На "Золотой маске" люди с синдромом Дауна заговорили на языке птиц

Критики теперь опасаются выносить строгие оценки артистам с особенностям

16 марта 2017 в 18:05, просмотров: 3109

На «Золотой маске» в номинации «Эксперимент» участвует инклюзивный спектакль «Язык птиц» из Санкт-Петербурга. Поставлен он силами БДТ им. Г.А.Товстоногова и центра «Антон тут рядом». Режиссер Борис Павлович обратился к суфийской поэме Фарида ад‑Дина Аттара и задействовал необычных артистов — с аутизмом и синдромом Дауна.

На
фото: youtube.com
Фото: goldenmask.ru

Часть критиков, выходивших после спектакля, испытывали смешанные чувства. Кто-то уверен, что к театральному «эксперименту» он отношения не имеет, но разве теперь об этом открыто скажешь? Заклеймят, как Ренату Литвинову и Владимира Познера. Среди экспертов пошла волна фобий.

«Язык птиц» рождался как социальный проект и как эксперимент. В нем заняты не только люди с особенностями развития, но и молодые профессиональные актеры. Так случилось, что наша коллега Любовь Аркус начала заботиться о подростке-аутисте, сняла о нем документальный фильм «Антон тут рядом». Жизнь потеснила киноведение, и она занялась теми, кто нуждался в помощи. Возник центр творчества, образования, обучения и социальной реабилитации для взрослых с аутизмом «Антон тут рядом».

Спектакль, в котором участвуют его питомцы, основан на поэме персидского философа Фарида ад‑Дина Аттара, написанной примерно в 1175 году. Образы тридцати птиц, отправляющихся на поиск птичьего царя Симурга и обнаруживших в заветном озере лишь собственное отражение, позволяют авторам этого необычного действа поговорить о самом важном — любви и одиночестве — и познать себя. Для этого достаточно прикосновений, взглядов. Молчание становится красноречивее слов. Герои говорят на своем, птичьем языке. Они выходят к зрителю гурьбой, рассаживаются на стульях. И возникает единая игровая структура, которой блистательно владели наш гений Анатолий Васильев и Питер Брук, поставивший еще в 70‑е годы прошлого столетия поэму Аттара. Актеры обмениваются пиджаками, становятся ближе друг другу, познают того, кто рядом, на ощупь. Отделяются от общей массы, начинают монолог, переходящий в диалог. Например, о том, что такое успешная женщина. И кто же она? Та, что окончила музыкальную школу, погружена в проблемы экологии, встречается с подругами?.. Если ты не окончила музыкальную школу, то не вполне успешна, — наивные и смешные рассуждения напоминают щебет птиц. Актрисы перебивают и не слышат друг друга, у каждой свое представление о предмете разговора. Часть монологов сочинили студенты центра «Антон тут рядом». Соседство профессиональных актеров и непрофессиональных дает неожиданный эффект, заставляет первых идти непроторенными тропами, менять что-то в себе.

Действо, происходящее в близком соседстве со зрителем, подкрепляют импровизации оркестра под руководством Алексея Плюснина. Звучат трещотки, народные песни Тверской, Белгородской и Ярославской областей. Ударным становится финал. Актеры в костюмах птиц участвуют в сказочном маскараде, подобно суфийским дервишам кружатся в мистическом танце. Все это напоминает бельгийский фильм «Маленький Иисус из Фландрии» Густа ван ден Берге. Он далеко не новый, но минувшей осенью был показан на фестивале «Послание к Человеку» в Санкт-Петербурге. Снимались в нем простодушные, как дети, актеры с синдромом Дауна, по ходу дела приобретавшие библейские черты. Они также участвовали в гигантском карнавале в коронах. А возник фильм под влиянием пьесы «В ожидании Годо» Беккета и фильма Тарковского «Жертвоприношение». «Язык птиц» по духу близок к миру ван ден Берге. Видел ли его Борис Павлович, неизвестно. Нет ничего нового под солнцем.

Российский кинематограф не раз обращался к людям с особенностями. Можно вспомнить «Старух» Геннадия Сидорова и «Палату №6» Кирилла Серебренникова, от которой он потом отказался из-за разногласий с продюсером. Там снимались актеры «Театра простодушных» под руководством Игоря Неупокоева, существующего с 1999 года. Они достигли больших успехов, даже на гоголевскую «Повесть о капитане Копейкине» замахнулись, научились петь, говорить по-английски, освоили музыкальные инструменты. Потрясающий опыт. А театр еле-еле выживал. Не находилось людей, готовых оказать ему помощь.

БДТ позиционирует себя как первый театр федерального уровня, проводящий в России системную работу по поддержке людей с расстройством аутистического спектра. Наверное, так оно и есть. А в центре «Антон тут рядом» люди с аутизмом занимаются в творческих мастерских, участвуют в тренингах под руководством специалистов. Достаточно ли достигнутых результатов, для того чтобы достойно войти в программу «Золотой маски» или же это сугубо реабилитационное дело не для всеобщего обозрения? В любом случае игра стоила свеч, уже во имя привлечения внимания к людям, вычеркнутым у нас из социума только потому, что они с некоторыми особенностями.



Партнеры