Тимофей Кулябин и митрополит Тихон

Реплика Марка ЗАХАРОВА, художественного руководителя Государственного московского театра «Ленком»

22.03.2015 в 19:57, просмотров: 14260
Тимофей Кулябин и митрополит Тихон
Фото: ЕВГЕНИЙ ИВАНОВ /OPERA-NOVOSIBIRSK.RU

Невыразимо труден и тернист путь молодого режиссера, окончившего театральный вуз и решившего пробиться со своей режиссурой в солидный столичный театр со зрительным залом свыше 50 человек. Здесь обязательно неоспоримое везение — оказаться в нужное время в нужном месте! И, конечно, предложить название театрального проекта, которое бы и озадачило, и привлекало одновременно. Дерзость замысла в сочетании с желанием заглянуть в неведомое сценическое пространство; некоторый естественный испуг театрального руководства и его же желание забросить себя вместе с наглецом-режиссером на неведомую театральную орбиту.

Есть еще одно немало важное обстоятельство — необходимость опереться на чье-то плечо, авторитетное суждение и команду «Ап!», как в цирке. Что касается режиссера Тимофея Кулябина, его приметила авторитетная фигура — митрополит Новосибирский Тихон. Может быть, и сам того не желая, батюшка сказал «Ап!» и организовал блистательный пиар в сочетании с громким скандалом. Это произвело впечатление на прихожан, на театральные сферы, на современную режиссуру, на Министерство культуры и, хочется думать, на все мировое сообщество.

Если Тимофей Кулябин еще не догадался, ему необходимо срочно заказать молебен о здравии митрополита. Такие громкие обстоятельства случаются на Руси все-таки нечасто.

Когда-то великая Ахматова в ответ на травлю Бродского сказала: «Рыжему делают биографию!» И сегодня я хочу отметить: в России появился еще один талантливый режиссер.

Олег Валерианович Басилашвили рассказал мне и коллективу «Ленкома», что после моего спектакля «Доходное место» в Театре сатиры Г.А.Товстоногов специально собрал коллектив Ленинградского БДТ и объявил, что в России появился прекрасный театральный режиссер. И после запрещения Фурцевой спектакля — удивительно, но мой режиссерский авторитет заметно подрос.

фото: Геннадий Черкасов

Поскольку Товстоногов для меня — величайшее театральное явление всех времен и народов, я тоже намеревался собрать коллектив «Ленкома», чтобы обратиться к человечеству с пафосной речью, но меня, как всегда, опередил В.Урин. Он всегда так. Взял и объявил, что режиссер Кулябин в связи с бесспорным дарованием, тщательным обсуждением его «Тангейзера» приглашен на постановку в лучший и любимый всеми нами Большой театр — по существу, в один из лучших театров мира.

Возникает логический парадокс: если новосибирский «Тангейзер» — духовно вредоносный спектакль, наносящий удар по православию, подрывающий его устои, можем ли мы по-прежнему доверять руководству Большого театра? Не является ли Урин проводником антиэстетических идей, выполняющим волю заокеанских магнатов и брюссельских гномов? Не соскальзываем ли мы в лоно католических педофилов и лиц, потерявших любимую нами сексуальную ориентацию?

По моему твердому убеждению, подкрепленному мнением абсолютного большинства режиссерского корпуса, Урин должен оставаться на свободе и продолжать свою вдохновенную миссию по созданию новых культурных свершений как раз в объявленный Год культуры. Но и после его окончания тоже пусть работает. Во всяком случае — пока.

Поскольку я воспитан на компромиссах, хотя и упрям до безумия, предлагаю Новосибирскому театру следующее дополнение к афише: «Спектакль Тимофея Кулябина по мотивам оперы Вагнера «Тангейзер».

Когда-то В.Н.Плучек в отношении меня учинил решительный и отчасти авантюристический акт: пригласил в Театр сатиры режиссера самодеятельного Студенческого театра МГУ и предоставил возможность работать с ведущими артистами театра; он практически ничего не видел из моих работ, опирался лишь на мнение музыкального руководителя А.Л.Кремера. Я хочу продолжить традицию Плучека и, не видев спектакль Кулябина «Три сестры» Чехова, опираясь лишь на воодушевление театрального обозревателя «МК» Марины Райкиной, официально пригласить Тимофея Кулябина на постановку в «Ленком» любой приглянувшейся ему драматической пьесы или, на худой конец, оперы. Мы переживем в его постановке даже мужской балет.

Прошу считать вышеизложенное официальной заявкой в Министерство культуры на бюджетное финансирование любых режиссерских задумок Тимофея Кулябина. Даже если мой ангел-хранитель постарается меня образумить, я скажу: «Не образумлюсь, виноват!..» — и с протянутой рукой пойду по элитарным подъездам с веселой просьбой о внебюджетном финансировании и частных пожертвованиях.

Неисповедимы пути Господни!

P.S. Тимофей Кулябин — одаренный человек, и он все равно пробился бы на высокую режиссерскую орбиту, но без митрополита Тихона это было бы медленное восхождение, а с митрополитом все случилось во мгновение ока, как и положено в современной России.



Партнеры