В романе «Транс» ходят по грани

Вышла новая книга Елены Янге

3 января 2016 в 13:12, просмотров: 7594

Подростковая литература в упадке. Печатают пустое и многословное, настоящего кот наплакал. Одно из редких исключений – Елена Янге. Только что вышел ее «Транс» -- книга сильная и нервная. Автор рассказала «МК», как сумела пройти в романе по грани, отделяющей сон от бытия, не утратив при этом боль и любовь.

В романе «Транс» ходят по грани

-- Как вы стали писать, один раз получилось – и пошло?

-- Первый рассказ написала лет 18 назад. Поспорила с мужем – дескать, и «с улицы» можно опубликоваться. Напечатала на машинке в двух экземплярах и пошла куда глаза глядят. Иду по Мясницкой, вижу издательство. Меня, конечно, не пропустили. Спрашивают – куда, зачем? Говорю – в отдел писем. Оттуда попала к редактору, и рассказ приняли.

-- Сколько всего книг выпустили?

-- Мало пока. К настоящему времени изданы романы «Транс» и «Предсказание по таблетке», сказки в сборнике «Волшебный калейдоскоп», нон-фикшн «Весёлые игры для развития воображения», «Ролевые игры для детей» и кое-что по мелочи.

-- Какое из произведений ближе всего прикипело к душе?  

-- Романы свои люблю, сказки-притчи. В них то, что не нашла у других авторов, – желание понять себя, пройдя по острию сюжета. Зачем? Чтобы вызвать реакцию на грани «верю/не верю», вслед за ней – глубинную мысль, пришедшую из подсознания. Или Свыше. Однако мои тексты – не фантастика. Они относятся к магическому реализму: с верой в чудеса, романтикой, легкой перчинкой мистики. Этот жанр создан Маркесом.

Елена Янге.

-- Почувствовала это, читая "Транс", -- роман о девочке, пережившей ДЦП; о ее внутреннем мире, трансформации сознания, отношениях с матерью. Как пришли к этой теме?

-- «Транс», прежде всего, о том, что пока человек жив, безвыходных ситуаций не бывает. И о человеческой двузначности тоже. Неудивительно, ведь наш мир дуален. У Анхеля Куатье есть замечательное высказывание: «Тьма есть в нас, и свет есть в нас, но мы не тьма, мы свет». Эти слова явились отправной точкой работы над «Трансом». Ведь тьма - отсутствие света, она материальна. Стоит пустить свет, как жизнь обретет смысл. Моя героиня нашла свое место - «пусть маленькое, но точно по размеру». Да, она была больна ДЦП. Но суть не в этом. Она могла лежать в онкологии, могла пройти через предательство, погрязнуть в проблемах, захлебнуться в вопросах «За что? Как же так? Почему я?». Главное – в том, что она смогла выбраться из болота, переродиться.

-- У транса много значений: пограничное состояние, уход во внутренний мир, помрачение сознания... Какой смысл вложили в название романа?

-- Об этом замечательно сказала писатель Елена Крюкова: «Транс» - символическое и одновременно правдивое название. Ведь каждый из нас должен глубоко погрузиться в себя и познать, что несет этому миру; вернуться к свету из довременной тьмы и несмотря ни на что жить, чтобы реализовать свои способности».

-- Для вас принципиально погрузить читателя в собственную тьму, а потом вывести его к любви и свету?

-- Путь от тьмы к свету, и наоборот – серьёзный опыт. Помните слова Воланда из «Мастера и Маргариты»: «Что было бы ваше добро без моего зла?». Представьте, что мы живем в царстве добрых людей. Сможем ли мы понять доброту? Думаю, нет. Не с чем сравнивать. Чтобы познать верх, надо увидеть низ, чтобы оценить белое, надо увидеть чёрное. Вот и моя героиня, погрузившись во тьму, наплакавшись и настрадавшись, потянулась к свету (куда же еще тянуться?). Конечно, без волшебных помощников не обошлось. Они всегда среди нас. С легкой руки Дины Рубиной их называют теми, кто ходит по светлой стороне улицы.

-- Вы не навязываете мыслей, предоставив читателю самому размышлять над поворотами судьбы героини. Легко ли было уйти в тень?

-- Пишет Творец, я – проводник. Работая над этим романом, я поняла это, как никогда. Ну а тема, сюжет, мысли пришли неслучайно. «Транс» – результат многолетних размышлений. Все, как в сказке, - подумала-подумала, затем вышла из дома и пошла. А по пути кого только не встретила: и помощников, и антагонистов. На перекрестках настоялась, когда смотришь на указатели и понимаешь цену выбора. Однако к цели пришла – то есть, о чем хотела, о том поведала. По ходу пути так растворилась в героях, что пропала на время. Правда-правда. А потом долго болела.

-- Какие книги вредны для подростков? После каких они могут заболеть (душевно)?

-- Те издания, которые воспитывают ненависть, уводят в сумрачные миры, наполняют душу страшилками, меняют приоритеты развития на философию потребления. Подростковая психика – хрупкая, ей бы переварить то, что происходит в школе, семье, собственном внутреннем мире. А тут - книги с вампирами, монстрами, тёмными силами. Если они талантливо написаны, еще хуже. Подростки прочтут эти книги, и в их душах поселятся страх и жестокость. И что дальше - еще одна человеческая трагедия? А в ответе мы – взрослые. Не уберегли.

-- Какой должна быть подростковая литература?

-- Помните роман Сэлинджера «Над пропастью во ржи»? Он стал бестселлером потому, что такую литературу ждут и подростки, и взрослые. Она – о внутреннем мире человека, о взрослении. Линдгрен как-то сказала, хорошая детская книга должна нравиться и детям, и взрослым. Аналогично и с подростковой литературой. По большому счету, она должна стать семейной.



Партнеры