В Большом театре спели песни о Грузии

В Москве прошел вечер памяти Раисы Стручковой

3 марта 2016 в 18:18, просмотров: 4583

На Исторической сцене Большого театра прошел вечер памяти Раисы Стручковой, одной из самых известных балерин советского времени. В прошлом году народной артистке СССР и одному из лучших педагогов Большого, исполнилось бы 90. Но чтобы вечер не пересекался с вечером Майи Плисецкой, одногодки и одноклассницы Стручковой, его решили провести чуть позже. А все хлопоты по проведению взяла на себя Нина Ананиашвили, лучшая стручковская ученица, нынешняя руководительница Государственного балета Грузии.

В Большом театре спели песни о Грузии
Нина Ананиашвили. и Александр Волчков в балете "Леа". Фото Елены Фетисовой/Большой театр.

Так что нежданно-негаданно мемориальное мероприятие оказалось ко всему прочему еще и гастролями грузинского балета в Москве, где коллектив не был уже много лет. И лучший подарок сделать ученица своему наставнику вряд ли могла.

Для тбилиского театра, имеющего в своем составе балетную труппу аж с 1851 года, постперестроечное время было совсем нелегким: мужчин катастрофически не хватало, спектакли выходили не регулярно и Грузинский балет находился на грани выживания. Приняв 10 лет назад коллектив театра оперы и балета имени Палиашвили под свое художественное руководство и проведя необходимые преобразования Нина Ананиашвили сумела сделать невозможное: сегодня балетная труппа этого театра отличается высоким уровнем исполнительского мастерства и оказалась одной из немногих трупп бывших советских республик находящихся на подъеме.

Вечер Ананиашвили построила нетривиально, включив в программу сочинения, созданные специально на её коллектив. Так показанный в первом отделении одноактный балет «Сагалобели» (в переводе с грузинского означает «Песнь») поставленный экс солистом Большого театра, нынешним хореографом балета Сан-Франциско Юрием Посоховым на грузинскую народную музыку и музыку грузинских композиторов, органично соединял классическую основу с элементами грузинского народного танца. Некоторый диссонанс с национальной лексикой вызывали разве что излюбленные хореографом «восточные» движения танцовщиц бедрами, которые он в частности немотивированно применял и в недавней премьере Большого театра - балете «Герой нашего времени» у черкешенки Бэлы. Однако в целом грузинский фольклор был передан средствами классического танца довольно деликатно, в основном в неоклассической манере, и в чередовании соло, дуэтов, ансамблей, поданных без излишней нарочитости, не наблюдалось особых стилизаторских потуг. К тому же грузинские артисты показали хорошую классическую выучку и танцы, исполненные в балете «Сагалобели» под живое исполнение ансамбля народных инструментов «Чанги» (такое название носит грузинский струнный инструмент), смотрелись изящно и легко.

Показанный во втором отделении мемориального вечера другой балет из репертуара грузинской труппы был позаимствовано Алексеем Ратманским у американского балетмейстера Джерома Роббинса и заново поставлен им на Нину Ананиашвили в 2001 году. Партия из балета «Леа» тогда же стала одним из лучших актерских достижений балерины, полюбилась московским балетоманам и не показать её в этот раз в Москве танцовщица просто не могла. Тем более, что балет на музыку Леонарда Бернстайна входил и в репертуарную афишу Большого театра, так что балетная Москва помнит его очень хорошо.

По сравнению с минималистским оформлением Большого в грузинском спектакле чувствуется национальный еврейский колорит: на заднике изображены четыре витража расписанные в духе Марка Шагала, костюмы, так же более соответствуют еврейской тематике. Но главное в этом балете это конечно неповторимый танец самой Нины Ананиашвили, уже во второй раз в этом сезоне показывающей Москве пример чудесного актерского преображения. Потому что никакого даже крошечного несоответствия с образом юной еврейской девушки, в которую с помощью Каббалы на кануне свадьбы вселяется дух её погибшего возлюбленного, 52-летняя балерина почувствовать нам не дала. Вместе с премьером Большого театра Александром Волчковым, танцевавшим партию Ханана (артистом в родном театре по достоинству до сих пор не оцененном), она была выразительна и трагически прекрасна.

Роль Китри из «Дон Кихота» - одна из лучших в репертуаре Раисы Стручковой, поэтому третье отделение вечера Ананиашвили отдала «Гран дивертисменту» из этого балета. И начался он с восторженных аплодисментов… Так публика встретила массовый танец Фанданго, в котором вышли артисты кордебалета Большого театра облаченные в костюмы из старой версии «Дон Кихота», смененной в Большом театре совсем недавно (премьеру этой версии танцевала сама Ананиашвили). Новые костюмы балет существенно испортили и такое одобрение зрительным залом старых костюмов прозвучало почти приговором недавней премьере. В последующем затем «Гран па» как и положено вышли ученицы Раисы Стручковой: нынешняя прима Национального балета Нидерландов Анна Цыганкова, прима Большого театра Марианна Рыжкина и ведущая солистка ГАБТ Анастасия Горячева. Все они танцевали уверенно и чисто, но высший класс технического совершенства на сцене показали все же мужчины: премьеры Большого театра Семен Чудин, Артем Овчаренко и Дмитрий Гуданов. А закончился вечер трогательно и просто: после нарезки архивных фото и кинокадров, на которых Раиса Стручкова была запечатлена в лучших своих ролях, на сцену вышла Нина Ананиашвили и поставила под портретом учители горящую свечу…



Партнеры