По куполу севастопольского шапито прошлись утюжком

«МК» проинспектировал «сварку» самого большого купола для крымского цирка

22 октября 2014 в 13:26, просмотров: 3606

…Вадим Гаглоев, недавно придя к власти в Росгосцирке, был вынужден заняться расчисткой авгиевых конюшен. В советское время при компании был создан совершенно уникальный Художественно-производственный комбинат (цирковым он известен под аббревиатурой МХПК), некогда получивший себе помещение бывшего общежития на улице Вучетича. Последние лет десять эта, по сути дела, единственная в мире столь величественная мастерская циркового реквизита пребывала в полуразваленном состоянии. И вот теперь, в год 95-летия Росгосцирка, дело сдвинулось с мертвой точки: и мы бежим на Вучетича смотреть на сборку-склейку-сварку огромного шапитошного купола, чем прежде Россия (в таком масштабе) никогда не занималась. Но ведь все лучше — сделать это у нас за два миллиона рублей, чем платить тем же полякам семь.

По куполу севастопольского шапито прошлись утюжком
фото: Кирилл Искольдский

65-й размер клоунского башмака

…Однако до огромного купольно-шапитошного зала новый директор МХПК Сергей Азаренко решил показать «МК» и остальные, не менее забавные мастерские, где слагается цирковое (а иногда и театральное — смотря откуда заказ) счастье.

Первый цех — обувной, на стеллажах — сотни колодок, масса танцевальной обуви, а также особые белые сапоги для канатоходцев (с них снимают две дополнительные мерки — по голени), наездников, ичиги… но самое забавное — раскроенные разноцветные клоунские башмаки 65-го размера.

фото: Кирилл Искольдский

— А я полагал, что в длинном распухшем носке у них — пробка.

— Нет-нет, остается просто пустое пространство, — говорит мастер Андрей, — другое дело, что надо основательно потренироваться, чтобы скакать на таких ботиночках. Дело привычки. А шьем все — на славу, только из кожи, никаких заменителей.

— И на сколько таких башмаков артисту хватит?

— Лет на пять, не больше. Ну а как вы думаете, если каждый вечер— в манеж?

Далее идем в костюмы. Кстати, Гаглоев (как он и говорил нам в недавнем интервью) взял курс на полноценные шоу-спектакли (а не как прежде — был лишь голый дивертисмент, т.е. отдельные номера), а потому весь МХПК заряжен сейчас на проработку одного из первых таких шоу, в основу которого ляжет львиная мистерия народного артиста Николая Сквирского и его семьи…

Здесь идет примерка артистки Алены Сквирской, при ней — режиссеры, ставящие номер с хулахупами Ян и Ольга Польди (а также на Яне Польди — постановка всего шоу Сквирских в целом).

— Задача непростая, — говорит режиссер, — времени очень мало, поэтому нужно заложить форму спектакля, а потом эту форму развивать.

В этот момент на примерку вбегает прямо с цветами молодой, но уже известный жонглер Энрико Аннаев, только что взявший «золото» на фестивале в Германии (у него характерная манера, когда мячик отскакивает несколько раз от пола и стола и только потом возвращается в руку):

— Так, где мой зеленый фрак?

...Лишь заглядываем тоже в немаленький цех по пошиву манежного покрытия (саму ковровую ткань привозят из Белоруссии) и форганга (циркового занавеса; ведь теперь для каждого шоу форганг нужен будет свой).

— Представляете, сколько цирков в нашей компании, а везде покрытия износились, их латают-латают...

Сетка тигра не боится

…Спускаемся на этаж — в механический цех, где плетутся 56-метровые манежные сетки для хищников. Начальные звенья сети плетут прямо на столе, в который в шашечном порядке вбиты здоровые гвозди — это т.н. матрица. Затем процесс продолжается вручную — сеть просто тянут от стены до стены.

— Работа очень кропотливая, одна сеть плетется два месяца, — рассказывает мастер Евгений, бывший воздушный гимнаст, — берутся металлические тросы сечением 2,2 миллиметра, просовываются сквозь гильзы, и специальный автомат их зажимает. Гильзы должны выдержать удар, прыжок животного...

Казалось бы, подумаешь, гильза — маленькая железная шайбочка, но даже их пришлось ждать месяц — потому что толстостенных у нас не делают, заказывали в Финляндии.

— А где же старая сетка Сквирского, износилась?

— Ну конечно, три года прошло — все. Максимум пять лет. Конечно, хищники как кошки по сетке не лазают, но все равно могут лапой ударить, плюс сборки-разборки, переезды — есть от чего приходить в негодность.

После того как сеть будет готова, прямо на комбинате их ждет серия испытаний. Одна сеть стоит до миллиона рублей.

На выходе — с дюжину бутафорских бочек: тоже изготовили для нового шоу. Далее — огромный цех для сварки клеток для тигров, здесь же делаются тумбы для слонов. Еще дальше — огромные кубы из пенопласта, для вырезки из них декораций...

Берешь фен — и купол готов!

…Пока идешь по коридору — видишь невероятной тяжести (по 300 кг) рулоны со специальной пленкой-тканью по 150 метров, недавно доставленные из Франции. В шапито-манежный цех их перетаскивают на специальном мини-электрокаре.

— Ох, слава богу, таможню прошли, — качает головой Сергей Эдуардович, — исторически купола делали из парусины, но парус и влагу все-таки пропускал, да и в принципе был куда менее долговечным материалом, чем современная теза (т.е. архитектурная ткань). Кстати, бутафорский шатер из парусины (разумеется, она более дешевая) мы недавно делали для фильма «Поддубный»; что ж, два месяца шатер простоял.

Итак, сейчас на МХПК в работе масштабный купол (состоящий из двух частей — большой и малый) для севастопольского шапито в Крыму. Общая площадь шатра — 3600 кв. метров ткани.

— Это примерно два футбольных поля, — шутят мастеровые, уже разрезавшие французскую бело-синюю тезу на узкие сектора и подключившие оригинальный швейцарский фен-утюг для склейки (путем сильного нагревания) одной части с другой.

На компьютере вертится 3D-модель — итоговый вид строения, имеющего 46 м в диаметре и 18 м высотой на 1200 посадочных мест (для сравнения в цирке Никулина — 2500). Скажу, кстати, для справки, что стационарный цирк в Симферополе не захотел (пока) перейти под крыло Росгосцирка, мотивируя это тем, что у них и без слияния хорошо идут дела. Но севастопольское шапито нуждается в обновлении, и не только оно…

— Не так давно в Таганроге ураганом повредило тамошнее шапито, — уточняет Азаренко, — разорвало буквально в клочья. Так вот директор цирка рассчитывает на нас. Только у него шапито прежде было красным — такое он больше не хочет: сильно выгорает на солнце. Оптимально — белый цвет. До марта нам надо успеть.

…Была практика заказа шапито в польских мастерских, но сейчас бы это обошлось в семь с лишним миллионов рублей. Решили сэкономить — попробовать сшить самим. Посчитали — на 7 млн в России можно сшить аж три купола, по 2 миллиона каждый.

— В чем уникальность нашей сегодняшней акции? — говорит главный конструктор Сергей Юрьевич Нагуев. — Раньше в Союзе если и шили шапито (куда меньших размеров), то из брезента. Последние годы не шили вообще ничего. А сейчас сами сделали проект кроя, заказали у французов непрозрачную тезу «феррари»… к машинам это не имеет отношения. Да, ткань делается исключительно во Франции (это же цирковая страна). Долго ждали. Два месяца (потому что фирма обычно делает тенты для грузовых машин, а ради циркового заказа им нужно перенастраивать линию). Очень прочный долговечный материал по 11–12 евро за квадратный метр (ткань вышла на 1 800 000 рублей, плюс еще пряжки, тросы, люверсы), гарантия на купол — минимум восемь лет. Ткань свето- и водонепроницаемая.

— Ну, тем более в Севастополе более благоприятная погода стоит, чем в средней полосе…

— В принципе такой купол может быть всесезонным, но, вероятно, в ноябре (когда начинаются ветровые нагрузки) его будут разбирать… Если ухаживать, просушивать (чтобы вода не замерзала и ткань не рвалась) — 20 лет вполне выдержит. Но… главная беда любой материи — на открытом воздухе она дубеет, теряет эластичность, становится ломкой. Но в любом случае теза — это прорыв, такого 30 лет назад еще не было.

…Итак, машина («утюг на колесах») запускается, из «ракетного» сопла идет белый дым, сектора кладутся друг на друга внахлест (по 4 см) на специальную дорожку и свариваются — примерно так же, как утюгом склеивается полиэтилен. Один раз машинка прошла — все: шов руками уже не отодрать, намертво.

— Ткань если и будет рваться от ветра, то ни в коем случае не по шву.

Первый этап — самый верхний «малый» купол, ну а потом гигантские куски по 20 метров вообще займут все пространство цеха… работы ведутся в полуавральном режиме: к декабрю купол должны сдать.

— При 8-часовом рабочем дне мы рассчитываем сделать за полтора месяца, — говорит Азаренко, — еще раз подчеркну, что люди у нас работают уникальные. Очень много бывших цирковых артистов. И они здесь не только за зарплату. В этом — вся их жизнь. Болеют за дело. И если надо — так и ночью выйдут.

…На разборку шапито уходит всего 6 часов. Сборка — процесс более трудоемкий.

— В Севастополь мы сами поедем собирать, — говорят техники, — на это уйдет три дня. Ставятся крепления, на лебедках каркас поднимается вверх… но разве какие-то усилия имеют значение, зная, сколько радости получат дети?



Партнеры