Сергея Лазарева насильно гонят на «Евровидение»

Начались тараканьи евробега, все в мыле

26 ноября 2015 в 19:04, просмотров: 15677

Сергей Лазарев поедет на «Евровидение-2016» — настойчивые разговоры об этом буквально взорвали кулуары шоу-бизнеса в последние дни.

Из-за этого большим знаком вопроса и восклицательным недоумением повисли горячие уверения самого певца в его недавнем (и двух недель не прошло) интервью «ЗД», где он не только объяснял, почему «Евровидение» для него давно не актуальная тема, но и признавался, как Филипп Киркоров его туда «всегда сватает», а он отбивается, и как его не раз пытались отправить, но не смогли…

И все-таки едет Сергей Лазарев на «Евровидение» или нет? — задается сегодня насущным вопросом дня «ЗД» вместе с поп-бомондом, растревоженным то ли слухами, то ли преднамеренной утечкой…

Сергея Лазарева насильно гонят на «Евровидение»
фото: Лилия Шарловская
Сергею Лазареву никак не дадут спокойно расстаться с «евромечтой»...

Пока этот вопрос навис над страной тяжелой печатью страшной тайны, вчера в Стокгольме началась продажа билетов на «Евровидение-2016» в Globe Arena, которая с 10 по 14 мая превратится в центр европейской музыкальной политики.

Но продажа, только начавшись, тут же и закончилась, за каких-то 15–16 минут вымели всё! Был побит прошлогодний рекорд, когда билеты на финал конкурса в венском Stadhalle улетали в Интернете долгих и нескончаемых 20 минут вялых торгов. В 40 странах — участницах будущего музыкального ристалища набирает обороты суета, нервозность, оголтелость, скандалы, интриги, расследования, а также толкотня локтями, коленками и прочими частями тел возможных участников и их патронов — в общем, обычная рутинная подготовка к конкурсу, которая с каждым днем переходит во все более горячую фазу, как и взволнованное его ожидание.

«ЗД» направляет сегодня прожектор своего внимания на две ключевые в нашем контексте страны — Россию и Швецию. Первая — ясный день — наша родина, да еще интрига с Лазаревым! Касаемо же другой: во-первых, уши Швеции на «Евровидении» торчат отовсюду, так же как, скажем, нити Госдепа — из начесов Ксении Собчак (по версиям прокремлевских аналитиков), или костлявая рука ГРУ с ФСБ — в швейной мастерской стилиста Захара Прилепина с его ватниками (по версиям уже антикремлевских аналитиков), если, конечно, не вспоминать все остальное: от Гренады и Сальвадора Альенде с Ираком и Афганистаном, до Цхинвали, «Крымнаша», Донбасса или чайничка с полонием в Лондоне…

Вот и Швеция — могущественная и глобальная, хотя лишь в контексте локального «Евровидения», с шоу-бизнесом, который опутал видимыми и невидимыми нитями многие инструменты, механизмы, руководящие органы конкурса и даже репертуарную политику многих стран-участниц.

Включая, кстати говоря, и Россию. Поэтому, что во-вторых, эта Швеция нам практически тоже как родина, и не только потому что ее варяги на пути в греки основали во время привала матушку Русь (страшно неблагодарную, как выяснилось потом). Целых два раза наша нордическая прародительница участвовала в «Евровидении» и под флагом России, предоставив в наше полное распоряжение свои богатые музыкальные ресурсы — мощные продюсерско-композиторские силы, сочинившие чувственный шлягер What If для Дины Гариповой (5-е место на «Евровидении-2013» в Мальме) и пронзительные A Million Voices для роскошной Полины Гагариной, которая безраздельно покорила и чуть не выиграла последнее «Евровидение-2015» в Вене.

И, надо сказать, выиграла бы, если бы не их собственная шведская поющая поп-секс-машина Монс, который уже не оставил шансов никому из коллег-соперников, как бы те ни были хороши и безупречны. Но Швеция выигрывала в ЛЮБОМ случае, улавливаете?! Вот как у них все хитро и коварно устроено. Сущий заговор! ЦРУ с Госдепом отдыхают, не говоря уже про ГРУ с ФСБ…

фото: Из личного архива
Габриэль Аларис запомнил Полину Гагарину на всю жизнь.

Россия: кому Сережа всех милее?

В отличие от той же Швеции, где традиционные всенародные выборы евроделегата — Melodifestivalen — по размаху, яркости, шуму и, главное, открытости (таковы причуды их загнивающей демократии) превосходят подчас сам конкурс континентальной песни, в России поиск и назначение участника очередного «Евровидения» с каждым годом все больше превращается в секретную операцию масштаба гостайны.

Последний раз (и то через пень-колоду) открытый отборочный тур состоялся в 2012 г., с которого всеобщие любимицы «Бурановские бабушки» отправились в Баку штурмовать «Евровидение», взяли «серебро» и составили достойную конкуренцию победительнице все из той же Швеции — новомодно-загадочной черноокой брюнетке Лорин.

При этом «секретные назначения» по результату были и не хуже, и не лучше т.н. «открытых» отборочных туров. Провальными стали и «выбранный» Петр Налич (11-е место в Осло, 2010), и «назначенный» Алексей Воробьев (16-е место в Дюссельдорфе, 2011), равно как более чем достойными оказались результаты «назначенных» Serebro (3-е место в Хельсинки, 2007), той же Полины Гагариной, не говоря уже о Диме Билане (2-е место в Афинах в 2006-м, когда его «назначили», и головокружительная победа в 2008 г. в Белграде, когда его уже «всенародно» избрали). Однако ментальность келейщины, византийщины и вечного автомата Калашникова всегда побеждают у нас «транспарентность», «толерантность» и прочие вырожденческие сюсю-муму.

фото: Лилия Шарловская
Анита Цой готовит для «Евровидения» восточный сюрприз.

Любо это сердцам и душам как чиновников (включая телевизионных), так и «преданного им народа», но лишает нас удивительных и увлекательных эмоций, ярких ощущений, бурных страстей и неожиданных открытий, которыми всегда сопровождаются подобные творческие забеги и состязания. Все это мы видим уже только в финале процесса, на самом «Евровидении». Жаль не жаль, но селяви…

Вот и сейчас в публично-медийном пространстве царят пока тишь да гладь относительно нашего участия в грядущем «Евровидении», и мало кто знает, как в кулуарах шоу-бизнеса и теленачальственных чертогах уже бушуют такие евробури и евроинтриги, что мама не горюй.

Персоны и деятели, вхожие в Кабинеты (!), в один голос утверждают, что решение о Лазареве «уже принято», но это «секретная информация», которая неизвестно когда будет обнародована. Скорее всего, когда появится песня (для «Евровидения»). В прошлый раз это случилось в начале марта, чуть ли не за день до истечения срока подачи заявок на участие в конкурсе.

Песни пока нет. Но ее вроде активно пишут. Объявлен некий секретный (не может быть по-другому в этой стране!) тендер, в котором якобы наперегонки несутся в сочинительском угаре как минимум Владимир Матецкий с Филиппом Киркоровым, а как максимум еще и Максим Фадеев с Константином Меладзе. Все они, однако, делают загадочные лица, притворяются, что друг друга не знают, ничего не подтверждают, ничего не опровергают.

Но всех их с «Евровидением» что-то связывает. Г-на Меладзе — Анастасия Приходько с песней «Мамо» (Москва, 2009), г-н Фадеев пробовал на зуб «Евросонг» дважды — с Юлей Савичевой (Стамбул, 2004) и «Серебром» (Хельсинки, 2007). Не стоит забывать еще и про амбиции Виктора Дробыша, хотя он и говорит, что ничего в этом не понимает. Возможно, 15-е место Натальи Подольской в Киеве в 2005-м с песней Nobody Hurt No One нельзя назвать прорывом, но его продюсерский центр недавно пополнился, например, ярким исполнителем Александром Ивановым, на которого у продюсера большие виды, и кто сказал, что они не могут быть связаны с «Евровидением»?

Г-н Матецкий в качестве соавтора и консультанта тоже прикасался своим отточенным шлягерным пером к европроцессу в прошлом году, когда на базе шведского writing camp (группы авторов) создавалась песня и номер A Million Voices. От него тогда требовалось внести в музыку шведов русские акценты. Соавтором и координатором процесса выступал другой культовый музыкант и композитор из «старой» (как и Матецкий) рок-н-ролльной гвардии, унесенной со временем вихрями коммерческого попа, — Леонид Гуткин, который стоял и у истоков шведского проекта What If с Диной Гариповой. Совершенно неожиданно, кстати, именно What If прозвучала темой-рефреном на открытии гранд-финала «гагаринского» «Евровидения» в этом году, и автор-продюсер, конечно, обомлел и наполнился гордостью, как и вся наша депутация в Вене. В этот раз, правда, г-н Гуткин взял тайм-аут — в связи с ротацией двух федеральных телеканалов, по очереди участвующих от России в «Евровидении». Не все приоритеты и персоналии там совместимы.

Зато со всеми совместим Филипп Киркоров, не только поп-король, но и страстный фанат «Евровидения», подвижник и популяризатор евроценностей и европрелестей в наших суровых широтах. Его опыту нет равных.

Провальное 17-е (из 23) место в Дублине 20 лет назад (1995) с песней «Колыбельная Вулкану» не охладило пыл артиста, а, наоборот, разожгло в нем страсть реванша, навязчивое желание вернуться на «Евросонг» верхом на белом скакуне — в блестках, перьях и прочем шикадаме. И он это роскошно делал не один раз, но не как исполнитель, а как продюсер, наставник, соавтор и серый кардинал — с Анжеликой Агурбаш в Киеве (2005), Димой Биланом в Афинах (2006), Димой Колдуном в Хельсинки (2007), Фарадом Мамедовым в Мальме (2013), сестрами Толмачевыми в Копенгагене (2014), а с хитом Shady Lady и блестящей (во всех тогда смыслах) Ани Лорак под украинским еще флагом был, как и Полина Гагарина, в одном шаге от победы в 2008 г., но дорогу ему перебежал «выскочка» Билан с «неблагодарной» Рудковской.

Былая дружба дала на некоторое время (и в очередной из многих раз) трещину, зато Филипп задолго до шведов создал собственный writing camp — со своими греческими друзьями-соавторами-продюсерами, которые все эти годы выдают на-гора суперхиты и не только для «Евровидения». Неудивительно, если поп-кинг решил вновь поучаствовать в тараканьих евробегах, и не исключено, что Лазарев — именно его креатура, страстно навязываемая всем вокруг (Филипп умеет увлекаться и заражаться идеей), включая самого Сержа, который продолжает упрямо утверждать, что «все слышат звон, да не знают, откуда он».

А почему, собственно, Лазарев? В тусовке утвердилось убеждение, что он такой весь «евроформатный», что просто грех не внедрить эту няшку в «логово духовной евроскверны», где он будет смотреться и слышаться, как рыба в воде и свой в доску.

Один из сочинителей потенциального еврономера от России так и обосновал идею: «Он же такой тематический, а в Европе это любят». Переводя на понятный: геи-еврофанаты, которых миллионы, голосуют за красавчиков.

Это правда, но не вся. «Уж сколько их упало в эту бездну», разнообразных еврокрасавчиков — беленьких, черненьких, зелененьких, голубеньких — даже не доплясавших не то что до первой пятерки, а даже до финала! Геи-избиратели, как и еврофаны прочих ориентаций, по-своему капризны и разборчивы. Им к красоте еще подавай кучу всяких нюансов и прибамбасов, подоплек и красивых историй, правильной музыки и харизмы, в которую обязательно веришь. Как было с Полиной Гагариной, кстати!

А что касается «тематичности», то хотелось бы, конечно, взглянуть хотя бы краешком глаза, как это она будет, интересно, декларироваться участником конкурса под флагом нашей Раши в составе официальной делегации федерального телеканала. Нашли, блин, Кончиту Вурст! Милонов же лично понесется с пассатижами перерубать эфирные кабели в «Останкино» под неистовое улюлюканье депутатов и попов…

А еще одна сорока принесла на хвосте весть о том, что, напевшись «На Восток», пристально стала всматриваться уже на Запад Анита Цой. В тусовке от этой новости случились оторопь и нервный тик. Но «ЗД», разложив по полочкам мысли за чашечкой свежего утреннего кофе, вдруг подумала, что это был бы фан!

Во-первых, тот самый западный обыватель, который и есть телеэлекторат, страсть как предан идеям «мультикультуральности», а многие просто млеют от азиатско-монголоидной экзотики, не зря же толпами околачиваются в банкгоках-сеулах-ханоях-джакартах, заводя себе гуттаперчевых жен с раскосыми глазами. А тут тебе вся экзотика да на русском блюдечке да прямо на «Евровидении» — туши свет!

Во-вторых, визуальный символизм этакого русского акцента на Восток, о чем как раз все говорят в свете последних событий, приобретает многозначительное физическо-эмпирическое воплощение, а европейская форма музыкальной подачи (Анита ж не станет петь корейский фольклор) превратится в экстатическое соитие Европы с Азией, Востока с Западом в единое целое — от Лиссабона до Владивостока, во что уже все перестали верить. В общем, не в бровь, а прямо в евроглаз, и практически по методичке здешнего МИДа…

И, конечно, не стоит забывать колоссальный творческий ресурс, созданный за последнее время бесконечными телевизионными шоу талантов, который давно и успешно используется на «Евровидении» многими странами, включая Россию, не раз уже запускавшую выпускников и победителей разномастных «фабрик» да «голосов» на этот конкурс. Там есть много пластичного материала, на который ляжет любой еврошедевр — хоть из-под пера Матецкого, хоть под управлением Киркорова, не говоря уже про шведский хит-конвейер…

КПД русско-шведской команды на «Евровидении-2015» зашкаливал... Фото: Thomas Hansen / ebu

Русский синяк на шведском теле

Кстати, один из видных деятелей этого конвейра — композитор и певец Габриэль Аларес — не только поп-стар в родной Швеции, но вполне заслуживает звания заслуженного деятеля евроделегации России. Именно он вместе со своими друзьями и коллегами из продюсерско-издательского центра Snowfkake Music и есть тот самый «шведский музыкальный ресурс», который стал инструментом и приводным ремнем в двигателе успехов России на «Евровидении» с Диной Гариповой и Полиной Гагариной.

Причем он был не только автором и «человеком за кадром», а создавал и выразительный визуально-музыкальный фон в наших номерах, участвуя в группе бэк-вокалистов вместе с братьями Поздняковыми, Никитой и Александром, и Кэтрин Нурберген, певицей и тоже соавтором песен.

Сразу после успеха песни What If в Мальме Габриэль уже в качестве исполнителя участвовал в шведском телеконкурсе Idol, дошел до 7-го места и прославился жестким противостоянием с членом жюри — культовым музыкантом и артистом Александром Бардом, прародителем Army Of Lovers, Vacuum и других знаковых поп-экспортных шведских брендов. Зато теперь г-н Бард души не чает в своем визави.

В прошлую пятницу, 20 ноября, в новом сезоне «Идола» самый популярный, по опросу телезрителей, участник Мартин Алмгрен, исполнив аларесовскую The Best You Can Is Good Enough, взорвал Александра Барда восторженным спичем о Габриэле как одном из самых ярких авторов современной поп-музыки в Швеции. Что, видимо, правда, учитывая, как в этом году, например, его треки (в том числе в исполнении финки Кристы Зигфридс, памятно «наскадалившей» лесбономером Marry Me в том же Мальме в 2013-м) участвуют в национальных отборах на «Евровидение» не только в Швеции (где г-н Аларес еще и выставил свою кандидатуру как исполнитель), но также на Мальте, в Молдове и нескольких других странах, а Норвегия серьезно подумывает в этом году повторить успех Александра Рыбака на московском «Евровидении-2009», выставив на конкурс певицу Агнету Ёнсен с треком Icebraker из-под пера все того же «нашего» шведа.

В почти «семейных» поп-узах с Россией на этот раз у Габриэля, правда, случилась пауза, и не по его вине — когда мимо несется дико возбужденный табун с Киркоровым, Матецким, Меладзе, Фадеевым и примкнувшим к ним Дробышем, бедному шведу остается только пыль глотать…

Однако его «русские» воспоминания о «Евровидении» по-прежнему остаются одними из самых трогательных и ярких:

- Только сейчас, спустя несколько месяцев, я по-настоящему понимаю весь масштаб, — признался Габриэль пару дней назад в интервью «ЗД». — Я недавно пересмотрел все, что и как было в Вене, и просто дух захватывает! Как же здорово, черт побери! И особенно очень теплые воспоминания у меня остались о Полине, об этой хрупкой, но очень талантливой певице.

Одно из них, пожалуй, останется на всю жизнь: во время финала Полина очень волновалась и перед самым выходом на сцену так сильно и с чувством пожала мне руку, что на руке потом остались синяки, ха-ха-ха. Это правда! Сколько силы в этой девушке, подумал я! А сразу после выступления Полина рыдала, как маленькая девочка, не стесняясь своих эмоций. Она была такая настоящая, чистая, искренняя. Потрясающая! Именно поэтому, я думаю, ей удалось тронуть миллионы сердец...

— Жить прошлым, конечно, иногда приятно, но сейчас интересно настоящее и особенно ближайшее будущее, связанное в том числе с «Евровидением» в Стокгольме. Ты по-прежнему в строю, участвуешь в этой подготовке не только как автор нескольких песен, но и как исполнитель в Melodifestivalen. Каковы шансы увидеть тебя на сцене Globe Arena в мае?

— Да, я полностью сфокусирован сейчас на своей артистической карьере и весь следующий год планирую как сценический. Я обожаю писать песни, но все же я больше артист и не знаю ничего лучше, чем стоять на сцене и петь для других. Globe Arena? Я не против! Было бы очень здорово! Посмотрим, как лягут звезды…

Фото: Thomas Hansen / ebu

***

За тем, как лягут звезды, остается с любопытством наблюдать и всем нам. Подготовка к «Евровидению» вступает в горячую фазу, осталось только понять, что же все-таки придумали с Сергеем Лазаревым?..



Партнеры