелена, — спрашивает Нильс, — знала бедных детей?

— Знала ли я... да, конечно. Я знала одну девочку, которая росла без родителей, часто нечего было кушать, нечего надеть. А она... так мечтала танцевать!

— Что же с ней стало? Она тоже замерзла на улице?

...В этот миг девочка из сказки Андерсена увидала сквозь белый экран, натянутый меж двух больших спичек, свою добрую бабушку, умершую в прошлом году.

— Бабушка, — тянет к ней ручки, — возьми, возьми меня к себе! Я знаю, что ты уйдешь, когда погаснет спичка, исчезнешь, как теплая печка, вкусный жареный гусь, чудесная большая елка!..

В этот миг малютки не стало. Гаснет свет. Зрители готовы разойтись с глазами, полными слез.

— Так вот Нильс, — сказала вдруг Хелена, — та самая одинокая бедная девочка из моего детства не замерзла. Она хотела танцевать, и она шла к своей цели... И эта девочка перед тобой.



Партнеры