Эхо "Тангейзера": Кехман поставил рекорд по ремонтам

В Новосибирске наконец открывается Театр оперы и балета

13 ноября 2015 в 19:44, просмотров: 28134

Несколько часов остается до открытия Новосибирского театра оперы и балета, который с весны стойко, как оловянный солдатик, держится в топе новостей. А все из-за скандального «Тангейзера», положившего начало целому ряду разного рода событий — первое в истории новой России снятие из репертуара спектакля режиссера Тимофея Кулябина, увольнение прежнего директора и назначение нового, пикеты и протесты общественности. И, наконец, огромный ремонт (а по сути, историческая реставрация) за госбюджет, но в основном внебюджетные средства. С подробностями из Новосибирска — обозреватель «МК».

Эхо
Фото: Дмитрий Артемьев

Ответственность за реставрацию целиком на новом директоре Владимире Кехмане — его имя также не сходит с новостных полос, но как раз новостей экономических. Из самых последних — ему приписана очередная крупная сумма долга по его прежнему бизнесу. Но здесь, в Новосибирске, он работает как бульдозер на стройке, чтобы в кратчайшие сроки завершить ее. В бахилах, сером спортивном костюме бегает по этажам, отдает распоряжения, сам двигает мебель. Факт остается фактом: неподъемный объем — фасад, интерьеры фойе, зал — Кехман завершил за неполных четыре месяца, что само по себе невероятно. В этом году на реставрацию потрачено: из бюджета — 180 миллионов рублей, внебюджетных средств — 300 миллионов. И в следующем году планируется ещё 150 миллионов тоже внебюджетных средств.

Что же происходило накануне, за сутки до открытия, в этом самом большом по площади оперном театре России? На сцене «Спартак» — последние репетиции. Звезда балета Большого и Михайловского театров Иван Васильев прилетел вчера и прямо с самолета поехал в театр, и вот он уже в дуэте с Анной Жаровой. Двери зала распахнуты, и в серо-голубом фойе под божественную музыку Арама Хачатуряна рабочие расставляют мягкую мебель — синюю и голубую в фойе второго этажа, а бордовую — на первом. Зеркала, панели, карнизы, оборудование буфетной зоны — разного рода мелочей столько, что, кажется, и ночи не хватит. Но на удивление все спокойны, истерик, аврала не наблюдается. Весь персонал и рабочие ходят по театру в больничных сине-голубых бахилах, чтобы не запачкать новые ковровые покрытия. Театр откроется уже через несколько часов — приглашения разосланы, билеты раскуплены, и ясно одно: те, кто придет на балет «Спартак», не узнают прежнего здания, так разительно изменились интерьеры. Только в закулисной части и концертном зале (он пока будет закрыт) можно обнаружить старые, с облупившейся штукатурной и подтеками стены, зашарканные полы и, как говорится, почувствовать разницу.

И еще одно значительное событие произойдет в середине дня — на отреставрированном фасаде появится доска в честь инженера Сергея Полыгалина. Именно он еще до войны занимался строительством здания и разработал технологию строительства уникального огромного купола оперного театра. Своего детища инженер-конструктор, увы, не увидел — в 37-м был арестован и расстрелян. Место захоронения неизвестно. И вот спустя семьдесят с лишним лет историческая справедливость восстановлена. На открытие доски из Академгородка приедет его дочь Мария Виноградова — она много лет ждала этого дня.

 

Марина Райкина из Новосибирска



Партнеры