Режиссер Тарамаев: «Посмотрев наш трейлер, люди ожидают чего-то вроде «Лолиты»

Истинное искусство должно заниматься провокацией. "Метаморфозис" Сергея Тарамаева и Любы Львовой

19 ноября 2015 в 18:20, просмотров: 2871

Сергей Тарамаев — редкий артист, способный сыграть Гамлета и Хлестакова. Он успешно работал в «Мастерской Петра Фоменко», Театре-студии «Человек», у Сергея Женовача в Театре на Малой Бронной, снялся более чем в 30 картинах, стал лауреатом Госпремии, а потом исчез.

Режиссер Тарамаев: «Посмотрев наш трейлер, люди ожидают чего-то вроде «Лолиты»
Егор Корешков в фильме "Метаморфозис". Фото предоставлено ABFilms

Никто не знал, где он. И вдруг появился фильм «Зимний путь», режиссером которого Сергей стал в тандеме со своей женой и тоже ученицей Петра Фоменко — Любовью Львовой. Они вели затворническую жизнь, пока писали сценарий, зарабатывали далекими от искусства вещами. Сергей Тарамаев рассказывает: «Мы «бомбили». Один раз я даже подвозил режиссера Бориса Хлебникова. Была зима. Я не узнал его в шапке. Когда он стал расплачиваться, сказал мне: «Вы замечательный актер». Хотелось ответить: «Набросьте за хорошего артиста еще рублей 150».

Теперь Сергей и Люба сняли вторую картину — «Метаморфозис», которая продолжает «запретную» тему. Ее герой — молодой пианист — человек не от мира сего. Он знакомится с маленькой девочкой, и между ними завязывается дружба, в которой родители — богатый отец Саши и вожделеющая всех и вся мать Алексея — видят только патологию. Картина получилась очень красивой. Снимал ее оператор Азиз Жамбакиев, несмотря на молодость, уже завоевавший награду Берлинского кинофестиваля за казахстанский фильм «Урок гармонии». Весь ее строй — поэтический и немного нереальный. Снимали в живописных подмосковных усадьбах — Лермонтова и Блока, московских театрах, а также под Можайском, где происходят страшные финальные сцены в коровнике. Там герой расплатится за то, что не такой, как все.

Мы разговариваем с Сергеем Тарамаевым и Любой Львовой.

— Вы ведь все время нарываетесь, берясь за запретные по нынешним временам темы. Ваши герои употребляют наркотики (называется это «взлохматим бабушку»), да и интимная жизнь у них сложная…

С.Тарамаев: — Провокацию мы изначально не планировали. В нас нельзя бросить камень, обвинив в смаковании патологических или даже педофилических отношений. Для нас настолько святы отношения пианиста и девочки, что больным кажется мир, в котором их так искривленно воспринимают. Картина очень красивая, снята в академической манере, что нетрадиционно для сегодняшнего русского артхауса.

Л.Львова: — Лично мне нравится провокация. Она же взрывает изъяны общества. Истинное искусство и должно этим заниматься. Просто мы не ожидаем, что все, что мы показываем, будет воспринято в штыки.

— Но вам интересно разбираться, условно говоря, в темной стороне героя?

С.Тарамаев: — А почему вы назвали это «темной стороной героя»? Наши герои — святые люди. Пианист Алексей Сенин остался абсолютным ребенком вследствие замкнутости своего мира. У него в мыслях нет и намека на сексуальные отношения с маленькой девочкой. Заговорив о «темной стороне героя», мы уже смотрим с какой-то горки, простите меня, с патологической точки зрения на происходящее, которой здесь нет. Даже посмотрев наш трейлер, люди ожидают чего-то вроде «Лолиты». Но здесь нет никакой Лолиты. А есть взрослые люди, которые хотят ее увидеть. Как папа девочки, мама главного героя, все окружение…

Л.Львова: То, что для нас светлое, почему-то людьми воспринимается как темное.

— Уже во второй раз вашим героем становится человек искусства.

Л.Львова: — Мы же пишем о том, что сами чувствуем, и ассоциируем себя с нашими героями. Может быть, это вообще наша тема — художник и окружающий его мир.

С.Тарамаев: — Герой из такой элитарной среды, как классическая музыка, выглядит в контексте современной жизни изгоем. Он одинок, и в какой-то степени — за счет своей внутренней культуры.

— А изгой должен быть непременно наказан?

— Конечно, он обречен, а если и способен на бунт, то очень тихий. Он может разве что незаметно уйти из жизни.

— Вы хорошо чувствуете музыку. Откуда это?

С.Тарамаев: — Люба — профессиональный пианист, закончила Гнесинскую школу, а я — Московскую десятилетнюю хоровую капеллу мальчиков. Мы вышли из музыкальной среды.




Партнеры