Сахалинский кинофестиваль как праздник непослушания

«Край света» дошел до края

28 августа 2015 в 16:55, просмотров: 2351

Завершил свою работу Сахалинский международный кинофестиваль, проходящий в этом году в пятый раз. Он носит название «Край света», но стоит хотя бы однажды очутиться на острове в дни киносмотра, чтобы понять: центр мира как раз здесь. Это все остальное находится на периферии.

Сахалинский кинофестиваль как праздник непослушания
фото: Геннадий Авраменко

Эта нехитрая мысль очевидна даже детям. Так, 12-летняя Маша, участница мастерской «Артфон» (минутное кино, снятое на мобильный телефон), работавшей во время фестиваля, вырезала из красной бумаги силуэт острова Сахалин, по форме напоминающего рыбу, и волей воображения переместила его с Дальнего Востока прямо к экватору. Этот же силуэт, но уже в трехмерном виде, выполняет на церемонии закрытия роль призов.

В этом году в состав жюри вошли филиппинец Лав Диас, сценарист Александр Родионов, актриса Аня Чиповская и актер Данила Козловский. А возглавил жюри Мохсен Махмальбаф — один из лидеров новой Иранской волны, который последние годы по причинам нарастающего давления со стороны властей вынужден жить за пределами родины. С тех пор он успел поработать в десяти разных странах, от Ливана до Великобритании. Махмальбаф и как автор, и как гражданин знает толк в сопротивлении. В свое время он провел около трех лет в тюрьме, напав в молодости на полицейского. Много лет спустя, уже в статусе международной звезды иранского кино, Махмальбаф встретит того самого полицейского на кастинге одного из своих фильмов. В итоге режиссер предложил ему не просто роль, а стать соавтором: на пару они написали и срежессировали фильм «Миг невинности», в котором каждый со своей стороны отразил события бурной молодости.

фото: Геннадий Авраменко

Имена тюрьма превратила Мохсена из революционера в художника: «Там я понял, что в любом сопротивлении самую важную роль играет культура». Об этом режиссер рассказал на своем мастер-классе. Тогда же он подсчитал, сколько примерно фильмов в состоянии посмотреть за всю жизнь человек, если предположить, что он доживет до 80 лет, и будет тратить на просмотр все свободное время, кроме сна. 293 000. Далее последовал парадоксальный вывод: «Получается, если ваш фильм плохой и его посмотрело 300 000 человек, вы бесцельно убили по крайней мере одну жизнь. А если взять какой-нибудь голливудский блокбастер, у которого наберется миллионы и миллионы зрителей? Тогда речь идет уже о сотнях загубленных жизней. Запомните — кино убивает. Если это, конечно, плохое кино». Ключевой мыслью мастер-класса стало утверждение о том, что любое ограничение, с которым сталкивается человек, надо превращать в возможность. Тяжелую и низкооплачиваемую работу воспринимать как школу жизни. Цензуру — как повод для совершенствования формы.

фото: Геннадий Авраменко

Эта же тема — о взаимозаменяемости ограничений и возможностей — пронизывала весь фестиваль. Началось с того, что еще за пару дней до официального старта произошло небольшое ЧП, пусть и вполне мирного характера: внушительная делегация гостей, включая половину жюри, застряла на крупнейшем острове Курильской гряды — Итурупе. Подвела изменчивая погода, которая на три дня заволокла взлетно-посадочную полосу плотным туманом. Классик иранского кино мечтательно обводил взглядом получившийся магический пейзаж, приговаривая: «Как красиво! Как в фильмах Тарковского!» А программный директор Алексей Медведев лаконично парировал: «То, что на языке искусства звучит «как у Тарковского», на языке метеорологов называется «нулевая видимость». В итоге обратный рейс приземлился в Южно-Сахалинске буквально за полтора часа до церемонии открытия, а в голосе генерального продюсера фестиваля Алексея Аграновича во время приветствия как никогда искренне звучало: «Вы даже не представляете, как я рад вас всех видеть!»

фото: Геннадий Авраменко

В том числе и такие, на первый взгляд непреодолимые противоречия и решает кинофестиваль «Край света». Берется не просто соединить в одной точке кино Азии и Европы, а вывести на экран героя, способного пробиться сквозь любые препятствия. Обернуть в свои пользу любые ограничения.

В программах этого года — сплошь нонконформизм и бунтарство. Начиная с фильма открытия Ли Сяофэня, который так и называется — «Нэчжа», что в китайской мифологии означает имя бога-покровителя бунтарей.

На площади перед правительством области, где во время фестиваля, несмотря на нетипично низкие для августа температуры, исправно располагалась по вечерам сотня-другая зрителей, укутанных в пледы, давали «Здорово и вечно» Натальи Чумаковой. Документальный фильм, смонтированный из редчайшей домашней хроники лидера «Гражданской обороны» Егора Летова. Вне конкурса состоялся редкий показ дебютного фильма выдающегося тайваньского режиссера Цай Минляна «Бунтари Неонового бога» — поэтическая зарисовка-лабиринт на тему взросления. В главном конкурсе рекордное количество наград собрал «Тряпичный союз» Михаила Местецкого. Взяв специальный приз почетного президента фестиваля Аллы Суриковой, награду за лучший актерский ансамбль (аналогичный призу, полученному на «Кинотавре») и персональный — за лучшую режиссуру. Наконец, гран-при фестиваля — у режиссерского дебюта турецкой актрисы Дениз Гамзе Эргювен «Мустанг», чья премьера состоялась в «Двухнедельнике режиссеров» в Каннах в этом году. В центре сюжета — пять сестер-подростков, борющихся за свои права в традиционном обществе (все пять актрис также удостоились спецприза жюри). Это решение невольно зарифмовалось с темой фильма закрытия — подростковой мелодрамой Андрея Зайцева «14+». И здесь, дойдя до края, «Край света» предпочел попрощаться со зрителями на высокой ноте и с ребяческим задором. Страстной историей о бунте, первой любви и жажде новой жизни.



Партнеры