Майя Плисецкая: больше, чем балерина

«...соединить воедино и развеять над Россией»

5 мая 2015 в 19:42, просмотров: 22530

2 мая не стало выдающейся балерины XX века Майи Плисецкой. Она скончалась от сердечного приступа на 90-м году жизни в Мюнхене, с которым связаны последние двадцать лет ее жизни.

Майя Плисецкая: больше, чем балерина
фото: ru.wikipedia.org
Китри в «Дон Кихоте» (1974).

"Тела наши после смерти сжечь. И когда настанет печальный час ухода из жизни того из нас, кто прожил дольше, или в случае нашей одновременной смерти оба наших праха соединить воедино и развеять над Россией"

Вместе с мужем — композитором Родионом Щедриным — Плисецкая жила там в небольшой квартире в центре города. Почти всю гостиную занимал рояль. «Тела наши после смерти сжечь…» — таково их совместное завещание. Прощание с Майей пройдет в Германии в узком семейном кругу.

Когда-то Плисецкую повсюду сопровождал муж. А когда ее беспрецедентно долгая карьера закончилось, она сама стала следовать за мужем. Щедрин продлил ее творческий век лет на 25. Он дарил своей любимой не бриллианты, а балеты, в которых она и танцевала, перейдя за общепринятый возрастной рубеж. В Германии Плисецкую называли «фрау Щедрин». Большую часть своего архива семья передала берлинской Академии искусств. В Германии при жизни Плисецкой прошли две посвященные ей выставки.

Чуть больше 10 дней назад Майя Михайловна побывала в Москве. Уехала в день вручения ей «Золотой маски» за жизнь в искусстве. На церемонии не присутствовала. В Москву планировала вернуться ближе к юбилею.

Плисецкая — одна из самых харизматичных балерин, которых когда-либо видела балетная сцена. Забыть ее танец невозможно. Ее портреты писали великие художники, такие как Марк Шагал. Андрей Вознесенский и Белла Ахмадулина посвящали ей стихи. Ее танец видели Сталин, Мао Цзэдун, Джавахарлал Неру, Иосип Броз Тито, Черчилль и Юрий Гагарин. Ею восхищался американский президент Кеннеди. Специально для нее кубинский балетмейстер Альберто Алонсо поставил балет «Кармен» на музыку Бизе–Щедрина — и попал в точку, угадав ее характер. Он стал классикой XX века и знаковым в ее творчестве. С того дня имя Кармен рифмуется с именем Майя. Она была такой же гордой и независимой, как героиня Проспера Мериме. С ее мнением считалась даже своевольная Екатерина Фурцева. Жизнь ее не была сладкой — потому и закалила столь волевой характер.

Майя Плисецкая говорила, что главное для нее — не ногу задрать, а быть артисткой и знать, зачем ты на сцене. Она была талантлива во всем: писала книги, снималась в кино, была моделью. Долгие годы ее связывала дружба со знаменитым французским кутюрье Пьером Карденом, у которого она и ее муж Родион Щедрин одевались. Впервые Карден увидел Плисецкую в образе Кармен. Она поразила его воображение. Специально для Плисецкой Карден создавал костюмы к балетам на музыку Щедрина. А она выходила на модный подиум в Париже, представляла коллекцию Кардена.

Майя Плисецкая жила на три города: Москву, Мюнхен и литовский Тракай. В Литву она приезжала чаще всего на Новый год и другие праздники. Наслаждалась воздухом, говорила, что нигде больше так прекрасно себя не чувствовала. Как и в мюнхенской квартире, здесь главным был рояль. Белый рояль. Иногда семья проводила все лето в своей усадьбе Козелкишкес на берегу озера Стрева, рядом с Тракаем. Построили ее еще в советские времена, причем совсем не так, как хотелось. Потом уже все было основательно перестроено, появились теплицы, за которыми присматривала верная помощница Наталья Калашникова — жительница Тракая, экс-чемпионка мира по гребле на байдарке.

В 1990 году Плисецкая первой получила литовское гражданство. Страна тогда только обрела независимость, и Майя сразу же ее поддержала. Она и сама была независимым человеком, ценила свободу превыше всего, смолоду нахлебавшись ее отсутствия. Это теперь все говорят: «великая», божественная», а когда-то с каждым своим спектаклем ей приходилось с трудом прорываться к зрителю.



    Партнеры