На Берлинале Мерил Стрип представилась африканкой

Российские кинематографисты устроили перформанс-ритуал

14 февраля 2016 в 13:55, просмотров: 10598

На 66-ом Берлинском кинофестивале, который проходит в эти дни, приступили к пыткам. Опаздывать на сеанс плохо - с этим не поспоришь. И все же… Зрителя, пришедшего на 3 минуты позже положенного, в зал хоть и пускают, но как.

На Берлинале Мерил Стрип представилась африканкой
фото: Светлана Хохрякова

Людей выстраивают в небольшие отряды, собирают, как в накопителе, и заставляют на своих двоих подниматься на пятый этаж. Лестничные пролеты огромные, каждый этаж, как год за два. Рядом - лифты. Но в них намеренно не допускают улыбчивые молодые люди. И все для того, чтобы неповадно было впредь опаздывать. Им наплевать, что кто-то стар и не очень здоров. Это ноу-хау Берлинале.

Ууже показали два российских фильма. На второй день Берлинале обозреватель «МК» увидел двух странных персонажей в пестрых ленточках. Напоминали они лоскутные половики и кружили прямо на дороге. На вопрос «Кто вы?», ответа не последовало. Вокруг собрались зеваки, начали снимать на телефоны неведомых персонажей. И только утром поступило заявление от авторов российской картины «Эликсир», объяснивших, что это был перформанс-ритуал «Прибытие духов пространства в Берлин». Организовали его в поддержку премьеры «Эликсира» видеохудожника Даниила Зинченко. Авторы заявили: «Мы расцениваем премьеру фильма как своеобразные похороны: сегодня умирает наш дружный киноорганизм. Но одновременно происходит и рождение нового тела фильма. Этому парадоксальному процессу одновременного умирания-рождения посвящен фильм. Поэтому за три часа до премьеры мы совершаем очень важный ритуал-перформанс: древние языческие духи леса, которые являются персонажами фильма, входят в самый центр европейской цивилизации, оплодотворяя ее как живительное семя».

. Режиссер Михаил Местецкий и его актерская команда представили «Тряпичный союз» в программе «Generation 14 plus». Это дебют, последовавший за лихими короткометражками. Градус ожидания его полного метра был высок. Все ждали шедевра. А Местецкий все не выдавал результат, монтировал и монтировал в поисках идеального. Производство «Тряпичного союза» бесконечно затягивалось. «Все говорили нам, что вы фильм не сделаете», - вспоминает Михаил. «Тряпичный союз» отсылает в конец 90-х- начало 2000-х и во многом - биографичен. Главный герой – мальчик из хорошей семьи. Он пустился во все тяжкие, найдя новых друзей. Михаил Местецкий рассказывает: «Герои фильма олицетворяют собой четыре возможных пути сопротивления миру. К примеру, Ваня замышлялся, как представитель интеллигентского пути сопротивления». Порекомендовал сценарий и всячески помогал рождению фильма режиссер «Шапито-шоу» Сергей Лобан, указанный в титрах, как продюсер. И это чувствуется, несмотря на то, что он появился на этапе, когда фильм был смонтирован. Продюсер Роман Борисевич вспоминает: «Все, что вы видите на экране, построено, даже несколько домов пришлось возводить. Я не предполагал, что все это окажется так непросто. Наша картина может соперничать с блокбастерами по степени сложности». Главные роли сыграли Александр Паль, Иван Янковский, Павел Чинарев и Василий Буткевич, которого и есть основания ассоциировать с Михаилом Местецким. Он - ученик Дмитрия Брусникина в Школе-студии МХАТ. И сам, как и его герой, состоял в тайных организациях: «Одна из них - мастерская Дмитрия Брусникина. Когда я рос, кто-то из моих друзей ходил в тренажерный зал, и я начал ходить. Человеку свойственно в подростковый период становится готом или рэпером».

Открыла конкурсные показы картина «Хеди» режиссера из Туниса Мохамеда Бен Аттиа. Названа она по имени главного героя – парня, полюбившего девушку за несколько дней до свадьбы с другой. Из мужчины-ребенка, находящегося под пятой матери и всего семейного уклада, он превращается в пылкого любовника и свободного человека, бросает вызов традициям. В продюсерах значатся знаменитые братья Дарденн. Их почерк повседневности прочитывается тут же. Они узнали про близкого им по духу дебютанта, который все никак не мог сделать свой фильм, и помогли.

В главном конкурсе участвует канадский психологический триллер «Борис без Беатрис» Дени Коте, который относит себя к братству режиссеров из Квебека, создающих интеллектуальное кино. В Берлине он заявил, что не испытывает любви к деньгам и Голливуду, и делать коммерческое кино не намерен. Хотя предложение поработать в Лос-Анджелесе получил. Коте в четвертый раз на Берлинале. Главного героя его нового фильма зовут Борис Малиновский. Успешный бизнесмен, богатый человек, высокий и красивый, он имеет все, о чем только можно мечтать. Но нет ему счастья. У Бориса – высокопоставленная жена, занимающая министерский пост и страдающая меланхолией, весьма странного типа. Борис заботится о впавшей в депрессию супруге, а параллельно у нее под боком крутит любовь с юной девушкой. Он, судя по всему, - русский, но по-русски не говорит. Любовница Клара спрашивает: «Почему ты со мной не говоришь по-русски», и слышит в ответ: «Не хочу, забыл». Роль Клары сыграла уроженка Сургута, немецкая актриса Изольда Дюшаук, знакомая нам по роли Маргариты в «Фаусте» Александра Сокурова. Она с 9 лет живет в Германии, после того, как ее мама вышла замуж за немца. «Борис без Беатрис» - отчасти история про Фауста и Мефистофеля. В роли последнего выступает Дени Лаван, за которым закрепилась репутация альтер-эго французского режиссера Леоса Каракса. Он дьявол-искуситель, демон и назначает встречу Малиновскому в лесу в полночь. Глядя на Малиновского в исполнении Джеймса Хайдмена, почему-то вспоминаешь Бориса Березовского, хотя портретного сходства нет. Такой же олигарх, чужой на празднике жизни. Картина получилась слишком претенциозной и а ля философской, а по сути - ничего в ней концептуального нет.

Итальянский документалист Джанфранко Рози представил «Огонь в море» о многострадальном итальянском острове Лампедуза, куда ежедневно прибывают лодки с мигрантами из Чада, Ливии, Эфиопии, Сирии. От 15 до 40 человек с каждого судна – покойники. Не все выдерживают переезд в набитом суденышке через холодное ночное море. Вновь прибывших накрывают золотистой фольгой, защищающей замерзшие. Выглядит все это инфернально. Золотые одежды сияют в ночи, напоминая мировые подиумы. В основном прибывают молодые мужчины. Стариков нет, мало детей и женщин. Этот путешествие только для здоровых и сильных. Параллельно идет совсем другая жизнь - местные готовят еду, слушают музыку, выходят в море за рыбой. 12-летиние мальчишки из рогаток стреляют по кактусам. Сделают в них дырки – рот и глаза, и мишень готова. Предыдущий фильм Рози «Священная римская кольцевая» получил в Венеции «Золотого льва» из рук Бернардо Бертоллучи, чем рассердил киноманов. И у новой, куда более значительной картины, приукрасившей альтруистскую деятельность итальянцев, шансы на победу велики.

Жюри основного конкурса возглавляет Мерил Стрип. На открытии фестиваля она появилась в черно-белом платье, имитирующем кожу змеи. А на пресс-конференции произнесла фразу: «Все мы африканцы». На Московском кинофестивале ей как-то вручали премию имени Станиславского, и Стрип упала на колени перед ребенком, представленным его потомком. Она – актриса до мозга костей и верит в предлагаемые обстоятельств. Вот и и теперь вживается в выдуманный образ африканки. Бог ей в помощь и кино. На Берлинале «дети Африки» представлены богато, как никогда, и чаще как страдальцы- мигранты.



Партнеры