Полина Гагарина: "Открываю рот и соединяюсь макушкой с космосом"

Поп-дива объяснила, почему может теперь быть смелее

24 марта 2016 в 18:54, просмотров: 9048

Обставить «шоу мирового уровня» эффектными трюками и мощной машинерией из расхожего арсенала залетного циркача-постановщика под бодренькую фонограмму – если и не проще пареной репы, то страшно банально, хотя, конечно, и дороговато. Полина Гагарина пошла другим путем и выиграла — ее творческий стейтмент стал действительно громким, заметным и музыкально роскошным событием в прошлый уик-энд. На ее концертном шоу, похоже, мы окончательно распрощались с «модной штучкой», еще недавно очередной старлеткой, и стали свидетелями нечастого явления — рождения на эстраде подлинной дивы.

Полина Гагарина:
Фото: пресс-служба певицы

Аллюзии то с Селин Дион, то с Уитни Хьюстон не покидали весь вечер, причем как в том анекдоте про слесаря Михалыча — аллюзии в хорошем смысле. Не о подражательстве была мысль, а о гранях возможного, что не давало покоя. Думалось — поразительно, как в такой хрупкой и изящной физической сущности таится такой гигантский голосина, и, словно ребенку, завладевшему новой игрушкой, хотелось разобрать-разломать ее на мелкие частички, покопаться в детальках, чтобы, значит, узнать, в чем секрет, как там и из чего все внутри устроено…

В случае с этой артисткой массовая популярность и успех, достигнутый в том числе и на крупнейшем международном евроконкурсе, не дали ей расслабиться и беззаботно почивать на лаврах, а наоборот — стали дополнительной мотивацией поставить новую планку, преодолеть ее, творчески эволюционируя и удивляя новыми работами. Едва вернувшись с новогодних каникул на Мальдивах, г-жа Гагарина заранее начала готовиться к эпичному музыкальному действию, которое и устроила в крупнейшем концертном зале Москвы.

Не мудрствуя лукаво, певица назвала шоу «Полина» (со знаковой «омегой» на месте буквы «о» — в качестве памяти о беззаботном детстве в солнечной Греции), а о концепции обстоятельно поведала в документальных видеороликах. Первый показали на большом экране-занавесе перед ее выходом на сцену, вторым — разделили музыкальное «повествование» на два отделения. То кокетливо, то задумчиво улыбаясь, Полина размышляла в кадре о своем творческом пути, жизни, убеждала зрителей, что нужно обязательно стремиться к своей мечте, и, дружелюбно заигрывая с поклонниками, перечисляла все свои ипостаси.

«Я — артистка, певица, мама, дочка, жена, Полинка, Полина… Сегодня я играю самую сложную роль — себя такую, какая я есть», — призналась она, вызвав шквал радостных визгов, криков и аплодисментов восторженных фанатов, которые сгрудились в танцполе перед сценой и снимали все происходящее на мобильные телефоны, не упуская ни одного слова, жеста и номера своей любимицы.

То ли актерское образование помогло найти нужный сценический образ, то ли и вправду Гагарину настолько переполняли в этот вечер эмоции, но на сцену она вышла уже с наворачивающимися слезами на глазах и, приложив руку к сердцу, стала сразу кланяться публике и благодарить ее за теплый прием. Трогательные видеооткровения продолжились живой «исповедью»: «Я с детства мечтала выступить с симфоническим оркестром, и сегодня моя мечта сбывается!» Оркестр за спиной певицы напоминал гигантский корабль с 55 музыкантами филармонии «на борту». Закончив монолог, артистка логично начала со звездной песни, которая помогла сбыться для нее еще одной мечте, — А Million Voices. И ею же — только исполненной уже на русском языке и в сопровождении детского хора — символично завершила концерт.

Несколько сентиментальное начало вечера могло насторожить: не будет ли все шоу слишком сладким и приторным? Однако после того, как поп-дива показала по-детски наивный восторг, расчувствовалась или — как говорят в этом случае в театре — «дала эмоцию», она все-таки взяла себя в руки, сменив образ и тон общения с аудиторией. В ярком, пестром полуторачасовом шоу с эффектными номерами и острыми акцентами артистка показала целый набор костюмов, сценических «масок» и настроений, превращаясь то в роковую женщину, то в драматическую героиню, то в актрису-травести, то в танцовщицу кабаре.

Постановку режиссировал Алексей Голубев, известный своими работами со многими эстрадными мастодонтами, хореографию ставил Сергей Черкасов. Атмосферу создали также видео- и проекционные декорации, весь видеоряд был подготовлен специально к премьере. Одним из самых запоминающихся эпизодов стала песня Виктора Цоя «Кукушка». Полина записала этот кавер в прошлом году для саундтрека к фильму «Битва за Севастополь». Кто только не перепевал легендарную балладу, как и многое из наследия рок-кумира. В своем прочтении г-жа Гагарина приблизилась почти что к масштабу трагизма княжны Ярославны из оперы «Князь Игорь» по мотивам древнерусского эпоса, и присутствие симфонического оркестра на сцене оказалось, как ни парадоксально, именно в этом месте крайне органичным, усиливая полифонизм, академизм и патетический драматизм повествования. Впрочем, все оригинальные оркестровки подчеркивали масштаб события, используя возможности синтеза звучания симфонического оркестра и рок-бэнда на все сто. С задачей виртуозно справилась не только виновница торжества, но и ее соавтор, аранжировщик и друг детства (что Полина подчеркивает с особенным чувством) Андрей Тимонин.

Фото: пресс-служба певицы

Не обошлось, разумеется, без «золотого запаса» из творческого багажа певицы на сегодняшний день — хитов Константина Меладзе, официальное сотрудничество с которым хоть и закончено, но «дружба осталась». «Навек», «Шагай», «Спектакль окончен» отполировали бурные эмоции зала до состояния щенячьего восторга. Некоторые относительно недавно созданные треки, вошедшие в программу («Я не буду», на который в прошлом году был снят дерзкий и откровенный клип, «Не пара»), поп-дива сочинила в соавторстве с Михаилом Мироновым, другие — в том числе «Колыбельная», «Я твоя» и «Где-то живет любовь» из более раннего периода творчества — создала сама. Хотя в одном из последних интервью звезда честно призналась, что уже давно не подходила к инструменту, одна из ее целей сейчас — продолжать реализовываться в статусе композитора, а не только исполнительницы. Подтвердила она это и в интервью «ЗД», отвечая на восторженные поздравления после премьеры, заодно пообещав удивить скоро «необычным» дуэтом с Бастой и несколькими «стопроцентными» хитами:

— Я ощущаю себя достаточно повзрослевшей и хотела бы, чтобы люди приходили не только на зрелище, но и слушать меня, а самой (хотелось бы) делать достойную музыку… Прошлый год шел в таком стремительном темпе, одно событие за другим, вышли несколько песен, которые я еще не пела в своей основной программе. Москва даже не видела ни A Million Voices в моем живом исполнении, ни «Кукушку», ни «Не пара»… У каждого года есть свои хиты, прорывы, визитные карточки, это очень важно для артиста. Раньше это были «Колыбельная», «Спектакль окончен», теперь — A Million Voices. В общем, было что показать, чему я, конечно, очень рада.

— Радует, что история A Million Voices не закончилась конкурсом, а получила развитие, стала знаковым хитом…

— Конечно. Со мной выступают теперь мои воспитанники из детской студии Sound Media Kid. Может, это и смело, но я называю эту песню гимном. «Евровидение» ее не скомкало, это не просто конкурсная песня, а совершенно самодостаточная история. Теперь ее даже никто почти и не ассоциирует с конкурсом, а больше со мной, с детьми. Это для меня тоже большая победа.

— На концерте прозвучало несколько песен на английском. Можно ли это назвать шагом к международной карьере, которую многие и прочат, и ожидают от тебя после такого успешного выступления и всеобщего внимания к тебе на «Евровидении» в прошлом году?

— На самом деле эти песни написаны очень давно, я их часто пою, и они всегда имеют большой успех. Просто они не были записаны и существовали только в живом исполнении. Но теперь они действительно приобрели особенное звучание, все обратили на них внимание, что мне очень приятно. Я собираюсь наконец их записать, и, конечно, они поедут в Европу. У меня на этом направлении стоят четкие задачи, я понимаю, что и как надо делать, там есть запрос, и думаю, что все будет очень интересно и продуктивно.

— Электроинструменты в свое время стали альтернативой традиционному музицированию и породили новые жанры — рок, поп-музыку. Теперь все бросились в обратную сторону — с симфоническими оркестрами уже переиграли и перевыступали, кажется, все значимые поп- и рок-звезды. Этот концерт с симфоническим оркестром — дань модной тенденции или что-то более сущностное для тебя?

— На самом деле выступить с симфоническим оркестром было моей мечтой с детства. Это — особое звучание и особое величие музыки. У меня уже был такой опыт, когда я участвовала в телепроекте «Призрак оперы», но тогда я пела именно оперу, оперетту, мюзикл, а не свои песни. Я понимала, что очень хочу реализовать такое же и со своей музыкой. Тем более что песни, написанные мной как автором, всегда предполагали более классическое звучание, хотя и преобразовывались во время записи — ради того, чтобы я попадала на радио и была замечена в поп-индустрии. Поэтому те аранжировки, которые сейчас прозвучали в той же «Колыбельной» или в «Я твоя» — одни из моих любимейших оркестровок в концерте, — это как раз возвращение к истокам. Такими они были изначально задуманы и написаны — в этих ритмах, грувах. Хотя, безусловно, и «индустриальные» аранжировки, у той же «Колыбельной», были великолепными, необычными, очень интересными на тот момент. Поэтому на них все и обратили внимание. Но теперь у меня уже есть возможность делать больше и быть смелее, чем я и решила воспользоваться, чтобы воплотить все это в жизнь. И если «Спектакль окончен» или «Нет» в привычной аранжировке прозвучали бы, может, более танцевально и энергично, то, например, в песне «Навек», которую Костя (Меладзе) писал именно под мой голос, оркестр раскрылся всецело. А песня «Где-то живет любовь», которую я написала года три назад, изначально предполагалась в очень классическом звучании. Это — баллада с очень широким разлетом диапазона и голоса, оркестр это усилил и очень поддержал меня.

Фото: пресс-служба певицы

— Каждый твой концерт, помимо прочего, вокальный аттракцион уровня американских горок. Насколько сложно содержать и хранить такое вокальное богатство?

— Перед «Евровидением» я очень нервничала — вдруг что-то заболит, вдруг сорвусь, пущу петуха и все такое. И одна девушка мне тогда сказала: ты привыкла в своей жизни все контролировать, а теперь должна понять, что, когда ты выходишь на сцену, дальше от тебя уже ничего не зависит, поэтому просто встань и отдайся во власть своей энергии, соединись макушкой с космосом, и все… С тех пор каждый раз, выходя на сцену, я уже не думаю, как раньше, о «технической составляющей», о фиоритурах или каких-то пассажах, которые должна выполнить, а просто открываю рот и соединяюсь макушкой с космосом. Это — моя профессия, моя ежедневная работа, а связки — такие же мышцы, которые просто надо тренировать каждый день, разогревать, распеваться. Я рада, что это нравится людям, благодарна тем, кто меня создал такой. Очень бы хотелось, чтобы муза подсаживалась ко мне почаще и долго меня не покидала, а я постараюсь аккумулировать вокруг себя талантливых людей, которые бы мне помогали все это воплощать в жизнь.

— В апреле у тебя грядет большой европейский тур — от Таллина и Вильнюса до Лондона и почти родной теперь Вены. А в Стокгольм часом не собираешься нагрянуть в качестве уже живой легенды «Евровидения»?

— Боюсь, физически туда не попадаю из-за своих концертов, но с Сережей Лазаревым мы постоянно на связи, разговариваем с ним по полтора часа. Понимаю, наверное, как никто, какое он себе устроил испытание. Он очень сильный парень, но все равно это дается с трудом — преодолевать такое эмоциональное давление. Знаю по себе.

— Твои новые песни замечательны, но многих гложет ностальгия по вашему творческому союзу с Костей Меладзе, подарившему целый букет роскошных хитов в твоем исполнении. Возможен ли какой-то камбэк на этом направлении?

— Я не врала и не вру, когда говорю, что мы по-прежнему находимся в теплых дружеских отношениях. Костя поздравил меня с концертом, он слышал отклики, сказал мне, что по-другому и быть не могло. Мы не таим никаких обид друг на друга, мы продолжаем общаться, а творческое «расставание» произошло по совершенно другим причинам. Я ему бесконечно благодарна за нашу совместную работу, за потрясающие песни, это был действительно настоящий прорыв для меня, невероятный выстрел. Он говорит, что я теперь стала той птицей, которая может летать уже самостоятельно. Мне очень приятно слышать такое от него. Мы — люди, служащие искусству, и никто не отменял вдохновения. Может, его снова озарит, осенит, и он скажет, что такую-то его песню сможешь спеть только ты, и уверяю, что я это сделаю с огромным удовольствием и благодарностью.

— Учитывая, что таких голосов, как у тебя, днем с огнем редко сыщешь, я бы на его месте сказал это как можно быстрее…

— Ха-ха-ха! Ну, вот и скажи ему…



Партнеры