Эдгард Запашный рассказал о капремонте в Цирке на Вернадского

«И вот зритель смотрит в дырку манежа — что такое оттуда сейчас полезет?»

22 декабря 2015 в 14:18, просмотров: 5204

Во вторник всё городское начальство, а также руководство Минкульта прибыло к Цирку на Вернадского, который сегодня по всем показателям выходит в лидеры циркового движения в стране. Братья Запашные (Эдгард — гендиректор, Аскольд — худрук) демонстрируют высоким гостям первый глобальный этап реконструкции — это вся стилобатная часть, прилегающие территории, инженерные коммуникации, конструктивные элементы. Шутка ли — в самом большом цирке России с 1971 года вообще не было капремонта. И нужно было виртуозно в это дело «впрячься», не ломая репертуарного графика. Напомним, «Вернадка» — единственный у нас репертуарный цирк, где идет несколько спектаклей одновременно.

Эдгард Запашный рассказал о капремонте в Цирке на Вернадского
фото: Кирилл Искольдский
С министром культуры Владимиром Мединским.

Что именно было сделано — рассказал нам Эдгард Запашный буквально за час до официальной церемонии.

— Во-первых, мы показываем отремонтированную стилобатную часть — часть под громадной крышей, которая стоит отдельно от основного здания с куполом, и там находятся все офисы, администрация, технические помещения, гримуборные, вольеры для животных (конюшня, тигрятник, слоновник). Стилобатная часть вечно протекала, а там — все коммуникации (электричество, стоки, теплоснабжение). Все нужно было привести в порядок. На эти работы нам ранее выделил деньги Минкульт, за что ему большое спасибо.

— Но, насколько я знаю, и город вам существенно помог?

— Разумеется. С подачи Владимира Мединского нас очень поддержал Сергей Семенович Собянин и, не имея ведомственной нужды нам помогать (потому что мы федеральная собственность), но понимая, сколь важен цирк для города, выделил нам почти 300 миллионов рублей на конкретные работы. Перечислю их. На эти деньги в цирке мы построили ЦОД — центр обработки данных, это серьезная вещь, сервер, позволяющий нам автономно контролировать все коммуникационные процессы (компьютерный мониторинг, связь, свет, звук, интернет, камеры контроля и слежения). Когда я сюда пришел — на весь гигантский цирк было не больше 20 камер, сейчас их почти 200! Помните недавнюю историю с воровством? Вор остался запечатлен на всех камерах, и не представляло труда идентифицировать его личность — этого, как оказалось, рецидивиста.

— Сумели побороть проблему «тяжеловесного купола»?

— Вот как раз второй пункт — наружное освещение цирка. Если вы помните, ранее цирк стоял во мраке, а сейчас купол в темноте играет всеми красками, шапка подсвечена, работает табло над кассами, электронная «корона» над куполом рекламирует грядущий спектакль... Третье: безопасность цирка — это и пожарная сигнализация, наблюдение, пульты, мониторы; у нас есть обратная связь и с МЧС, и с ФСБ. В наше время, вы понимаете, это более чем необходимо.

— Но это всего лишь часть того, в чем нуждается «Вернадка». Что дальше?

— А дальше — внутренняя инженерия, реконструкция уникальной системы сменных манежей. Увы, все эти спуск-подъемные механизмы находятся в плохом состоянии, и подобного плана оборудование мы без альтернативы можем найти либо в Германии, либо в Канаде. Сейчас мы предпочитаем на спектаклях манежи не менять, работая с одним основным; меняли лишь раз в год в ходе фестиваля, каждый раз молясь, чтобы не произошла авария.

— От себя добавлю, что раньше на смену манежей уходило по 10 минут, и публика, конечно, не знала чем себя занять и на что ей смотреть...

— Да, это было долго, вечно, неоправданно, неинтересно. И публика, как бы их не старались развлечь, все равно смотрела в огромную дырку манежа — что оттуда сейчас полезет? Сейчас поставлена задача, чтобы манеж менялся не больше двух минут. Кроме того, есть проблема с основным куполом: он продолжает течь в двух местах. Почти невозможно найти источник — откуда именно проходит вода, ведь купол большой, внутри него зашиты сливы, которые где-то дают течь. Вполне возможно, что вода попадает на купол с одной стороны, а протекает внутри цирка с совершенно другой. Его надо полностью вскрывать и перебирать. Ну и третья наша головная боль — это парковка. Цельной обустроенной парковки, как вы знаете, возле цирка нет, а это большие неудобства для всех — и для зрителей, и для города, потому что люди, приезжая, бросают свои машины на газоне, на асфальте, перекрывая движение, это все, конечно, печально.

— А как быть?

— Нужно строить подземную парковку непосредственно вблизи цирка. Вверх мы строить не имеем права, только рыть вниз. А здесь все надо внимательно смотреть... место в принципе есть, но это... очень большие средства. Вообще прилегающая территория — это проблема, о чем я обязательно буду говорить с Сергеем Семеновичем. Перед цирком — парк ВЛКСМ, в котором гордо восседает Джавахарлал Неру (памятник), который для цирка не сделал ничего. И я уже поднимал этот вопрос, что уважаемого премьер-министра Индии надо пересадить на более интересное место, чтобы он не ассоциировался в глазах людей с манежным делом. Наконец, сзади цирка — между «Вернадского» и театром Сац — существует (с 1992 года) спорная земля, на которой до сих пор установлен будущий фундамент цирковой гостиницы, но в лихие 90-е земля перешла к другой фирме, — и территория не используется ими, и не возвращается в собственность цирка, что нам, разумеется, было бы очень полезно.

— Последний момент — вы собирались расширить фойе.

— И это надо делать обязательно (вынести облицовочные стекла под самый козырек цирка), потому что в период каникул 3300 зрителей выходит и 3300 параллельно должны заходить; наше фойе пока этого не позволяет делать. Понимаете, 45 лет назад люди просто в цирк заходили — им только билетики отрывали. А сейчас это рамки, остановки, сумки, проверки, у нас ужасные пробки. А что делать? Безопасность превыше всего. Плюс цирк совершенно не готов пока для принятия инвалидов, шахтовых лифтов у нас нет: люди, заходя в здание, сразу оказываются на уровне 13 ряда. И человека с ограниченными возможностями на руках надо нести по залу, по крутой лестнице, что опасно и для него и для окружающих. Но, повторяю, работы по реконструкции поэтапно ведутся, и все препятствия мы обязательно преодолеем!



Партнеры