В Москве открылась уникальная выставка автографов, среди экспонатов - медведь

Глава Роспечати Михаил Сеславинский: «Подписи Иосифа Бродского нередко сопровождаются его интересными изображениями»

1 декабря 2015 в 16:18, просмотров: 3284

«Любая подпись мечтает о том, чтобы ее считали автографом, в том числе и эта» – иронично написал Сергей Довлатов на форзаце своей книги, где вместо его автографа нарисован медведь. Автографы легендарных писателей давно стали лакомой добычей среди библиофилов. Почему? Часто среди казалось бы банальных дарственных писем встречаются настоящие афоризмы, остроумные и философские. Более 200 таких экспонатов глава Роспечати Михаил Сеславинский представил на выставке «Искусство автографа» в Государственном музее им. Пушкина что на Пречистинке.

В Москве открылась уникальная выставка автографов, среди экспонатов - медведь
Фото: пресс-служба Роспечати / Аркадий Кулыбалов

Из трех залов получилась целая галерея инскриптов – так по-научному зовутся подписи. Первый отвели писателям ХIХ века, второй – Серебряного века, а последний – 1930-2000-х годов. Некоторые автографы строгие и лаконичные, как у Достоевского на обложке «Бесов». Другие – эмоциональные и содержательные в основном у акмеистов Анны Ахматовой и Николая Гумилева. Большинство сопровождаются затейливыми рисунками. Вот – грустный автопортрет Иосифа Бродского в его сборнике «Конец прекрасной эпохи». Кстати, всмотритесь в почерк: будь то знаменитые летящие строки Александра Блока или каллиграфические инскрипты Льва Толстого. По манере письма нетрудно определить характер и настроение авторов. Заметно как на двух подписях Андрея Вознесенского с разницей в 20 лет абсолютно разный почерк...

А какие адресаты посланий! Афанасий Фет отшутился в подписи сборника «Вечерние огни», назвав Владимира Соловьева «поводырем моей слепой музы». Неслучайно. Философ неоднократно консультировал поэта по части литературоведения. А Лев Толстой четвертый том собрания своих сочинений адресовал «Николаю Николаевичу Страхову в знак дружбы от Автора». У Антона Чехова часто встречается подпись «на добрую память от автора», у Бориса Пастернака – «на счастье держателю», а у Анны Ахматовой - «с приветом ласковым».

Фото: пресс-служба Роспечати / Аркадий Кулыбалов

Михаил Вадимович, откуда все эти автографы? – спрашиваю у Сеславинского.

– Они собраны из 30 собраний не только московских, но и петербуржских, воронежских, нижегородских библиофилов. Многие показаны впервые. Все 580 автографов 220 авторов представлены в двухтомном альбоме, который выпустили специально для выставки, причем частные коллекционеры призвали музейных работников по-новому взглянуть на подписи и рукописные тексты. Автографы иногда выглядят совершенно заурядно, а бывают и шедевры. Например, подписи Иосифа Бродского нередко сопровождаются его интересными изображениями. Автографы Аркадия Аверченко, как правило, представляют из себя забавные юмористические тексты.

– Какие экспонаты представляют особую ценность?

– Безусловно, это искрипты Алексея Ремизова. Они признаны мировыми шедеврами как графические произведения с фирменным витиеватым почерком, стилизованным под старославянскую вязь. Более того, он часто украшал их прекрасными рисунками и коллажами. Но каждый найдет для себя что-то важное, исходя из предпочтений. Любители советской литературы посмеются над курьезными автографами Виктора Некрасова, Ильи Ильфа и Евгения Петрова.

– А вам какая эпоха ближе?

– Серебряный век. Вспоминаю сразу свою юность, когда в Горьком ходил в областную библиотеку переписывать в тетрадочку стихи Ахматовой, Пастернака, Белого и Черного. Именно тогда сформировался мой поэтический вкус.



Партнеры