Авторское право - на современные рельсы!

Сергей Федотов: В России есть элемент правового нигилизма - люди просто не привыкли платить за авторские права

24 марта 2016 в 10:00, просмотров: 2398

Недавно российские деятели культуры и чиновники, занятые в сфере авторского права, получили для ознакомления странный документ, называвшийся «Концептуальные направления развития сферы интеллектуальной собственности в Российской Федерации». В нем содержались предложения по реформированию рынка авторского права, однако авторов самого документа установить так и не удалось. Более того, все упомянутые в документе лица поспешили дистанцироваться от своей возможной причастности к его появлению.

Авторское право - на современные рельсы!
Сергей Федотов – генеральный директор Российского Авторского Общества, Эдуард Артемьев – композитор, Народный артист России. Фото: архив пресс-службы РАО

«О существовании бумаги с так называемой концепцией я лично и мои коллеги из РСП узнали от журналистов», – заявил «Ленте.ру» президент Совета Российского союза правообладателей Никита Михалков. Директор РСП Андрей Кричевский в свою очередь указал, что этот документ «более всего похож на демагогический, наполненный высокопарными утверждениями и псевдоюридическими формулировками прототип бизнес-плана неких специалистов, пытающихся, прикрываясь громкими лозунгами, подмять под себя отрасль».

Чтобы расставить все точки над i, мы попросили рассказать об этом документе и в целом о ситуации, сложившейся в сфере коллективного управления авторскими правами, генерального директора Российского Авторского общества Сергея Федотова.

- Сергей Сергеевич, Ваша фамилия фигурирует в разосланном недавно анонимном документе под названием «Концептуальные направления развития сферы интеллектуальной собственности в Российской Федерации». Вы имеете какое-то отношение к этому документу и его появлению?

- Никакого отношения ни я, ни Российское Авторское общество к этому документу не имеем. О существовании такого документа в РАО узнали от журналистов. Я расцениваю появление этого непонятного документа как провокацию и попытку расколоть отрасль. Это выходит за все рамки не только по своему содержанию, но и по методу распространения… Стандартная, честная процедура представления предложений по развитию или реформированию в области управления авторскими и смежными правами выглядит следующим образом: изложенная на бумаге инициатива со всей необходимой информацией об авторах документа должна быть направлена в Министерство культуры, которое отвечает за государственную политику, контроль и надзор в данной сфере, а копия данного документа направляется всем организациям, аккредитованным государством на осуществление деятельности по управлению авторскими правами на коллективной основе. Вся история с появлением этой псевдоконцепции возмутительна, и в особенности появление в этом документе моей фамилии.

- Можно ли говорить об актуальности содержащихся в анонимной Концепции предложений и компетентности их авторов?

- Большинство предложений неактуальны. Например, там объединены абсолютно несовместимые вещи, а именно авторские и патентные права, которые совершенно не имеют друг к другу никакого отношения.

- Какие пункты, предложения «Концепции» кажутся Вам наиболее сомнительными?

- Данную бумагу нельзя назвать полноценным проработанным документом, заслуживающим внимания. Я разделяю позицию ряда экспертов в отношении данного документа, которые указывают на наличие в нем определенных инициатив, которые не только противоречат нормам действующего законодательства, но и напрямую ведут к ущемлению законных интересов авторов, исполнителей и других правообладателей.

- В «Концепции» фигурирует предложение о создании при Роспатенте государственно-частного агентства для помощи заинтересованным лицам в сферах, связанных с правовой охраной объектов интеллектуальной собственности, и инициатива по созданию неких «неформальных структур» для усиления роли Роспатента. Можно ли говорить, что реализация идей этого документа окажется в интересах конкретных лиц и организаций? Были ли уже попытки отдельных лиц «подмять под себя» отрасль?

- Деятельность Роспатента я комментировать не уполномочен. А вот попытки «подмять», как Вы говорите, под себя отрасль были всегда, и они продолжаются. Когда я начинал 19 лет назад, никакой отрасли еще не было, была лишь одна полностью легитимная организация – РАО, и была масса попыток «подмять» под себя данную конкретную организацию.

- В чем, на Ваш взгляд, больше всего нуждается сегодня система коллективного управления авторскими и смежными правами в России?

- Существующая в России система коллективного управления интеллектуальными правами формировалась в несколько этапов. Сначала – девяностые годы и начало двухтысячных, период полного хаоса и беспорядка, при наличии сотен сомнительных обществ, сборы и выплаты авторам были копеечные, отсутствовал государственный контроль и надзор в этой области (кстати, аналогичную ситуацию сегодня мы наблюдаем на Украине). Поворотной точкой стало принятие четвертой части Гражданского кодекса РФ, что ознаменовало этап построения той системы, которая существует по сей день. Новое законодательство позволило создать несколько организаций по управлению коллективными правами в шести видах аккредитации. Первым аккредитацию получило РАО. Потом, при активной поддержке РАО, были созданы ВОИС и РСП. Основным достижением данного периода я считаю то, что целый ряд категорий правообладателей (исполнители, изготовители фонограмм и деятели кино) стали получать существенные средства. Нам удалось сделать так, чтобы система заработала на благо авторов. До принятия четвертой части Гражданского кодекса РФ сборы РАО исчислялись в несколько сот миллионов рублей в год. Сейчас, если говорить суммарно по созданной системе, годовые сборы составляют 9 миллиардов рублей. В настоящее время начинается следующий период – период модернизации, повышения эффективности деятельности всех аккредитованных организаций и отрасли в целом. РАО сейчас активно работает над тем, чтобы сократить расходы за счет внедрения новых технологий. В ближайшем будущем мы запустим систему личных кабинетов, в которой каждый правообладатель сможет получать всю интересующую его информацию онлайн. В свою очередь, ВОИС начал внедрять новую программу работы с пользователями, положительно оцененную как пользователями, так и правообладателями. Также мы будем совершенствовать работу по информированию правообладателей о деятельности нашей организации, используя все современные каналы коммуникации. На наш взгляд, это, в том числе, будет способствовать большему погружению самих авторов в процессы, происходящие в РАО, и, как следствие, поможет им лучше понимать, как собираются и распределяются средства. Думаю, Вы слышали о ситуации с Ильей Рахмиэлевичем Резником, который недоволен получаемыми выплатами. Это один из тех примеров, когда отсутствие взаимодействия с нашими специалистами приводит к печальным последствиям. Ведь изъятые из нашего управления права на те или иные произведения автоматически делают невозможным осуществление РАО сбора в пользу автора того самого вознаграждения за использование данных произведений. Кстати, пользуясь случаем, хочу со страниц вашего издания пригласить Илью Рахмиэлевича встретиться и обсудить все накопившиеся вопросы.

- Есть такое мнение, что РАО выгодно, когда средства не распределяются, а остаются в организации, чтобы можно было ими пользоваться не по назначению. Что скажете?

- РАО оплачивает расходы на свое содержание за счет отчислений авторов, которые, в свою очередь, могут быть удержаны исключительно после распределения и выплаты причитающегося авторам вознаграждения. Поэтому мы, конечно, заинтересованы в скорейшем распределении всех собранных средств.

Однако в случае так называемых «сиротских произведений» (термин и принцип взяты из международной практики), когда в поступившей в РАО отчетности пользователя указано произведение, автора которого установить невозможно либо невозможно установить с данным автором контакт, мы вывешиваем данную информацию на нашем сайте с просьбой автора отозваться автору, предоставить информацию о себе. Часто заинтересованные лица находятся и, с опозданием, получают причитающееся им вознаграждение, а РАО – удерживает свою комиссию.

Я Вам больше скажу, мы порой не можем сразу найти наших знаменитых и известных авторов! Так как они забывают информировать РАО о том, что у них новый адрес, новый телефон, что сменилась электронная почта и т.д. На Западе, например, такое невозможно. Иногда мы неделями не можем дозвониться до известных композиторов, поэтов…

- Кстати, о Западе. Если сравнивать ситуацию внутри России с международной практикой, то как у нас обстоят дела с защитой авторских прав? Мы уступаем в этом отношении развитым странам или находимся на хорошем уровне?

- Я считаю, что по ряду направлений мы, конечно, уступаем. Но это связано, в первую очередь, с объективными факторами: у нас очень большая территория, на которой сложно работать. Также у нас есть элемент правового нигилизма, низкий уровень правовой ответственности – люди просто не привыкли платить за авторские права.

В Европе, например, каждый ресторатор считает своим долгом вывесить наклейки, информирующие посетителей о рейтинге ресторана, о выполнении санитарных норм, а также о том, что музыка в ресторане звучит легально.

На днях, 16–17 марта, в Варшаве проходила Международная конференция авторских обществ по Расширенному коллективному управлению авторскими и смежными правами. Региональный директор СИЗАК Митко Четалбашев в своем заключительном выступлении как раз отметил успешное функционирование в Российской Федерации данной модели, которая, по сути, была введена Четвертой частью Гражданского кодекса и сразу поставила российскую отрасль на современные рельсы. Ряд европейских государств, например, только задумываются о переходе к такой модели.

- Вы рассказали об изменениях, в которых нуждается сегодня система управления коллективными правами в целом. А есть какие-то изменения, в которых нуждается непосредственно РАО?

- Текущий этап развития отрасли под эгидой модернизации, как я уже говорил, требует более активного участия самих правообладателей в управлении организацией, для чего необходимо качественное обновление Авторского совета, как высшего управляющего органа организации. В него должны войти авторы, в том числе активно ведущие издательскую и продюсерскую деятельность на рынке. С другой стороны, необходимо наделение Совета директоров, в который войдут наиболее профессиональные представители музыкального бизнеса, более широкими полномочиями. За счет таких нововведений все ключевые решения, связанные с деятельностью РАО, будут приниматься исключительно на коллегиальной основе.

Переход к такой модели управления предлагается нами на предстоящей отчетно-выборной Конференции РАО, которая состоится в середине апреля. Если делегаты проголосуют за новую систему, то Совет директоров будет назначаться Авторским советом, и все документы, прежде чем попасть на обсуждение в Авторский совет, будут проходить экспертизу профессионалов – Совета директоров.

- А кто будет голосовать на Конференции?

- Делегаты. Сейчас как раз идут выборы делегатов, происходит это следующим образом. Мы уведомили всех членов РАО телеграммами о том, что Конференция назначена на 15 апреля и что всю информацию можно посмотреть на сайте Российского авторского общества.

После этого каждому автору были направлены уникальные пароли, при помощи которых они могут проголосовать на сайте за того или иного делегата на Конференцию. Первоначальным аспектом является выбор делегатов, которые представлены абсолютно разными людьми – из Москвы, Санкт-Петербурга, многих других регионов. Немаловажно, что люди могут выдвигать себя и сами, и такие прецеденты у нас уже есть. Голосование организует сторонняя независимая IT-компания, что для нас принципиально важно.

- Есть ли какие-то цифры по результатам деятельности РАО в 2015 году? У вас этот год тоже был кризисным?

- Для РАО 2015 год не был кризисным. Мы закончили с приростом, и в апреле на отчетно-выборной Конференции Российского авторского общества будет представлен подробный отчет на эту тему.



Партнеры