Цифровая революция пришла в музей

В ГМИИ — инновационная премьера

07.10.2014 в 19:39, просмотров: 2791

В Пушкинском музее — инновационная премьера. «Британский дизайн: от Уильяма Морриса к цифровой революции» — выставка пусть камерная, но знаковая. Во-первых, потому что доказывает, что культурные связи с туманным Альбионом не потеряны, несмотря на все политические разногласия. Во-вторых, что важнее, проект представляет дизайнерские новинки, сделанные с помощью сверхсовременных технологий — какие пока почти не доступны в нашей стране. Как носить напечатанные на 3D-принтере украшения и когда их научатся делать в России, разобрался «МК».

Цифровая революция пришла в музей
фото: Мария Москвичева
«Туфли будущего».

Экспозиция, подготовленная Музеем дизайна, которому недавно пришлось покинуть Манеж, разместилась в уютном зале около Греческого дворика. Здесь есть чему подивиться: туфельки, созданные с помощью ротационного формирования и вакуумного литья, украшения и ткани, напечатанные на 3D-принтере, «умные» кресла и столики, которые можно спроектировать под фигуру их владельца. В составе проекта — 20 работ современных дизайнеров, предметов, которые наверняка через бог знает сколько лет войдут в наш повседневный быт, а пока по праву могут называться дизайном будущего. Но кроме современных работ здесь обнаруживаются и продукты технологической и художественной революции прошлого: в состав экспозиции вошло 12 экспонатов знаменитых художников и дизайнеров конца ХIХ века.

— Мы показываем те смелые тенденции дизайна конца ХIХ века, которые в свое время определили развитие дизайна будущего, — рассказывает куратор выставки Алена Сокольникова. — Скромные технические возможности индустриального производства конца ХIХ века привели к формированию двух направлений, двух реакций в британской культуре: одно представлено широко известным в России лидером «Движения искусств и ремесел» Уильямом Моррисом и его соратниками, другое — его современником, отцом индустриального дизайна Кристофером Дрессером.

Моррис был сторонником традиционного ремесленного производства и пытался его совместить с новыми технологиями — основанное им движение считается предвестником стиля модерн. Он мечтал привнести красоту и комфорт в быт каждого человека, запустить массовое производство, однако в итоге стал самым дорогостоящим дизайнером своего времени. Его художественный язык основан на переосмыслении английского Средневековья и природных форм. Кристофер Дрессер, ботаник по первому образованию, тоже отталкивался от природы, но видел в ней в первую очередь рациональность и целесообразность. Он был уверен, что ничто в природе не случайно. Работы обоих этих знаменитых дизайнеров выглядят актуально и сегодня. Более того — их продолжают осмыслять современные авторы. Так, рисунок Морриса, изображающий ветви ивы, художник Кристофер Пирсон превратил в цифровые анимированные обои, где медленно опадают листья и растут фрукты. Экран с такой графикой обычно находится в зоне отдыха в лондонском аэропорту Хитроу, но время от времени выезжает в различные музеи мира.

Для Британии — законодательницы моды в области дизайна — такие предметы уже часть повседневного быта. У нас подобные вещи еще в новинку. Допустим, те же «туфли будущего» дизайнеров Заха Хадида и Патрика Шумахера можно найти в магазине, если хорошо поискать. Но вот вопрос: когда Россия сама сможет делать подобные модные вещицы?

— Не скоро, — отвечает «МК» ученый Юрий Москвичев, который сделал собственную установку, способную производить порошки для 3D-принтеров. — В России 3D-принтеров мало, и они все иностранные. Пока мы не умеем делать свои. Порошок, который нужно в них заправлять, производят у нас пока только две фирмы, включая нашу, но не в промышленных масштабах. Вырасти до такого уровня, которого достиг Запад, — одна из актуальных задач для отечественных ученых. Дмитрий Медведев поддерживает начинания в этой области, однако пока сложно сказать, когда мы сможем делать что-то подобное британским разработчикам.



Партнеры