Сразу два фильма о землетрясении в Армении снимается в России

Актер Грант Тохатян: «Я и есть лицо кавказской национальности»

4 января 2016 в 13:52, просмотров: 5486

В 2016 году выйдет сразу две российских картины – «Землетрясение» Сарика Андреасяна и «Спитак» Александра Котта, рассказывающих о землетрясении, произошедшем в Армении 7 декабря 1988 года. Тогда были разрушены целые города – Спитак, Ленинакан, Кировакан, Степанован, всего - более 300 населенных пунктов. Погибли более 25 тысяч человек. А те, кто чудом уцелел, получили ранения, потеряли родных и близких, крышу над головой. На помощь отправились добровольцы со всей территории бывшего СССР.

Сразу два фильма о землетрясении в Армении снимается в России
Кадр из трейлера к фильму «Землетрясение» режиссёра Сарика Андреасяна

Кинорежиссер Александр Котт, за плечами которого такие фильмы, как «Брестская крепость», «Испытание», «Инсайт», совместно с продюсером Еленой Гликман приступил к картине «Спитак». Этот город с 15-тысячным населением был уничтожен до основания. События фильма происходят в течение нескольких дней до катастрофы и после нее. Один из главных героев – армянин Гор, живущий в Москве. Все у него идет хорошо. Есть друзья, гражданская жена, свое дело. На родине он бывает не так часто, хотя там остались законная жена и дети. Но теперь, после землетрясения, Гор едет в разрушенный Спитак. Он пытается найти под завалами жену и детей. Его жизнь резко меняется. Вокруг творится невообразимое. Родственники разыскивают своих близких. Врачи едва справляются с потоком изувеченных людей. Орудуют мародеры. Бесчинствуют некоторые чиновники.  Работают пункты раздачи гуманитарной помощи. Множество жертв и смертей.

Но Александр Котт, как позиционируют авторы фильма, будет снимать фильм не об ужасах стихийного бедствия, а о героизме людей, о том, как трагедия армянского народа оказалась едва ли  ни последним событием, объединившим некогда единую и могучую страну.

В картине «Землетрясение» Сарика Андреасяна на фоне страшной стихии рассказывается история 45-летнего Константина Бережного и 20-летнего Роберта Мелконяна. Много лет назад по вине первого погибли в автокатастрофе родители Роберта. Константин понес наказание, отсидел срок в тюрьме и возвратился к близким в страшный для Армении день. Роберта, оставшегося сиротой, воспитывали родственники. Он так и не простил Бережному гибели отца и матери. Теперь оба оказались в одном спасательном отряде.

Сарик Андреасян снимал такие картины, как «Беременный», «Мужчина с гарантией», работал в так называемом развлекательном кино. В его новом фильме снимаются помимо армянских актеров и российские – Константин Лавроненко и Мария Миронова. Продюсер проекта Рубен Дишдишян когда-то и сам отправился разгребать завалы в Ленинакан, оказался в самой гуще страшных событий.

Накануне новогодних праздников нам удалось встретиться с актером Грантом Тохатяном, который снимался в картине Сандрика Андреасяна «Землетрясение». Он живет в Ереване, снимается в российском кино, которое чаще всего предлагает ему роли так называемых «лиц кавказской национальности». Но Грант обладает здоровым чувством юмора и не обижается.

- А зачем обижаться? Я и есть лицо кавказской национальности. Обидно бывает, когда люди не различают - армянин ты, грузин, чеченец или дагестанец. Вам же неприятно будет, если я скажу: «Эй, вы, славяне!». Я могу сыграть последнего подлеца или даже быть им. Но все это не имеет никакого отношения к моей национальности, религиозной и географической принадлежности. 

- Вы снимались у Сарика Адреасяна в фильме о землетрясении?

- Да, у меня небольшая роль.

- Переживаете, если роль маленькая?

- Недавно в Армении снимался фильм и режиссер, которого я хорошо знаю, сказал мне: «Нужно, когда в аэропорту открываются двери, чтобы одним из первых вышел ты». Он объяснил, зачем это ему понадобилось. И я снялся. Открываются двери, выходит уйма народу и среди них я - просто прохожу со своей сумкой. Я не сторонник теории «нет маленьких ролей, есть маленькие актеры». Просто бывают моменты, когда надо понять, зачем ты нужен в эту секунду на экране, чтобы ты потом мог сам себе объяснить, почему тебе уделили не час и не полтора.

- Съемки «Землетрясения» проходили в Армении?

- Нет, павильонные съемки проходили в Москве, на заводе «Серп и молот». Все руины построили там. В первый день, когда я только приехал, меня привезли за два часа на площадку, чтобы загримировать и примерить костюм. Оставалось минут 40 до начала съемок, и я походил по павильону. Землетрясение произошло 7 декабря 1988 года, а 8 декабря мы с ребятами из нашего театра поехали в Ленинакан на помощь людям. Оказавшись в декорациях, хотя язык не поворачивается назвать их так, я почувствовал ужас. Стало жутко. Я словно попал в прошлое. Художники молодцы!

- Слышали, что еще один фильм будут снимать о землетрясении?

- Да. Мне это показалось странным. Вроде бы полное молчание, никто не вспоминал о той трагедии, а теперь сразу два, причем, российских фильма снимают о землетрясении. Я даже видел часть группы Александра Котта в Ереване. Мы не были раньше знакомы с Сариком Адреасяном. Он принадлежит к молодому поколению. И если честно, то не всегда я о нем слышал лестные слова от серьезных людей. Теперь мы познакомились. Этот мальчик оставил прекрасное впечатление. Мне понравилось то отношение, которое он проявлял к этому фильму. Есть такое состояние, когда ты взял на себя ношу и понимаешь полную меру ответственности, того, что сделал. Это переходный момент для Сарика. Я очень надеюсь, что он сделает хороший фильм.

- Все-таки в армянах живет голос крови, память поколений. Многие это качество утратили.

- Но сегодня мы и это теряем, к сожалению. В России процентов семьдесят детей в армянских семьях не знают родного языка. А если будет потерян язык, то постепенно утратится вся генетическая память. В свое время я по этой причине осуществил проект «Наша азбука» - специально для детей, проживающих вне Армении для изучения армянского языка. Считаю ее самой главной своей работой в жизни. Даже во время съемок в Москве ко мне подходили детишки, их родители со словами: «Благодаря вашей азбуке наш малыш говорит на армянском языке». Это здорово! 

- Часто бываете в России?

- Раньше бывал чаще. Теперь от работы к работе.

- Чувствуете, что попадаете в страну чудес?

- Да, но с небольшим «но». Я и сам приезжаю из другой страны чудес, к сожалению. И это не ностальгия по советской Москве. Хотя Москва была столицей моей страны. Не знаю, почему мы стали такими. Улыбка постепенно исчезает с наших лиц. Появляется мышечное сокращения. А улыбки - доброй, чистой, открытой - не увидишь. Я бы хотел, чтобы она вернулась, а мы посредством искусства стали бы восстанавливать наше знакомство. Я говорю о людях, проживающих на нашем Земном шарике. Он такой маленький, и обидно, если мы уйдем, так и не познакомившись. Наши страны – Армению и Россию – связывают сотни лет знакомства, а сегодня мы практически ничего друг о друге не знаем. Особенно молодое поколение.  Есть страна Армения. Это еще слышали. А вот дальше… Как-то я провел в нашей съемочной группе опрос. И выяснилось, что. процентов 15 не знали, что столицей Армении является Ереван. Моему старшему сыну – 31 год. А младшему – 22. Он окончил Славянский университет и сейчас служит в армии. Я позвал его в Москву, когда шли съемки. Сказал сыну: «Приезжай, я тебя познакомлю со своей Москвой». И я понял, что для моего младшего сына Россия – далекая северная страна, о которой он так мало знает. В нем нет русофобских настроений. Он всегда видел на моей полке книги русских авторов. Все идет от атмосферы, царящей в обществе. Как и здесь, в Москве. Где-то живет некий Миша, который тоже не хочет ехать в Армению. Он мало о ней знает и думает, что там живут дикие люди. Корень зла в этом. Если мы его победим, тогда и жить будем иначе.   



Партнеры