В Большом театре с аншлагом отметили 80-летие ансамбля Моисеева

Объект культурного наследия

22 марта 2017 в 18:26, просмотров: 2834

На Исторической сцене Большого театра при небывалом аншлаге прошел концерт Государственного ансамбля народного танца имени Игоря Моисеева, который был посвящен 80-летию всемирно известного коллектива. Своими историческими парижскими гастролями в 1955 году труппа еще за год до знаменитых гастролей Большого театра в Лондоне прорвала «железный занавес» и прорубив «окно в Европу» стала первой труппой из СССР, которую во всем блеске увидела западная публика. А в своем отечестве ансамбль Моисеева указом президента два года назад пополнил список объектов культурного наследия и значится в числе лучших хореографических коллективов страны наравне с Большим и Мариинским театрам.

В Большом театре с аншлагом отметили 80-летие ансамбля Моисеева
Фрагмент Флотской сюиты "Яблочко". Фото Михаила Логвинова

Генезис творчества Моисеева, как это явно видно из концерта, чисто классический. 18-летний юноша, став танцовщиком Большого театра, участвовал в знаменитых балетах Касьяна Голейзовского «Легенда об Иосифе Прекрасном» и «Теолинда», где исполнял главные партии, а вскоре начал ставить и сам. В репертуар Большого вошли такие его постановки, как балет «Футболисты» (отголоском этого балета является отличная юмористическая хореокартинка «Футбол», предъявленная на концерте), «Саламбо», «Три толстяка». А в 1958 году он за 10 лет до Юрия Григоровича первым из советских балетмейстеров ставит в Большом балет Хачатуряна «Спартак».

Так что Моисеев, придя в народный танец, сохранил мышление чисто академическое. Поэтому его ансамбль, хотя и возник в 1937 году по личному распоряжению председателя Совнаркома В.М. Молотова как коллектив народного танца (и составлен был из танцоров-любителей в количестве 38 человек), построен на четкой структуре танца классического, а движения, которые Моисеев использовал при постановке своих вроде бы народных номеров, почерпнуты из классического лексикона. Те же самые батманы, сутеню, ранверсе можно было наблюдать на концерте в той же «Арагонской хоте».

Но за основу Моисеев брал наиболее характерные для того или иного народного танца движения и элементы, которые привозил из фольклорных экспедиций или заграничных гастролей. Так что представленные на концерте русский танец «Лето», «Калмыкский танец», сюита молдавских танцев «Чиокырлия» и «Жок», белорусский танец Крыжачок» (иезуитски сложный, но отлично исполненный 12-летними учащимися школы-студии, работающей при ансамбле) - не этнографические народные танцы, а их обработка, отлично сделанная стилизация.

Сюита греческих танцев "Сиртаки". Фото Михаила Логвинова

Кто бы мог, например, подумать, что один из самых популярных номеров, входящих в репертуар моисеевского анамбля -- «Сиртаки», где выходящие цепочкой мужчины задирают ноги на 180 градусов, -- народным танцем никогда и не был? Кажется, парадокс? Но «Сиртаки» изобрел в 1964 году голливудский актер Энтони Куинн, сломавший ногу на съемках фильма «Грек Зорбо». Именно в этом фильме впервые появляется впоследствии знаменитый «переступающий шаг». В существенно переделанном виде, где переступающие движения были использованы как основной лейтмотив, псевдогреческий танец вскоре стал очень популярен среди местного населения и в самой Греции и стал исполняться уже с участием большого количества народу. Чутко и своевременно отреагировав на событие, чтобы поставить этот танец, но уже на греческой фольклорной основе Моисеев с двумя артистами (Вячеславом Калининым и Николаем Андросовым) съездил в Грецию, подверг греческий материал существенной переработке, оснастил трюками и получил забойный хит, который уже на протяжении нескольких десятилетий, так же как «Греческая сюита» Мориса Бежара (кстати, тоже любителя создавать свои балеты на фольклорной основе и большого поклонника моисеевского ансамбля) является визитной карточкой труппы. При этом выглядит номер как настоящий народный. На юбилейном концерте особым мастерством и органичностью в его исполнении отличились такие артисты моисеевского ансамбля как Александр Тихонов, Денис Панков, Айрат Каримов и Лев Махновский.

Тот же Тихонов блистал и в танце аргентинских пастухов «Гаучо». А в «Калмыкском танце» настоящим виртуозом мелких (но производящих на публику невероятное впечатление) деталей, как «перебор плечами» смотрелся Рамиль Мехдиев. После концерта можно уверенно констатировать, что новое поколение труппы (сейчас в ансамбле работают более 100 танцовщиков), выросшее уже без влияния мастера, ничуть не уступает прежнему, сохраняя традиции и высокий исполнительский уровень.

Понятно, что основой репертуара коллектива до сих пор остаются номера, созданные его основателем. При этом из «запасников» ухитряются доставать и настоящие хореографические жемчужины, доселе широкой публике малоизвестные. Так, настоящую сенсацию на юбилейном мероприятии, составленном в основном из номеров, сделанных на фольклорной основе, произвел моисеевский «Рок-н-ролл». Номер, созданный в 1961 году, выглядел абсолютно современно. Поставлен он был после американских гастролей коллектива как пародия на нравы загнивающего Запада (назывался он тогда: «Назад к обезьянам») с тайной целью показать только набирающий тогда обороты модный танец в Советском Союзе. Но возобновлен полвека спустя уже не в качестве пародии, а как ударный номер программы, которым завершалось первое отделение. Разве что специфические обезьяньи движения (например, почесывания подмышек), поставленные Моисеевым, чтобы «протащить» номер в качестве «сатирического» через бдительное око цензуры (что, конечно, действия не возымело, номер все равно «посоветовали» не показывать), хотя и были сохранены, но при восстановлении несколько снивелированы.

Хореографическая картина "Футбол". Фото Михаила Логвинова

Тем не менее назвать ансамбль застывшем в своем развитии коллективом нельзя никак. Есть в его репертуаре и номера, поставленные другими хореографами. Например, стильный корейский номер «Трио», поставленный в моиссеевском коллективе хореографом Пэ Ын Су в качестве подарка от северокорейского вождя Ким Чен Ира, большого любителя творчества Моисеева. Припасли устроители для концерта и премьеру: Адыгейский танец «Тляпатет» поставленный на народную музыку хореографом Асланом Хаджаевым. Танец по своему происхождению «княжеский» (то есть танец знати), а отнюдь не народный. Исполняли его в старину девушки из благородных семей. Что интересно, станцован он был на деревянных платформах, напоминающих древнеримские котурны. В специфической национальной одежде и с трещотками в руках девушки выглядели благородно- величавыми. Однако "моисеевский" принцип -- когда обрабатываются и подвергаются стилизации подлинные движения народного танца и создается только напоминающее фольклорный первоисточник, но по сути новое современное произведение -- сохранен и тут.

Понятно, что программа юбилейного вечера составлялась специально в расчете на огромную сцену Большого театра, поэтому никаких жанровых номеров типа «Городской кадрили», где важны мимика и маленькие детали, в неё включено не было. Режиссер концерта худрук-директор моисеевской труппы Елена Щербакова сосредоточилась на главном - нам был предъявлен «парадный портрет труппы». Для массовости и зажигательности действия Щербакова использовала многонаселенные хиты ансамбля (такие, как «Сиртаки» или «Яблочко), и убрала из номеров лирические части (например, из русского танца «Лето», из молдавской сюиты, сократила хороводы в шедевре Моисеева «Сиртаки»), что удачно придало действию дополнительную динамику.

Оставленный на закуску и показанный в качестве финального номер «Яблочко», лихо исполненный 36 моисеевскими танцовщиками, -- представляет собой заключительную часть легендарной флотской сюиты «День на корабле». Финал, когда одетые в парадную морскую форму и бескозырки 32 отборных красавца, положив руки друг другу на плечи, отплясывают «Яблочко», а затем, разделившись на две линии, изображают волны, производит огромное впечатления до сих пор, каждый раз взрывая зрительный зал и вызывая у публики неподдельную бурю восторга. Другого окончания для юбилейного концерта, подводящего 80-летний итог деятельности легендарного коллектива, и придумать, по-моему, было трудно.




Партнеры